12:47 , 29 августа 2018

Федор Крашенинников: Почему артисты и режиссеры агитируют за Собянина

В том, что прогрессивные деятели искусства стали доверенными лицами действующего мэра на выборах, увидели признак либерализации. Почему это не так

Внезапная любовь к мэру

Новые имена в списке доверенных лиц Сергея Собянина вызвали большой общественный резонанс. Кроме ветеранов политического обслуживания власти вроде Никиты Михалкова, Сергея Бондарчука или Карена Шахназарова там обнаружились люди, которых в силу разных причин общество не готово было увидеть в группе поддержки нынешней власти.

Прежде всего, удивление вызвало появление в списке доверенных лиц московского мэра фамилии режиссера Константина Богомолова. Он был активным участником протестов, открыто выступал на стороне команды Кирилла Серебренникова, подвергшейся репрессиям, и прославился радикальными спектаклями, которые пытались срывать православные активисты (например, «Идеальный муж» в МХТ им. Чехова). Его появление в компании доверенных Собянина некоторые эксперты поспешили объявить признаком либерализации в культурной политике Москвы и жестом мэрии навстречу нон-конформистской интеллектуальной элите. Что само по себе довольно странно: по такой же логике, фигурирование в обсуждаемом списке Михалкова и Шахназарова должно рассматриваться как знамение дальнейшего усиления мракобесия.

Помимо Богомолова, поддержать мэра Москвы в это трудное время внезапно для сторонних наблюдателей решился и актер Максим Аверин, который не так давно выступал с тезисом, что его собратьям по цеху не стоит заниматься политикой. Не совсем ожидаем был в роли агитатора и Олег Меньшиков, который допускал для себя возможность эмиграции из-за ситуации в стране, но, выходит, решил остаться и помочь удержать власть тем, кто довел страну до нынешнего состояния.

Неожиданны в этом списке Стас Намин, который в свое время ходил на суды над Михаилом Ходорковским, и Александр Ширвиндт, ранее не замеченный в провластной политической активности.

Немолодые и известные люди вдруг прониклись благодарностью к мэру Москвы — и это заставляет задуматься о весомости аргументов, которыми их убедили заняться предвыборной агитацией.

Без власти нет проекта

Само по себе желание команды Собянина собрать под свои знамена как можно более широкий спектр персоналий если и можно воспринять как сигнал, то разве что такой: вы, интеллигентики, там между собой можете как угодно ссориться и дебатировать, но чтоб во время выборов все стройным хором пели осанну хозяину Москвы, а он вас за это отблагодарит щедротами из столичного бюджета — кому театр, кому деньги на постановку, кому еще что-нибудь нужное в творческом хозяйстве. Практической пользы во всем этом нет, при существующих порядках Собянин победил бы и без всяких доверенных лиц, но обрамление унылой физиономии большого начальника известными и популярными творческими личностями — важная традиция, которую на российском политическом Олимпе чтят.

С другой стороны, почему бы и не воспользоваться громкими именами, если их носители не против? Может быть и найдутся москвичи, которые не собирались участвовать в выборах без выбора, но ради Ширвиндта или того же Богомолова все-таки дойдут до участка и уже тем самым помогут чиновникам еще чуть-чуть поднять заветную явку.

Ситуация в России сейчас такая, что отказ от сотрудничества с властью для многих означает или эмиграцию или творческий застой без каких-либо перспектив в обозримом будущем. Власть провела несколько публичных порок тех, кто слишком настойчиво выступал против нее или просто не хотел замолчать и начать сотрудничать — к счастью, все остались живы и здоровы, но вот с возможностями реализовать свои таланты у них возникли серьезные проблемы. Татьяна Лазарева и Михаил Шац, одни из талантливейших людей в своем жанре, оказались отлучены от телевидения, только на ютубе можно посмотреть новые передачи Леонида Парфенова, талантливейший режиссер Владимир Мирзоев вытеснен из большого кинематографа — таких примеров еще много. В каком-то смысле сюда примыкает и печальная история Кирилла Серебренникова, на примере которого всем творческим людям продемонстрировали, как осторожно надо себя вести во всех сферах своей жизни, получая государственное финансирование.

Власть в России сейчас — крупнейший, а по сути, единственный податель всех благ. Трудно себе представить ситуацию, в которой кто-то осмелится финансировать крупный художественный проект, к которому причастны неугодные власти люди. Деньги художникам могут выделить или чиновники, или зависимые от них олигархи, или связанные с первыми или вторыми фонды и институции — и никто больше.

Жизнь человеческая коротка, аплодисменты публики и лауреатские венки хочется получать сейчас, а не когда-то в туманном «потом» или вовсе посмертно. Найти оправдания всем, кто ради благого дела или творческой реализации готов согласиться пережить пять минут позора, довольно легко. А сами эти люди, очевидно, очень рассчитывают, что публика, для которой они работают, поймет и простит им публичное лобызание начальственных сапог — ради всего разумного, доброго и вечного, что они сеяли и собираются сеять.

Цена соглашательства

Вся эта дискуссия случается не первый раз, достаточно вспомнить, сколько копий было сломано вокруг Чулпан Хаматовой, которая в тревожном 2012 году стала доверенным лицом Владимира Путина, чтоб, по ее словам, и дальше заниматься благотворительностью. И ведь в итоге оказались правы те, кто критиковал Хаматову: и ситуация в стране с 2012 года стала гораздо хуже, и сама Чулпан Хаматова предпочла получить ВНЖ в Латвии.

Помимо доступа к ресурсам в романах интеллигенции с властью есть и еще один нюанс. Власть завораживает, обаяние могущества помогало завоевывать любовь творческих людей даже таким одиозным персонажам, как Сталин или Гитлер. Но именно с учетом всего горького опыта 20 века творческая интеллигенция должна быть строже к себе и своим эмоциям — особенно российская.

Готовность стать доверенным лицом у мэра Москвы — это не милое чудачество аполитичного творца и не ни к чему не обязывающее согласие с тем лишь, что «Москва стала еще краше и душевнее!», а сознательное и публичное одобрение того, что в Москве нет честных и альтернативных выборов ее главы. Это согласие с тем, что из всех московских жителей не нашлось никого достойнее высокого поста, чем близкий к президенту чиновник из Сибири. Это согласие со всем тем, за что ответственна власть в стране и за ее пределами — с политическими репрессиями, коррупцией, мракобесием, цензурой, войнами на Донбассе и в Сирии и многим другим, что не может и не должно нравиться ни одному интеллигентному и просто нормальному человеку.

Собянин — не просто часть путинской вертикали власти, он один из ее творцов, важнейших бонусополучателей и символов. Поэтому поддержка Собянина — это прежде всего и главным образом поддержка Владимира Путина и всей его политики. А значит — и личная ответственность, потому что агитация за эту политику и есть соучастие в ней.

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире