Почему церковь отмечает дни гибели семьи Николая II, но не благословляет её захоронение

Столетие расстрела семьи и приближенных последнего российского императора Николая Второго стало поводом для проведения в Екатеринбурге целой серии мероприятий во время традиционного фестиваля православной культуры «Царские дни». Сам по себе фестиваль проходит уже много лет, но в этом раз Екатеринбург посетил сам патриарх Кирилл и это придало всему действу особый размах и дополнительный административный вес. В ночь с 16 по 17 июля по центру города прошел крестный ход во главе с Кириллом. По контрасту с воодушевлением церковной общественности и бюрократии большинство жителей Екатеринбурга, да и всего региона, к мероприятиям остались равнодушны.

Крестный ход для бюрократии

Официальная версия настаивает, что в крестном ходе приняло участие более ста тысяч человек, что на самом деле не так и много, если учесть, что паломники приехали со всей страны, а население только одного Екатеринбурга — почти полтора миллиона человек, всей Свердловской области — более 4 200 000 человек.

Сколько людей было на самом деле — вопрос спорный, но, например, известный церковный журналист Сергей Чапнин пишет , что реальное число участников завышено в 3−4 раза, и такая оценка кажется гораздо более близкой к реальности. Во всяком случае, внезапное появление в центре Екатеринбурга (а именно там располагался лагерь паломников и центр мероприятий) ста тысяч желающих принять участие в крестном ходе не прошло бы незамеченным для рядовых горожан. Но особого обилия паломников за пределами улиц, прилегающих к Храму на Крови, у которого был разбит лагерь, никто не заметил.

Пассивность населения, в большинстве своем не участвующего в крестных ходах и вообще не посещающего храмы даже в большие церковные праздники, компенсируется невероятным уровнем воцерковленности политической и экономической элиты. В юбилейном крестном ходе принял участие и новый полпред Президента на Урале Николай Цуканов, и губернатор Свердловской области Евгений Куйвашев, и главы крупнейших финансово-промышленных групп, по совместительству являющихся спонсорами РПЦ.

Естественно, вслед за начальниками стройными рядами в крестном ходу приняли участие и чиновники полпредства, городской и областной администраций, депутаты разных уровней и т. д. Поэтому вполне естественно, что официальная церковная и светская пропаганда настаивает на цифре сто тысяч, и многие приняли ее как истину.

Монархизм без монархии

Политический культ Николая Второго, лишь в небольшой степени укладывающийся в рамки обычного церковного почитания святых, пересекается с таким же культом Сталина.

Никакого массового и внятного монархизма, как и сталинизма, в России нет, как нет и политических сил, готовых использовать эти идеологии для борьбы за приход к власти и против существующей власти. Впрочем, маргиналов хоть и мало, но зачастую они очень пассионарны, и их надо чем-то занимать, отвлекая от идеи борьбы с режимом. А так как никакой внятной идеологии у Путина нет, то карнавализированный монархизм под кураторством РПЦ или теоретический сталинизм КПРФ, направленный на борьбу с Западом и прозападной частью общества России, вполне годятся и для этой цели и спускает энергию пассионариев, жаждущих активности, в песок крестных ходов, молитвенных стояний или сбора подписей за сооружение памятника Сталину.

Проповедь о лояльности власти и отрицание любых призывов к борьбе с ней стала едва ли не главной темой «Царских дней». Во время выступления перед тысячами паломников патриарх Кирилл заклеймил любые призывы к смене власти и борьбе за лучшее будущее, фактически объявив их заведомо преступными: «Мы должны сформировать устойчивое неприятие к любым идеям, любым лидерам, которые предлагают через слом нашей народной жизни, наших традиций и нашей веры устремляться в некое неизвестное «счастливое будущее».

Кроме того, в программе мероприятий были и другие события, имеющие откровенно пропагандистское звучание. Например, в историческом парке «Россия — моя история» состоялся премьерный показ «исторического и документального» фильма под названием «Революция: западня для России».

В практическом смысле это и есть настоящая идеология современной российской власти, которую она транслирует всеми доступными способами. Её можно описать одной фразой: «всякая и любая власть священна и сакральна — и в прошлом, и, что самое главное, в настоящем!». Именно через этот тезис снимается мнимое противоречие между воспеванием советского прошлого, отрицавшего царскую Россию, и самой царской Россией: пока царь был властью — он был непогрешим, а все, кто боролись против него, были врагами страны, но как только властью стали большевики — они тоже стали сакральны и непогрешимы, а все те, кто боролся против них, опять оказались врагами России. Особенно удобно, что в такой логике врагами родины неизменно оказываются условные «либералы», которым и царь не нравился, и советская власть.

Тайна «Ганиной ямы»

От заседания Синода, прошедшего в Екатеринбурге в рамках «Царских дней», ждали признания РПЦ подлинности царских останков, найденных в Поросенковом логу и официально признанных таковыми государственной комиссией еще 20 лет назад. Но этого не произошло. У далеких от церковной проблематики наблюдателей все это вызвало недоумение. Ведь если даже СК РФ признал останки Романовых подлинными, то что мешает церкви согласиться с выводами экспертиз и порадоваться обретению святых мощей?

Тем не менее, то, что официального признания не последовало, не удивительно. Из множества версий, предлагаемых наблюдателями, самыми верными кажутся две самые простые. Во-первых, православная церковь всегда славилась и гордилась своим консерватизмом. Отказываться от заявленной однажды позиции в ней не принято и даже опасно. Позиция же РПЦ относительно царских останков уходит корнями в те времена, когда почитание Николая Второго и его семьи было возможно только за пределами СССР. Так как белогвардейский следователь Соколов, занимавшийся изучением обстоятельств убийства семьи бывшего императора во время Гражданской войны, не успел закончить расследование и трупы обнаружены не были, в кругах эмиграции сложилось убеждение, что тела Романовых были уничтожены в урочище Ганина Яма, а значит никаких тел попросту не может быть. Отсутствие трупов стало важным аргументом в легенде о «ритуальном убийстве царской семьи» и поводом для самых невероятных теорий — например, версии о том, что голова Николая Александровича была отделена от тела и доставлена в Москву для демонстрации Троцкому и Ленину. Нельзя сказать, что сторонников всех этих причудливых теорий так уж много, но если учесть, насколько они активны (достаточно вспомнить эпопею вокруг фильма «Матильда» и засветившихся в ней пресловутых «царебожников»), то официальный отказ от версии с уничтожением трупов Романовых может привести к скандалу и даже расколу.

Во-вторых, основным центром религиозного почитания Романовых уже стала Ганина Яма, где, как писалось выше, тела царской семьи якобы были уничтожены.

В сообщении на официальном сайте Московского Патриархата о мероприятиях 16−17 июля 2018 года в Екатеринбурге имеется историческая справка, которая не оставляет сомнений относительно приверженности руководства РПЦ ранее обозначенной позиции: «В 1991 году по благословению архиепископа Свердловского и Курганского Мелхиседека на Ганиной Яме был установлен первый поклонный крест…23 сентября 2000 года Святейший Патриарх Алексий II по приезде в урочище Ганина Яма благословил на месте, куда были привезены после расстрела останки членов Царской семьи, строительство монастыря святых Царственных страстотерпцев. Монастырь был учрежден решением Священного Синода 28 декабря 2000 года… Центр монастыря — шахта № 7, где совершалось надругание над останками членов Царской семьи, и которая, по сути, сама стала антиминсом [православной реликвией — ОМ]. Так ее назвал в своей проповеди после молебна Святейший Патриарх Алексий II: «Все пространство Ганиной Ямы — это живой антиминс, пронизанный частицами сожженных святых мощей».

Из приведенного выше текста совершенно очевидно, что признание РПЦ найденных в другом месте, а именно в Поросенковом Логу, останков всей семьи последнего российского монарха невозможно или крайне затруднительно для РПЦ, ибо ставит под вопрос не только каноническую версию с уничтожением трупов в Ганиной Яме, а значит и авторитет и покойного патриарха Алексия Второго, и действующего патриарха Кирилла, и еще множества других церковных авторитетов, придерживавшихся версии уничтожения останков, но и лишает значения расцветающий на деньги паломников и спонсоров-миллиардеров монастырь. Кроме того, признание церковью справедливости выводов государственной комиссии, которую возглавлял Борис Немцов, невозможно и по политическим причинам, о чем прямо пишут на черносотенных сайтах.

Что дальше?

Столетие со дня расстрела семьи последнего российского монарха не стало ни событием всероссийского масштаба, ни даже чем-то особенно важным для города Екатеринбурга. Никаких круглых дат, связанных с царской семьей в ближайшие годы не просматривается, а это значит, что прошедшие «Царские дни» можно считать кульминацией всей истории вокруг царских останков, их поисков и захоронения. Поставить в этой истории точку руководство РПЦ не решилось, а значит все останется на нынешнем уровне: каждый год крестные ходы будут отправлять в расцветающий монастырь на Ганиной Яме и наивные паломники будут слушать рассказ об уничтоженных там телах мученников, а найденные в Поросенковом логу останки тех самых людей, вокруг памяти которых выстроен целый культ, так и будут игнорироваться.

К сожалению, печальная судьба царской семьи стала лишь очередным поводом для демонстрации региональными элитами своего религиозного рвения и бесконечной проповеди конспирологии и лояльности. Подлинные останки царской семьи, как и вся печальная история России столетней давности организаторов и спонсоров всех этих мероприятий совершенно не интересует.

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире