openmedia

Открытые медиа

25 сентября 2018

F

В обмен на продолжение экономической помощи Москва заставляет Минск пересмотреть отношения с Украиной и создать в Белоруссии военную базу

В Сочи 21 сентября прошли длительные и полностью закрытые для прессы переговоры по двусторонней повестке между президентами и правительствами Белоруссии и России. По требованию белорусской стороны участники саммита не общались с журналистами, а пресс-службы не делали заявлений. Зато Лукашенко сразу улетел в Минск, где уже 22 сентября утром провел совещание правительства. На нем белорусский президент назвал прошедшие переговоры «тяжелыми, но результативными».

Нефтегазовые споры

Сразу после встречи с правительством Лукашенко снова поговорил с Путиным, теперь уже по телефону, о разрешении конфликта из-за ввоза темных нефтепродуктов в Белоруссию.

Его суть в том, что раньше российская пошлина за поставленные в Белоруссию нефть и нефтепродукты поступала в белорусский бюджет, в том числе через механизм так называемой «перетаможки». Это зачисления на белорусские счета таможенных пошлин, уплаченных российскими экспортерами нефти. Но с августа эти перечисления были остановлены, что повлекло потери для бюджета Белоруссии.

Что касается ввоза темных нефтепродуктов, речь прежде всего о мазуте, который покупался белорусскими компаниями у российских, перерабатывался, а нефтепродукты реализовывались на белорусском и зарубежных рынках. У Москвы возникли претензии из-за слишком больших объемов закупок: намного больше, чем требуется самой стране.

Есть разногласия и по газу. Рассказывая министрам о своей поездке в Сочи, Лукашенко сформулировал так: «Остаются вопросы, связанные с поставками природного газа и оплаты природного газа со стороны Беларуси».

Суть «газового» спора в том, что официальный Минск хочет получать от России природный газ по внутрироссийским ценам, поскольку в договоре о Союзном государстве прописаны равные условия для хозяйствующих субъектов двух стран. Но «Газпром» продает Белоруссии газ как иностранному покупателю, пусть и с самой низкой экспортной наценкой.

Некоторые договоренности по нефти и нефтепродуктам были достигнуты — но сведения о них пока весьма туманные. Судя по словам Лукашенко появилось два варианта решения газового вопроса, который увязывается с проблемой «перетаможки». Россия предложила выбрать: или она пересматривает (повышает) тарифы на транзит газа через Белоруссию в Европу сейчас, но тогда прекращает выплаты по «перетаможке», либо продлевает выплаты по «перетаможке», но сохраняет «газовые» тарифы на неопределенный срок — до решения этого вопроса в рамках ЕАЭС.

Судя по тому, что телефонный разговор с Путиным состоялся сразу после совещания Лукашенко с правительством, один из вариантов уже выбран. Какой — пока не ясно. Однако, как следует из слов министра энергетики РФ Новака, любой вариант подразумевает ограничения на ввоз российских нефтепродуктов в Беларусь.

Финансовая помощь

Вроде бы решена проблема с российскими кредитами. В августе агентство Reuters сообщило, что Россия замораживает кредитование Белоруссии. Речь шла о межгосударственном кредите на $1 млрд и двух траншах по $200 млн каждый кредита, выданного Минску Евразийским фондом стабилизации и развития (ЕФСР, финансируется в основном за счет России). Теперь из обтекаемых формулировок Лукашенко следует, что 6-й зависший еще с начала года транш от ЕФСР будет получен в ближайшее время, 7-й — «зависит от правительства» Белоруссии.

Кредит на рефинансирование белорусского долга ($1 млрд от правительства РФ) будет выдан, переговоры ведутся об условиях — ставке и срокам. Вопросы экспорта в Россию белорусских продуктов, активно дискутируемые с весны, уже начали решаться через квоты — т.н. индикативный баланс поставок.

Действия против Украины

«Я могу точно сказать, опираясь на свои источники в администрации президента, что главным требованием со стороны России к Лукашенко было: отвечать политической поддержкой интересов России на экономические субсидии, получаемые от Москвы», — сказал «Открытым медиа» белорусский политолог Антон Платов.

Официальных заявлений об этом нет, но действия белорусского руководства и неофициальная информация указывают на несколько политических условий, выставленных Кремлем. Лукашенко не случайно утреннее совещание в Минске 22 сентября начал со слов о том, что они с Путиным «говорили об Украине».

«Скорее всего, одно из главных условий, озвученных в ходе переговоров один на один Путина и Лукашенко, — радикально понизить градус белорусско-украинских отношений, — предполагает в беседе с «Открытыми медиа» белорусский политик, глава гражданской кампании «Наш Дом» Ольга Карач. — Причем любых отношений: политических, экономических, военно-технических. Москву слишком сильно задевало то, что Лукашенко не признал аннексию Крыма, ездил на инаугурацию Порошенко, но не ездил к Путину».

Уже в понедельник, 24 сентября, Лукашенко собрал силовиков и заявил о необходимости значительно усилить контроль на белорусско-украинской границе. Мотивировка — из Украины поступает оружие для белорусского криминала.

«У белорусов подобные объяснения вызывают смех, — говорит Ольга Карач. — Потому что каждый раз, когда в Белоруссии кризис, когда нужно прижать оппозицию или поднять президентский рейтинг, силовики сразу, как на заказ, «обнаруживают» то каких-то украинских боевиков, то белорусских, но прошедших обучение «в тренировочных лагерях в Украине», то вообще «джипы с оружием из Украины» через границу прорываются».

Для самой Украины более серьезным последствием сочинских договоренностей может оказаться сворачивание масштабного реэкспорта углеводородов (бензин, дизтопливо, сжиженный газ) из России через Белоруссию в Украину по «серым» схемам. Его масштабы за последние полтора года стали слишком велики, что вызывало явное раздражение в Москве.

Поставками из Белоруссии и сегодня обеспечено 45% украинского рынка бензина и 35% дизтоплива. Из Белоруссии поступает 40,31% всего топлива для Украины, из РФ — 37,41%. За первое полугодие 2018-го поставки сжиженных углеводородных газов (СУГ) из Белоруссии в Украину выросли на 35% по сравнению с тем же периодом прошлого года — до 258 тыс. тонн.

Но теперь Москва «прикрутила краник». 3 сентября министр энергетики РФ Александр Новак заявил: «Белоруссия обеспечивает себя полностью за счет переработки российской нефти собственными нефтепродуктами. В этой связи экономической целесообразности в том, чтобы поставлять российские нефтепродукты Белоруссии, нет».

Теперь Москва и Минск установят предельный уровень поставок нефтепродуктов из России в Белоруссию на 2019 год (индикативный баланс), прочие поставки будут запрещены. Белорусским предприятиям, желающим купить нефтепродукты в России, придется обосновывать свои потребности.

После встречи в Сочи в Украине уже прошла волна подорожания сжиженного газа. Теперь грядущее подорожание всего моторного топлива и его возможный дефицит — одна из главных тем обсуждения в Киеве.

Российская военная база

Минск и Москва вернулись к вопросу о размещении российской военной базы в Белоруссии, утверждает источник, близкий к администрации Лукашенко. Предлогом для постановки вопроса стали события в соседней Польше. В ходе недавнего визита в Вашингтон президент Анджей Дуда предложил США создать на польской территории постоянную военную базу. На ней предполагается разместить американскую механизированную/танковую дивизию. Польское руководство готово ассигновать на этот проект до $2 млрд.

На фоне этих новостей Москва напомнила Минску о собственном проекте военной базы. В 2014—2015 годах договоренность о российской базе на территории Белоруссии была почти достигнута — но потом Лукашенко «дал задний ход».

Сегодня ВС РФ на территории Белоруссии имеют два военных объекта (но не военные базы): «Антей» и «Волга». Это станция обнаружения ракетных пусков и узел дальней связи с подводными лодками. Их срок бесплатного пребывания на белорусской территории истекает в 2020 году, и российские военные настаивают на продлении.

Не менее важным в ведомстве Сергея Шойгу считают размещение в Белоруссии полноценной российской военной базы, с авиацией, танками и пехотой. По неофициальной информации, после переговоров в Сочи Минск уже не будет возражать против ее создания — возобновленный проект будет подан как ответ на появление военной базы США «Форт Трамп» в Польше.

«Было и еще одно требование, из той же серии, — возобновление действий по строительству Союзного государства России и Белоруссии. Это строительство было заморожено в 2007-м, когда стороны не договорились насчет единой валюты. Теперь же движение возобновляется. Насколько мне известно, первым делом планируется создать союзный парламент как орган с реальными властными полномочиями», — прогнозирует Антон Платов.

Денис Лавникевич, независимый журналист, Минск, 25 сентября 2018

Оригинал

Отстроенная система формальных выборов дала сбой. Граждане увидели возможность создать неприятности местному начальству и не упустили её 

С тех пор, как благодаря болотным протестам в Россию вернулись губернаторские выборы, таких провалов у Кремля не случалось. Сначала скандал в Приморье, причем такого масштаба, что результаты голосования пришлось отменять. Затем — отказ от участия во втором туре Виктора Зимина в Хакасии (то есть поражение — у единороссов не будет своего кандидата). Теперь — два поражения подряд, в Хабаровске и во Владимире. В Хабаровске — так и вовсе разгром: кандидат от ЛДПР Сергей Фургал набрал почти 70% голосов. Во Владимирской области у Сергея Сипягина (тоже из ЛДПР) — 57% голосов, у действующего губернатора Светланы Орловой — менее сорока.

Незапланированные поражения

Вообще-то Кремль не собирался проигрывать нигде. Исключением, теоретически, могла стать разве что Хакасия: экономическая ситуация там весьма и весьма печальная, Зимин крайне непопулярен (в первом туре он прилично проиграл коммунисту Валентину Коновалову), а несколько его соратников стали фигурантами коррупционных скандалов. Специалисты даже удивлялись: почему перед выборами в регион не назначили очередного «технократа», зачем рисковать, отправляя Зимина на выборы? Одумались с опозданием, теперь республику придется отдать коммунистам или справедливороссам.

Кремль не собирался проигрывать в Приморье — поэтому, обнаружив, что коммунист Андрей Ищенко обходит врио Андрея Тарасенко, и ринулись с немного уже забытой, чуровской наглостью переписывать протоколы. «Анонимный источник, близкий к администрации президента» рассказывал изданию The Bell, что, якобы, столь грубая фальсификация — намеренный план, нацеленный на то, чтобы добиться отмены выборов и не допустить победы Ищенко.

Но не стоит сложными конспирологическими построениями объяснять то, что отлично объясняется отсылкой к традиционным ценностям власти — наглости, некомпетентности и полнейшему презрению к собственным законам. Еще во вторник никакого решения не было, глава ЦИК Элла Памфилова в попытках объяснить аномальный рывок Тарасенко рассуждала о специфике голосования на кораблях, отыскав их в уссурийской тайге (где этот рывок случился), а провластные политологи объясняли стопроцентную явку на отдельных участках особенностями волеизъявления военных и собирали доказательства нарушений, допущенных кандидатом от КПРФ. Но риск нарваться на серьезные протесты оказался слишком большим, и в среду, забыв о таежных лайнерах, результаты выборов отменили, украв попутно заслуженную победу у Ищенко.

Кремль не собирался проигрывать в Хабаровском крае: Шпорт сделал сильный ход, предложив конкуренту место вице-губернатора. Из Москвы в Хабаровск лечить ситуацию примчались профессионалы-политтехнологи во главе с очень серьезным «смотрящим» — замглавы управления внутренней политики АП Александром Харичевым. Кремль не собирался проигрывать и во Владимире: на помощь Светлане Орловой отправили «звездный десант» думских единороссов — боксера Николая Валуева и космонавта Валентину Терешкову. Серьезный «смотрящий» — начальник президентского вунтриполитического управления Андрей Ярин — также присутствовал.

Больше того — кандидаты от ЛДПР понимали, что создавая проблемы Кремлю, они на самом деле создают куда более серьезные проблемы и себе, и собственной партии, и поэтому не рвались побеждать. Фургал согласился на предложение Шпорта (правда, после победы принялся этот факт отрицать), и ни Фургал, ни Спиягин кампании перед вторым туром не вели.

Не помогло.

Системный сбой

Отстроенная система, превратившая губернаторские выборы в формальную процедуру подтверждения легитимности для кремлевских назначенцев, дала серьезный сбой. В регионах, где сильны традиции протеста, как в Приморье, или где с экономикой — настоящая беда (Хакасия, Владимирская область), ничто не помогло кандидатам от власти. События во Владивостоке показали россиянам, что у них есть реальный шанс создать местным начальникам серьезные неприятности. Россияне его упускать не стали.

Надо понимать: это не ЛДПР и КПРФ победили «Единую Россию». Это граждане победили власть. И во Владимирской области, и в Хабаровском крае результаты ЛДПР на парламентских выборах 2016-го года куда скромнее, чем результаты Сипягина и Фургала. В каждом случае есть местная специфика, но общая причина кремлевских провалов понятна — голосовали не «за», а «против». Против пенсионной реформы, против ситуации в стране в целом, против коррумпированного начальства, которое своих успехов в деле расхищения государственной собственности давно уже и не пытается скрывать.

Но на этом победы граждан кончаются: всем ведь ясно, что ставленники системных партий не особенно отличаются от ставленников партии власти. Они не будут вести самостоятельную политику и уж тем более не остановят ненавистную пенсионную реформу. Глава штаба Навального Леонид Волков рассказал в своем Facebook показательную историю: хабаровский штаб оппозиционера отказался записывать ролик в поддержку Фургала во втором туре, потому что «весь регион знает его как конченого жулика и мошенника». Хотя насолить Шпорту, конечно, очень хотелось.

Системная оппозиция, по крайней мере, на уровне партийного руководства, — чистая декорация, филиал Единой России, и жители регионов понимают это не хуже, чем столичные политологи. Но способ выразить протест против действий центральной власти у них только один — проголосовать за номинального оппозиционера, который ничем не отличается от очередного единоросса. Другие варианты отсекаются еще на старте — если в регионе есть по-настоящему популярный политик, способный создать власти проблемы, он не пройдет муниципальный фильтр (так было с Евгением Ройзманом на выборах губернатора Свердловской области). И если в регионе есть политики хотя бы просто независимые, они тоже не пройдут муниципальный фильтр (так было с представителями несистемной оппозиции в Москве).

Своих кандидатов на выборах не может появиться ни у либеральной оппозиции, ни у настоящих левых, ни у той части разваливающегося «путинского большинства», которая недовольна пенсионной реформой, ни у тех консерваторов, для которых Путин теперь недостаточно консервативен. Часть системы дала сбой, но система по-прежнему герметична. Она выстроена так, что «человек со стороны», нацеленный на реальные перемены, во власть пробиться просто не может.

Губернаторские выборы не являются способом определить судьбу собственной области — судьбы вершит Москва. И площадкой для диалога с властью они тоже не становятся: возможность крикнуть «нет!» в лицо столичному назначенцу и на несколько лет замолчать, ожидая следующей такой возможности, — это никакой не диалог.

И все же для Кремля произошедшее если не болезненный удар, то уж точно обидный щелчок по носу. Конечно, пропагандисты сейчас кинутся (да, собственно, уже кинулись) разъяснять, что приоритет для государства — чистые и честные выборы, что победы оппозиции доказывают, насколько высока у нас в стране политическая конкуренция и так далее. Но за этой трескотней не спрячешь очевидного факта: политика властей (социальная в первую очередь) непопулярна настолько, что даже фиктивные выборы с техническими кандидатами превращаются для Кремля в серьезный стресс.





Оригинал

Источники «Открытых медиа» рассказывают, чьи решения привели к отмене итогов выборов в Приморье, и объясняют, как пройдут оставшиеся вторые туры

Скандальная история с отменой итогов выборов губернатора Приморья и последующие события оставляют много вопросов. Почему фактически проиграл ставленник Путина Андрей Тарасенко, в чьей победе власти не сомневались? Почему неожиданно снялся перед вторым туром возглавлявший Хакасию почти 10 лет Виктор Зимин? Поставят ли заслон для фальсификаций и как теперь пройдут оставшиеся вторые туры губернаторских выборов?

Креатура Трутнева и Ротенбергов
Из опрошенных корреспондентом «Открытых медиа» кремлевских чиновников, близких к администрации президента политтехнологов и информированных партийцев вырисовывается следующая картина.

Тарасенко поддерживали сразу несколько влиятельных элитных групп, при том, что сам 55-летний менеджер никогда не был публичным политиком — и, как показали события, когда он трижды менял позицию по поводу намерения продолжать борьбу, этим талантом не обладает.

Собеседники «Открытых медиа» говорят, что возглавлявший несколько лет «Росморпорт» Тарасенко считается креатурой братьев Ротенбергов: «Росморпорт» является одним из крупнейших заказчиков для их компаний. Ранее Тарасенко работал и в Росатоме под началом Сергея Кириенко, нынешнего куратора внутренней политики в Кремле. Именно ближайший сподвижник Кириенко Александр Харичев (тоже бывший топ-менеджер Росатома), возглавивший в этом году управление президента по Госсовету, курировал губернаторские выборы в Приморье и в Хабаровске, где кандидат от власти также не победил в первом туре. Поддерживал Тарасенко и влиятельный полпред в Дальневосточном округе вице-премьер Юрий Трутнев.

Помимо солидной аппаратной поддержки, была и публичная поддержка на высшем уровне: перед вторым туром на полях Восточного экономического форума во Владивостоке с Тарасенко встретился и приободрил Владимир Путин. Кандидат же от коммунистов, молодой депутат Госдумы Андрей Ищенко легко прошел муниципальный фильтр, поскольку считался техническим кандидатом, далеко не самым популярным левым политиком в Приморье.

Ошибки фаворита

Близкие к Кремлю эксперты указывают на несколько причин, по которым все это не сработало. Кампанию Тарасенко вели люди из Дальневосточного полпредства, причем у врио главы региона не сложилось с ними доверительных отношений. В результате приморский руководитель совершил самую серьезную ошибку — заявил о поддержке повышения пенсионного возраста. Это удивительная оплошность, учитывая, что Кремль разрешил новым губернаторам не высказывать свою позицию по теме, отмечает источник «Открытых медиа».

В разгар кампании в регионе проходил помпезный экономический форум с перекрытиями улиц, который на фоне затянувшейся экономической депрессии лишь раздражал местных жителей. Наконец, уже проиграв в первом туре, власти региона решили назначить второй тур всего через неделю, не воспользовавшись в отличие от других губернаторов возможностью сделать это через 14 дней и продлить время агитации.

Противоречивые команды

В Кремле и регионе до последнего рассчитывали, что во втором туре Тарасенко выиграет. Впрочем, уже днем в воскресенье, получив результаты экзит-пулов, власти поняли, что врио губернатора терпит поражение. В этот момент разные команды приняли разные решения, утверждает источник, близкий к внутриполитическому блоку Кремля. По его версии, команда Юрия Трутнева и часть местных технологов решили одержать победу любой ценой, «административными методами».

В Кремле же решили, что не хотят ни терпеть имиджевый урон в результате фальсификаций, ни допускать победу кандидата от КПРФ. Такой же позиции придерживалась и председатель ЦИК Элла Памфилова. Она, как говорят собеседники «Открытых медиа», несколько дней совещалась с Кириенко и его подчиненными. В результате и было принято соломоново решение: итоги выборов отменить, вновь провести их через три месяца.

Памфилова предложила в пятницу сняться обоим кандидатам. Участь Тарасенко предрешена: он вскоре покинет пост врио губернатора, говорят источники «Открытых медиа». На его замену рассматриваются несколько человек, в том числе депутаты Госдумы. Решения пока нет: в Кремле ищут человека, который смог бы утихомирить возмущенных приморцев и вызвать у них симпатию.

Коммунисты же своего кандидата менять до последнего времени не собирались: он моральный победитель и лидер приморского протеста. Поэтому Ищенко всю неделю оставался в регионе и участвовал в протестных акциях, а в конце недели вылетел в Хакасию — поддерживать второго кандидата от КПРФ, все еще претендующего на высший пост в регионе.

Досрочный проигрыш

Голосование в Приморье не случайно прошло на неделю раньше: здесь выборы считались наименее проблемными. Об этом сообщал Фонд «Петербургская политика» в докладе в середине сентября. Успех Тарансенко призван был вдохновить на победу других губернаторов-неудачников. Но теперь ситуация для власти ухудшилось, а вдохновлена, напротив, системная оппозиция.

Самой тяжелой считали в Кремле ситуацию в Хакасии. Почти 10 лет руководивший депрессивным регионом Виктор Зимин не только не победил в первом туре, но выступил хуже, чем 30-летний коммунист Виктор Коновалов (первый набрал 32%, второй 45%).

Коммунисты, не добившиеся победы в Приморье, решили развить успех в сибирской республике. В Хакасию отправился целый десант депутатов Госдумы из 12 самых ярких левых политиков.

Зимина считают ставленником выходца из Южной Сибири министра обороны Сергея Шойгу, в этих местах Путин и Шойгу любят проводить время на природе, охотиться и рыбачить. В Кремле же Зимин особой симпатии не вызывает, говорят собеседники «Открытых медиа», и администрация не оказывала ему особой помощи.

На совещаниях в Кремле не раз обсуждалось, что дела Зимина настолько плохи, что спасти его уже невозможно. Однако до последнего времени никто не считал нужным предпринимать никаких серьезных действий, утверждает один из собеседников. Он предполагает, что команда Кириенко просто не хотела бороться за ставленника Шойгу.

Но в последние две недели Шойгу сам включился в борьбу и попросил представителей «Роснефти» и «Русала» оказать губернатору поддержку. Работа первой кампании вскоре стала видна — в регион прибыл пресс-секретарь «Роснефти» Михаил Леонтьев. Знаменитый «телекиллер» включился в агитацию за Зимина и против соперника-коммуниста.

Это Зимина не спасло. В пятницу он объявил, что выходит из гонки по состоянию здоровья. Теперь второй тур отодвигается на две недели, а коммунисту Коновалову будет противостоять справедливоросс Андрей Филягин. Как объясняют источники в Кремле, замеры показывали, что шансов победить у Зимина не осталось, и ему посоветовали таким образом сохранить лицо.

Торги за Хабаровск и Владимир

Главу Хабаровского края Вячеслава Шпорта Кремль неожиданно решил спасти — губернатор сумел попросить помощи лично у президента. По его команде Кремль решил договориться с лидером ЛДПР Владимиром Жириновским — кандидат от этой партии Сергей Фургал вышел во второй тур.

Фургалу предложили стать вице-губернатором. А дабы при этом не лишать ЛДПР региона, где у них есть губернатор, Кремль предлагал ЛДПР взять под свое начало Курскую область, сообщали источники «Проекта».

Но ЛДПР до последних дней не уступала: в партии объявили что продолжат бороться за высший пост в Хабаровске. По примеру КПРФ в Хабаровск отправились депутаты Госдумы от ЛДПР. Лидер фракции Владимир Жириновский заявил, что Фургала пытаются запугать, но партия снять его не позволит. По данным источников «Открытых медиа», переговоры между руководством ЛДПР и Кремлем продолжаются.

Главу Владимирской области Светлану Орлову Кремль спасает не так активно. В регион отправились работать руководители «Единой России», они сейчас объезжают все уголки области. Проблема Орловой в том, что люди стали воспринимать ее как «барыню», которая даже перед выборами не вышла в народ, отмечает один из источников. Орлова поняла это и накануне второго тура записала видеообращение, в котором сказала избирателям, что собирается исправить свои ошибки. Обращение не дало позитивного эффекта — губернатор показал свою слабость, а этого делает не стоит, считает один из источников.

Шанс Орловой в слабости ее оппонента — представитель ЛДПР Владимир Сипягин не имел никаких амбиций. Перед выборами основным соперником Орловой считался популярный коммунист Максим Шевченко, но его до выборов не допустили и Сипягина фактически уговорили выдвинуться в качестве технического оппонента. В итоге, во втором туре люди будут выбирать между надоевшим губернатором и его техническим оппонентом, причем пока совершенно неясно, кто избирателям симпатичнее, отмечает единоросс.

Сергей Жилкин

Оригинал

Накануне голосования на президентских выборах, в послании Федеральному собранию 1 марта Владимир Путин назвал стратегической задачей прорывное развитие экономики. Этому же был посвящен и его майский указ, объявивший новые национальные проекты общим «весом» 25 трлн руб.

Другая тональность звучала в словах Дмитрия Медведева в четверг, 20 сентября, когда он представлял на заседании правительства параметры федерального бюджета на 2019−2021 гг. Премьер сразу признался, что следующая шестилетка будет непростой.

Из-за неопределенности и санкций, по его словам, к бюджетной политике снова пришлось подойти максимально консервативно. Такой подход плохо сочетается с амбициозными показателями, заложенными в майский суперуказ президента.

Осторожный оптимизм

Как следует из разъяснений министра экономического развития Максима Орешкина, впервые в бюджет заложен не наиболее вероятный, то есть базовый, а оптимистичный прогноз. Это сделано несмотря на то, что улучшений по заявленным в майском указе показателям не удавалось добиться и в прежние годы. Например, роста производительности труда, увеличения доли малого и среднего бизнеса, развития конкуренции.

Но даже по оптимистичному прогнозу российская экономика не выполнит указание президента и не будет расти быстрее мировой, которой МВФ предрекает ежегодный плюс в 3,9%. Российская экономика, судя по прогнозу, разгонится лишь до 3% к 2021 году после вялого роста в 1,3% в 2019 году. Производительность труда в прогнозный период в среднем будет расти на 2,5% в год, что вдвое меньше, чем поручал Путин.

В базовом сценарии Минэкономразвития ждет, что рубль будет дешеветь — с 61,7 руб./$ в этом году до 68 руб./$ в 2024 году. Средний курс доллара на ближайшие шесть лет — около 65 руб./$

Нынешний бюджет на фоне прошлых выглядит оптимистичнее: он будет профицитным. Доходы превысят расходы на протяжении всего цикла. Только повышение НДС принесет бюджету уже в следующем году дополнительные 500 млрд руб. и почти 600 млрд — в 2020—2021 гг. От завершения налогового маневра в нефтяной отрасли бюджет начнет выигрывать только с 2020 г. — дополнительные поступления составят 253 млрд руб., а в 2021 г. — 225 млрд. Вместе с доходами вырастут и расходы: примерно до 17% ВВП, вместо 16%, обозначенных в июльских «Основных направлениях бюджетной политики».

Куда пойдут сверхдоходы

Благодаря дополнительным доходам от экспорта нефти объем свободных средств в Фонде национального благосостояния на конец 2020 года достигнет 9,94 трлн руб., или 9% ВВП. В результате, 2,2 трлн руб. нефтяных сверхдоходов планируется направить на расходы уже в 2021 году.

В очередь за деньгами ФНБ уже выстроились нефтяники, которые просят льгот для стимулирования добычи и выпадающих доходов из-за завершения налогового маневра. Предоставление льгот означало бы выпадение доходов бюджета. Курирующий ТЭК вице-премьер Дмитрий Козак в целом поддерживает нефтяников.

Первый вице-премьер Антон Силуанов не исключает, что сверхдоходы могут быть распределены частично через институты развития и через ВЭБ. Правда, последний чиновники еще в 2016 году называли «черной дырой».

Ранее Минфин обещал, что все дополнительные нефтегазовые средства должны пойти на финансирование национальных проектов.

Нацпроекты без начинки

Особенность нового бюджета — появление в его структуре национальных проектов с объемом финансирования 13 трлн до 2024 г. Расходы на них в предстоящую трехлетку составят 5,5 трлн руб. Но структура расходов практически не меняется.

Основные траты остались прежними. На силовиков: национальная оборона (по 3 трлн ежегодно), национальная безопасность (по 2,2 трлн ежегодно); социальная политика (по 4,9 трлн). По отношению к экономике расходы федерального бюджета на образование увеличатся с 0,7 до 0,8% ВВП в 2019 и 2020 гг., затем вновь уменьшатся до 0,7% ВВП в 2021-м. Расходы на здравоохранение в 2019 г. останутся на уровне 0,6%, а затем увеличатся до 0,8% и 0,7% ВВП. Примерно столько же тратит федеральный бюджет на эти направления в 2018 году. При том, что траты на национальные проекты в этом году не предусматривались.

Такая структура говорит, что расходы на человеческий капитал могут оказаться недостаточно высокими. По подсчетам НИУ ВШЭ и ЦСР, для прорывного развития, которое требовал президент, их следовало нарастить минимум до 1% ВВП ежегодно.

Собственно, с разработкой самих национальных проектов тоже не все гладко, рассказывает федеральный чиновник: некоторые из них в высокой степени готовности, с другими же все плохо. Более-менее сложилась структура нацпроектов «Наука», «Производительность труда», «Демография», «Цифровая экономика». Хуже с «безопасными качественными дорогами», «экологией» и еще несколькими, объясняет он.

Тем не менее, объемы финансирования определены по всем проектам, утверждает чиновник Минфина. По его словам, «правительство их так утвердит, а конкретику доработаем уже в Госдуме».

Чиновники не в обиде

Бросается в глаза рост расходов на мотивацию чиновников — свыше 630 млрд руб в 2019—2020 гг. В первую очередь речь идет о тех, кто участвует в реализации национальных проектов, объясняют собеседники «Открытых Медиа».

В основном средства нужны для повышения зарплат территориальных министерств и федеральных служб, уточнил первый вице-премьер Антон Силуанов, пообещав вместе с повышением зарплаты и оптимизацию процессов управления, централизацию функций бухгалтерского учета в казначействе.

Полтриллиона на развитие

Проект бюджета предполагает профинансировать Фонда развития за счет роста внутренних займов на 410 млрд руб. в 2019 г., а в 2020—2021 гг. — 590 млрд и 610 млрд соответственно.

Ранее объявлялось, что средства фонда будут потрачены на инфраструктуру, однако как следует из законопроекта, под ней понимаются и текущие расходы: модернизация и подключение к интернету школ, фельдшерских-акушерских пунктов, региональных органов власти, создание беспроводной сети для чиновников и спецпользователей, льготное кредитование АПК, создание и развитие математических центров, расходы нескольких федеральных проектов по здравоохранению.

Этот список похож на перечень приоритетных для правительства проектов, в которые предлагают инвестировать компаниям из так называемого «списка Белоусова». В августе помощник президента Андрей Белоусов написал письмо Путину, в котором предложил изъять около 500 млрд дополнительных доходов, полученных за счет слабого курса рубля, у металлургических компаний, производителей удобрений и «Сибура». За счет этих средств Белоусов предлагал профинансировать проекты для исполнения «майского» суперуказа. Путин поставил на письме резолюцию «согласен». Позже, после встречи Белоусова и Силуанова с представителями бизнеса было объявлено, что никаких изъятий не планируется, но компании пригласят поучаствовать в приоритетных проектах.

Особенность именно этих типов бюджетных расходов в том, что деньги на них еще предстоит занять на рынке, объясняет федеральный чиновник: «будем смотреть на доходности, условия для размещения не всегда хорошие».

Это фактически квазибюджет, оценивает Александра Суслина из Экономической экспертной группы, инструмент ручного управления, когда не ясны ни принципы отбора проектов, ни правила работы самого Фонда развития (цитата по «Ведомостям»).

В целом же представленная в правительстве бюджетная конструкция не обещает ни прорывов, ни интенсивного развития. Бюджет сбалансирован и впервые за многие годы профицитен. Но вопрос, зачем при таких параметрах повышать НДС, который неизменно отразится на инфляции и доходах граждан — в представленной конструкции так и остался без ответа.

Оригинал

Главный вопрос — согласится ли Белоруссия поддержать международную политику Кремля в обмен на сохранение экономических дотаций

В пятницу, 21 сентября начнется большой российско-белорусский саммит. Встреча Владимира Путина и Александра Лукашенко пройдет в расширенном формате, с участием глав правительств и ключевых министров двух стран. Место переговоров не определено, но повестка уже ясна: Россия ставит вопрос о прекращении «углеводородного субсидирования» белорусской экономики, по большому счету — о новом формате отношений между Москвой и Минском.

В широком формате

Предстоящую встречу согласовали в телефонном разговоре между Владимиром Путиным и Александром Лукашенко 30 августа, и анонсировали как имеющую стратегический характер для развития российско-белорусских отношений. Белорусскому и российскому правительствам предстоит закрыть вопросы, которые в последние месяцы постоянно поднимаются то официальным Минском, то Москвой. Это белорусские требования по единому газовому рынку ЕАЭС, российские претензии по реэкспорту углеводородов через белорусскую территорию и аграрные споры.

Молочная проблема

Один из острых вопросов — поставки в Россию белорусских молочных продуктов в условиях, когда российское аграрное ведомство намерено поддерживать собственных производителей.

В апреле Александр Ткачев, тогда руководившей Минсельхозом России, в интервью РИА Новости заявил, что в ближайшие годы Россия планирует на 90% наполнить молочный рынок отечественными продуктами, а потом добиться полного замещения импорта. По словам Ткачева, после этого белорусским поставщикам придется искать другие рынки сбыта.

Сейчас на Россию приходится 95% белорусского молочного экспорта, и именно благодаря России Белоруссия — один из мировых лидеров по экспорту масла и сыра. Поэтому за российский рынок Лукашенко будет биться до конца.

Нефтяная бухгалтерия

Но главным является «нефтяная» проблема. Доходы бюджета республики в следующем году, по оценкам Минфина Белоруссии, снизятся на $300 млн из-за начала реализации в России налогового маневра в нефтяной сфере. Он предусматривает снижение экспортной пошлины с 30% до 0% при пропорциональном росте цены на нефть. Для белорусской экономики это сокрушительный удар: белорусские НПЗ получали российскую нефть беспошлинно и перепродавали с большой выгодой. Из-за подорожания нефти в ходе налогового маневра их прибыль сильно сократится — как и поступления в белорусский бюджет.

Аналитики Sberbank CIB считают, что дефицит счета текущих операций платежного баланса Белоруссии в 2019 году из-за налогового маневра может вырасти на полмиллиарда по сравнению с 2018 годом, до $2 млрд. Но это лишь часть проблемы для Белоруссии.

Российский министр энергетики Александр Новак 3 сентября заявил о нецелесообразности поставок российских нефтепродуктов в союзную страну. Спустя два дня директор департамента налоговой и таможенной политики Минфина РФ Алексей Сазонов сказал, что экспорт нефтепродуктов в Белоруссию может снизиться до 100−300 тысяч тонн. За 2017 год в Белоруссию было ввезено 3,4 млн тонн российских нефтепродуктов — в 2 раза больше, чем годом ранее.

Инициатива ограничить поставки нефтепродуктов в Белоруссию — следствие увеличения реэкспорта российских нефтепродуктов и сжиженного газа в Украину и Прибалтику. Белорусскому бюджету это приносит дополнительные доходы, а российский бюджет, наоборот, теряет поступления. Так, Белоруссии закупки в России обходились по $394 за тонну, а стоимость нефтепродуктов, поставляемых из Белоруссии на Украину, находилась на уровне $651 за тонну.

Российская сторона предложила ввести индикативный баланс поставок углеводородов (бензина, дизтоплива, мазута, СУГ), который стороны согласуют до 1 октября. Беспошлинные поставки сверх этих объемов будут запрещены. В августе стало известно, что Россия ждет компенсации за поставленные ранее нефтепродукты.

Сложные переговоры

Еще 5 сентября в большом телеинтервью министр иностранных дел Белоруссии Владимир Макей по поводу предстоящих переговоров сказал: «Я думаю, что на этой встрече будут приняты конкретные решения, которые позволят нам ликвидировать те разногласия, которые имеются на сегодняшний день. Я убежден, что это будет, может быть, острый, но очень конструктивный разговор».

«На кону — огромные суммы поддержки, а по большому счету — сам вопрос существования белорусской «социально-ориентированной экономики» в ее нынешнем виде, — заявил «Открытым Медиа» белорусский экономист Андрей Аксенов. — Как написал недавно Forbes, сумма годовой поддержки Москвой белорусской экономики сопоставима с общим объемом дотаций всех регионов РФ из федерального бюджета и близка к ожидаемому годовому поступлению в бюджет от повышения НДС».

В 2016 году МВФ оценивал общую поддержку белорусской экономики со стороны России в $106 млрд только за 2005−2015 годы, или около $10,6 млрд в год. Задолженность республики по государственным кредитам России на середину мая 2018 года составила $6,3 млрд и 60 млрд российских рублей.

У доходной части белорусского бюджета две основы: добыча и экспорт калийных солей (удобрений) и переработка беспошлинной российской нефти с экспортом нефтепродуктов. В общем объеме экспорта из России в Белоруссию поставки нефти и продуктов из нее составляют около 30%. В первом полугодии 2018-го этот показатель вырос до 37%. Если теперь Россия, как планирует, лишит Минск «углеводородной дотации», Лукашенко окажется на грани экономического коллапса — как раз за год до очередных президентских выборов.

Также нет ясности с обещанными российскими кредитами Белоруссии — $1 млрд межгосударственного и два транша от ЕФСР по $200 млн каждый. Летом появилась информация о приостановке их выдачи. Минфин РФ это опроверг, а в Минске заявили, что кредиты действительно получить невозможно, но «работа ведется». Этот вопрос вероятно будет обсуждаться 21 сентября.

Что хочет Кремль от Лукашенко?

Конспирологи в России муссируют тему о том, что в Москве «настойчиво предложили» Лукашенко уйти на покой, гарантировали безопасность и даже предложили самому выбрать себе преемника. Но аналитики в Белоруссии в это не верят — они указывают, что у российского руководства и так предостаточно рычагов давления на официальный Минск.

«Вряд ли Путин на переговорах с Лукашенко вообще будет озвучивать конкретные предложения по вхождению Беларуси в состав России или смене власти. Думаю, все проще, и требования Кремля более конкретны — но касаются вовсе не экономики и тем более не нефти, — сказал «ОМ» белорусский политолог, эксперт Вышеградского фонда Виктор Демидов. — Я обратил внимание на слова Путина, когда он встречал Лукашенко в Сочи. Тогда Путин подчеркнул, что «рад возможности» поговорить с глазу на глаз, в том числе, по «международным вопросам более широкого плана». Это каким? Явно о чем-то вне повестки Союзного государства. Думаю, сейчас задача Путина — вовлечь Минск в активное, деятельное противостояние с Западом и Украиной в политической, экономической или военной сфере».

По мнению эксперта, эта версия объясняет и то, что Лукашенко вновь вспомнил про военные объекты России в Белоруссии, за которые Россия не платит, про защиту западной границы и т. д. Это повод для торга. Сейчас Россия может очень многое потребовать от Минска, считает эксперт, — от размещения у себя полноценной военной базы до сворачивания торговли с Украиной, признания Крыма, Южной Осетии и Абхазии, отказа от безвизового въезда для иностранцев.

«Сейчас в Кремле доминирует точка зрения: «Хватит содержать неблагодарную Белоруссию!». Так что если после 21 сентября Лукашенко вернет себе российские дотации, то это будет значить, что официальному Минску пришлось солидно поступиться своим суверенитетом», — резюмирует политолог.





Оригинал

Долгие паузы

В ночь на 18 сентября сирийские ПВО «по ошибке» сбили российский самолет-разведчик Ил-20 над Средиземным морем, когда он начал снижение, чтобы сесть на авиабазе Хмеймим в сирийской Латакии. Погибли 15 российских военных. Это произошло в момент, когда четыре израильских истребителя F-16 атаковали склады Хезболлы в той же Латакии. Одна из ракет, которые были выпущены по самолетам Израиля, попала в российский самолет. Российские системы контроля на авиабазе, конечно, отслеживали посадку Ил-20, и поэтому через секунду после трагедии, военные знали, кто и как уничтожил самолет. Но они молчали десять часов, многозначительно намекая, что в то же время происходили ракетные пуски с борта французского фрегата.

Все эти часы высокопоставленные чиновники военного ведомства придумывали, на кого возложить ответственность за произошедшую трагедию и как доложить о произошедшем верховному главнокомандующему. В итоге решили обвинить Израиль. По версии российского Минобороны, израильские летчики коварно подставили его под удар ракеты допотопного комплекса С-200 сирийских ПВО. Кроме того, они заявили, что Израиль не предупреждал командование российских войск в Сирии о готовящейся операции в районе провинции Латакия. «По «горячей линии» уведомление поступило менее чем за одну минуту до удара, что не позволило вывести российский самолет в безопасную зону», — поведал официальный представитель Минобороны России генерал-майор Игорь Конашенков. Сергей Шойгу, говорится в заявлении Минобороны, «провел телефонный разговор» с израильским коллегой Авигдором Либерманом, в ходе которого заявил: «Вина за сбитый российский самолет и гибель экипажа полностью лежит на израильской стороне. Минобороны России по различным каналам взаимодействия неоднократно призывало израильскую сторону воздерживаться от ударов по сирийской территории, создающих угрозу безопасности российских военнослужащих».

Владимир Путин, хоть и подтвердил, что заявление Минобороны было с ним согласовано, явно попытался смягчить ситуацию: «Здесь скорее это похоже на цепь трагических случайных обстоятельств — потому что израильский самолет не сбивал наш самолет».

После некоторой паузы ответили израильские военные. Они не напрямую, но вполне ясно опровергли все российские обвинения. Они указали на то, что сирийские ПВО вели беспорядочный огонь уже после того, как самолеты Израиля вернулись в свое воздушное пространство. При этом Силы обороны Израиля отметили, что система предупреждения конфликтных операций была задействована в ночь инцидента. Более того, в последовавшем телефонном разговоре с Путиным премьер Израиля Биньямин Нетаньяху предложил направить в Москву командующего ВВС Израиля, чтобы тот передал всю необходимую информацию по инциденту. Подозреваю, после разговора Путина с командующим ВВС у тех, кто на скорую руку придумал версию про коварных израильских летчиков, могут возникнуть проблемы.

Неудобные вопросы

Из противоречащих теорий можно составить более-менее ясное представление о произошедшем. Конечно, заявление о том, что израильтяне «прикрывались» российским самолетом выглядит не столько констатацией факта, сколько художественным образом. Даже из слов Конашенкова следует: Ил-20 начинал снижение с 5 тысяч метров, а израильские самолеты вошли в сирийское воздушное пространство на низких высотах. Если иметь в виду то, что у F-16 куда более высокая скорость, чем у Ил-20, абсолютно исключено, что израильтяне могли бы использовать наш самолет для маскировки своего налета. Куда более вероятным представляется, что сирийская ПВО промахнулась по F-16 и ракета ушла гораздо выше, где и нашла свою цель.

Не исключено, впрочем, что правы и те эксперты, которые предполагают: сирийцы по обыкновению начали запускать ракеты, когда налет уже закончился. В случае, когда ракета не находит цели, срабатывает устройство самоликвидации. Взрыв ракеты в ночном небе выдают потом за уничтожение вражеских ракет. Самое время вспомнить, как радовались в российском военном ведомстве, сообщая, как допотопная система ПВО Сирии замечательно перехватывает американские «Томагавки», в подтверждение демонстрируя самоликвидацию ракет. Можно вспомнить и о том, как хвалился министр обороны Сергей Шойгу, что благодаря новейшим технологиям теперь можно запросто перехватывать американские крылатые ракеты.

При этом гневные обвинения Минобороны РФ в адрес Израиля должны, очевидно, помешать задать героям сирийской кампании несколько очевидных встречных вопросов. Озаботился ли кто-нибудь из российских военачальников за три года проведения операции в Сирии тем, чтобы оснастить средства ПВО чем-то подобным устройству «свой-чужой», чтобы сирийские правительственные войска не сбили по ошибке наш самолет. Кроме того, любопытно, кто и как обучал бойцов сирийской ПВО, что они, промахнувшись, не включили сигнал на самоликвидацию ракет. Наконец, любопытно, как действовали российские военные, получив позднее израильское уведомление? Потребовали ли они у сирийских союзников немедленно прекратить стрельбу? Отвечать на эти вопросы российским военным неохота. Проще обвинить израильскую военщину…



Оригинал

Российская армия на маневрах «Восток-2018» продемонстрировала, как готова воевать в XXI веке. Но её реальные достижения затерялись в потоке пропаганды

При поддержке «Солнцепека»

На полигоне «Цугол» в Бурятии завершились «самые масштабные», как утверждают пропагандисты Минобороны, военные учения за последние 30 лет. Под наблюдением Верховного главнокомандующего соединения Восточного и Центрального военных округов, а также Воздушно-десантных войск, китайской механизированной бригады и монгольского танкового взвода разыграли маленькую войну, продемонстрировав как именно собирается воевать российская армия в двадцать первом веке.

Согласно сценарию, объединенная российско-китайская группировка сначала остановила наступление «агрессора», а потом обрушила на него огненный вал артиллерийского огня (были использованы установки залпового огня и огнеметы «Солнцепек») и атаковала силами в несколько десятков танков. Для закрепления успеха был высажен воздушный десант в полтысячи парашютистов.

В операции участвовали несколько десятков боевых самолетов, включая стратегические бомбардировщики. Организаторы маневров постарались и обеспечили телевидение замечательными картинками ракетно-бомбовых ударов, танковых атак и приземляющихся десантников. Однако главные вопросы, связанные с этими «беспрецедентными» учениями так и остались без ответа.
Кто был условным противником

Российские руководители, начиная с Владимира Путина, выступившего на смотре войск, утверждали — Москва никому не угрожает, противник условный. Генерал Герасимов сообщил даже, что учения носят двусторонний характер: войска Восточного округа и Тихоокеанского флота воевали против сил Центрального округа и Северного флота. Однако в открытых источниках не появлялось никаких упоминаний относительно «розыгрыша» подобных маневров.

В то же время на полигоне «Телемба» была развернута Самарская дивизия ПВО, которая в ходе маневров уничтожила более 30 мишеней. Большинство из них — крылатые ракеты. В мире только две страны могут произвести массированную атаку крылатыми ракетами — это Россия и США. Воздушно-космическая операция, представляющая собой массированный удар «Томагавками», которые наводятся спутниками, до сих пор рассматривается отечественными стратегами как главная угроза. Учения на «Телембе» однозначно указывают на то, что Соединенные Штаты являются главным противником.

Мобильность в переброске сил

В ходе «Востока-18» всерьез отрабатывались два важнейших элемента боевой подготовки. Один из них — массированная переброска войск и способность к быстрому развертыванию.

Если иметь в виду современное военно-стратегическое положение России, ситуация на востоке должна быть источником постоянной головной боли для наших генштабистов. Страна втянулась в новую холодную войну, которая характеризуется военным противостоянием с Западом. В европейской части страны формируются крупные воинские формирования, включая новые дивизии и танковую армию. К западной границе были переброшены две бригады Центрального военного округа, которые, очевидно, представляли собой стратегический резерв на случай обострения ситуации на Дальнем Востоке, в Забайкалье или в Центральной Азии.

На востоке страны довольно мало войск — всего две дивизии и 17 бригад. Поэтому способность к широкомасштабной переброске сил и последующему стратегическому развертыванию неизбежно являются основой учений серии «Восток».

В прошлые годы Минобороны разрабатывало в ходе этих маневров новаторские для российской армии схемы. В частности, перебрасывали транспортной авиацией личный состав механизированной бригады. А БТР и БМП военнослужащие получали непосредственно с базы хранения в Забайкалье. В ходе предыдущих учений отрабатывался и массированный перелет истребителей.

Сейчас, судя по сообщениям, были расконсервированы несколько десятков танков Т-72 и Т-62 и эшелонами отправлены в войска.

В Восточном военном округе прошли небывалые по масштабу учения структур материально технического обеспечения. В ходе этих учений легкие транспортные Ан-26 садились на участок шоссе, превращенный во временный аэродром.

С этой точки зрения «Восток-2018», в ходе которых удалось перебросить и сконцентрировать 25-тысячную группировку, следует признать успешными.

Способность к мобилизации

Другой важнейший элемент учений — мобилизация резервистов. Именно их призыв должен компенсировать недостаток войск на востоке страны.

Неслучайно, объявляя об учениях, Шойгу сообщил: Генштабу поручено создать три группы инспекторов. Одна будет наблюдать за действиями войск Восточного военного округа, другая — Центрального. Третья — за мобилизационными мероприятиями. Из этого следует, что мобразвертывание должно стать одним из ключевых элементов учений.

Но, если нам хоть скупо, но все-таки сообщали о развертывании войск, о мобилизации резервистов практически никаких данных в СМИ не появлялось. Лишь «Красная звезда» опубликовала короткий текст о сборах резервистов в Хабаровском крае. Из него следовало, что мобилизовано было лишь несколько сотен человек, и никакого участия в маневрах они не принимали. Не исключено, что данные о резервистах организаторы оставили про запас, чтобы свести в отчетах концы с концами с численностью привлеченных войск. Но в любом случае, вряд ли эти данные поразят своей величиной.

Вопрос о численности

Сколько все-таки войск участвовали в «Востоке-2018»? Это главный вопрос, который остается по завершении учений. Несколько недель назад министр обороны Сергей Шойгу привел в немалое беспокойство иностранные государства, объявив, что в маневрах «Восток-2018» будет задействовано около 300 тысяч военнослужащих и гигантское количество военной техники и вооружений. «Более 1000 летательных аппаратов, почти 300 тысяч военнослужащих на почти всех полигонах Центрального и Восточного военных округов, естественно, Тихоокеанский и Северный флот, полностью задействованы Воздушно-десантные войска», — сказал глава военного ведомства. Если поверить словам Шойгу, то это значит, что Москва в своем военном планировании вернулась к логике холодной войны. Неслучайно российский министр обороны упомянул о советских учениях «Запад-81». В те годы и НАТО, и Варшавский Договор были обречены проводить маневры с участием сотен тысяч военнослужащих. Ведь предполагалось использование ядерного оружие, что означало гигантские потери.

Но даже тогда, при наличии более чем пятимиллионной армии, СССР выделил для участия в «Западе-81» чуть больше 100 тысяч солдат и офицеров. Сейчас же Шойгу пообещал развернуть треть всей численности Вооруженных сил. Никто в мире военных маневров такого масштаба давно уже не проводит. Даже в Китае: после проходивших в 2009 году маневров, в которых участвовало около 50 тысяч военнослужащих, Пекин уже не проводил столь крупных учений. В Европе масштабы маневров, ограничиваются Венским документом. И это не более, чем 9 тысяч военнослужащих.

Восточная часть России не может похвастать развитой транспортной сетью. Если бы кто-то всерьез рискнул перемещать 300 тысяч солдат и офицеров и 36 тысяч единиц военной техники, это на несколько недель блокировало железнодорожные и автомобильные магистрали.

В ходе маневров заявление Шойгу ничем подтверждено не было. Начальник Генштаба Валерий Герасимов обещал, что маневры пройдут на пяти общевойсковых полигонах. На бурятском полигоне «Цугол» было сосредоточено 25 тысяч военнослужащих. Еще около 1000 военных участвовали в стрельбах ПВО на полигоне Телемба. Сообщений о действиях на трех других полигонах не было.

Можно предположить, что, желая максимально преувеличить масштабы учений, российские военачальники использовали такой же трюк, который используют, когда хотят преуменьшить размеры своих маневров в Европе. Конец лета-начало осени — время итоговых учений во всех частях и соединениях Вооруженных силах. Рапортуя о маневрах в Европе, в Москве утверждают: никакого общего замысла не существует, просто несколько учений, проводимых в соседних регионах случайно совпали по времени. Для «Востока — 2018» та же схема действует с точностью до наоборот. Триста тысяч военнослужащих — это совокупная численность всего личного состава войск Восточного и Центрального военных округов, Воздушно-десантных войск и Северного флота (которые так или иначе задействованы тысячах всевозможных учений и проверок). Их единым махом зачислили в участники учений. При этом на востоке не наблюдается напряженности, которая объясняла бы необходимость такого завышения цифр. Скорее всего руководство Минобороны просто решило поразить верховного главнокомандующего масштабами учений.

И все же следует признать: на востоке страны действительно прошли крупнейшие маневры, в которых было задействовано 30−40 тысяч военнослужащих. Парадоксальным образом, пропагандисты и пиарщики сослужили дурную службу для Минобороны. Реальные достижения учений «Восток-2018» затерялись на фоне фантазий вокруг придуманных гигантских цифр.

Оригинал

РПЦ полностью зависима от государства, поэтому после распада СССР автокефалия Украины была лишь вопросом времени

Константинопольский патриархат сообщил, что «в рамках подготовки к предоставлению автокефалии православной церкви на Украине» назначил своих экзархов в Киеве. Это вызвало негодование не только в РПЦ, но и высших чиновников.

Автокефалией называется статус, предполагающий административной независимости церкви

Стремление украинской церкви отделиться от РПЦ потому так сильно занимает наши идеологически-озабоченные элиты, что на ней завязаны сразу два сюжета, на которых зиждется вся мифология Российского государства.

«Русь изначальная»

Первый сюжет — о происхождении Российского государства от древних киевских князей. В свете того, что основная территория современной Европейской России была дальней окраиной владений киевских князей Рюриковичей, странно искать корни нашей современной государственности именно в Киеве, а не, например, в Новгороде. Тем не менее, в XVII—XX вв.еках, это было вполне уместно: во-первых, Украина тогда входила в состав Российской Империи, а во-вторых, Россия была наследственной монархией, и связь разных территорий принадлежностью их управителей к одной династии казалась убедительной.

Пока большевики последовательно отрекались от старого мира, существование Украины со столицей в Киеве никому не мешало, потому что в рамках новой концепций истории значение имел только путь пролетариата к социальному освобождению, а какие князья где правили — казалось неважным. Когда же в конце 30-х годов Сталин взял курс на осторожное возрождение имперской идеологии, его восприятие русской истории базировалось на каноне XIX века, поэтому в 40−50-е годы Киев снова стал «матерью городов русских», а все учебники советской истории выводили российскую государственность из Киева.

После развала СССР в 1991 году Украина оказалась отдельным государством, и в самом центре имперского мировоззренческого канона образовалась изрядная дыра: надо было или найти другой способ излагать историю России, без привязки к Украине, или же делать вид, что ничего не изменилось. К сожалению, был выбран второй вариант. И в каком-то смысле все события 2014−2018 годов — это попытки выпускников советской системы образования привести мир в соответствие со своими архаическими историческими концепциями.

«Москва — Третий Рим»

Второй сюжет, покоящийся в фундаменте мифологии современной России — это миф о сверхважности православной религии не только в истории, но и в настоящем и будущем страны. Не будем обсуждать, сколько на самом деле в России верующих граждан. Важно, что воцерковлены все чиновники и силовики, так что на политику этот фактор оказывается большое влияние, и православие считается, с одной стороны, чуть ли не русской национальной религией — потому что всех остальных мало и они-де все равно «за нас», а с другой стороны -обоснованием притязаний на особый духовный статус в мире в качестве «третьего Рима».

Желание украинцев отделиться от РПЦ, встроенной в политическую структуру современной России, потому и вызывает такое бешенство в Москве, что превращает Россию из «главной православной страны мира» в просто еще одну православную страну, а РПЦ Московского патриархата — из международной и даже имперской структуры, чуть ли не альтернативы Ватикану — в заурядную национальную церковь, все интересы которой за рубежами ограничиваются окормлением живущих там бывших или нынешних её граждан.

Особенно неприятно для живущих в фантазийных мирах «Третьего Рима» то, что в политическую свару Москвы и Киева вмешался давно списанный с политических счетов Второй Рим, то есть Константинополь, в последние века более известный как Стамбул.

Оказывается, Вселенский патриарх, заседающий в юридической столице мирового православия, может не только иметь противоположное мнение по поводу Украины, но и дать украинцам автокефалию даже вопреки протестам из Москвы. Осознание этого разрушает фантазии о мировом значении русского православия и вызывает истерику.

Альтернативная история православия

Константинопольский «Вселенский Патриархат» — ничуть не меньшее политическое и историческое недоразумение, чем Московский патриархат. Точно так же, как современная Русская церковь была создана практически с нуля теми самыми людьми, которые сначала ее уничтожили, Вселенский Патриархат был воссоздан турками после завоевания ими Константинополя. Так что в смысле организационной преемственности нынешняя стамбульская церковь моложе своей мифологии примерно на 1000 лет.

Аналогия между турецкими султанами и советской властью тем более оправдана, что обе силы решали одинаковые задачи: уничтожив старую верхушку Ромейской и Российских империй соответственно, новые власти посчитали правильным контролировать оставшееся верным своей религии население, создав для него идеологическое гетто. Турецкие султаны сселили уцелевших после резни греков подальше от центра Константинополя, в районе Фанарион (по-турецки— Фанар), отобрав все центральные соборы и выделив в качестве кафедрального собора церковь св.Георгия. И примерно по тому же принципу советская власть оставила православным Елоховский собор и Сергиев Посад (Загорск по-советски).

Нельзя не напомнить, что турецкие султаны довольно долго считали себя законными наследниками византийских императоров и именовали себя их титулатурой в переписке с европейскими монархами. Здесь тоже можно видеть аналогии с тем, как советская власть и наследовавшая ей современная российская объявили себя наследниками Российской Империи, а созданную в 1943 году Сталиным и Берией РПЦ Московского патриархата — прямой наследницей и послереволюционных структур патриарха Тихона, и синодальной церкви времен Империи, и патриаршей церкви московских царей, и даже церкви времен князя Владимира.

Церковь в современном мире

В современном мире роль и место той или иной религиозной организации в обществе определяют власти. Единственное исключение — Римско-католическая церковь, но равняться на нее РПЦ довольно странно: во-первых, католики всего мира изначально были единой организацией с центром в Риме, во-вторых, руководство католической церкви добилось для себя экстерриториального статуса в виде государства Ватикан. Тем не менее, даже у католиков есть проблемы с деятельностью во многих странах, считающих своим правом не допускать римскую церковь на свою территорию.

Так обстоят дела в исламских государствах и Китайской Народной Республике, не признающей ватиканскую иерархию и создавшей свою национальную католическую церковь.

Русская церковь политизирована, финансово, организационно и даже кадрово зависима от власти. Поэтому она была обречена потерять влияние на Украине с самого распада Российской Империи, и уж тем более, крушения СССР. Этот конфликт тлел давно, но с обострением российско-украинских отношений шанс на сохранение общей для двух стран православной церкви исчез окончательно. С этим пора смириться.

Стремление руководства Украины и значительной части тамошнего общества и духовенства обзавести собственной, национальной и совершенно отдельной от Москвы церкви — неизбежное следствие многолетнего процесса выделения Украины в отдельное государство. По сути, единая с Россией православная церковь — это последняя нить, связывающая Украину с бывшей метрополией и желание ее, наконец, разорвать хоть и неприятно для многих в нашей стране, но вполне объяснимо: едва ли руководство России и патриотическая общественность смирилось бы с ситуацией, когда руководство конфессии, официально провозглашаемой самой главной, находилось бы в Киеве, Стамбуле или Вашингтоне. Почему же тогда Украина, рвущая политические связи с Москвой, должна сохранить зависимость по церковной линии?

Хочется надеяться, что ситуация с вытеснением РПЦ из Украины заставит задуматься иерархов Русской церкви и стоящих за ними чиновников о том, стоит ли строить политику в XXI веке, опираясь на мифы века XVII-го. Но шансов на это практически нет: к фундаментальному переосмыслению идеологии российская государственность не готова.

Федор Крашенинников, политолог, публицист

Что говорят о России, политике, обществе и образовании в стране дети депутатов Госдумы и олигархов, уехавшие учиться и работать на Запад

Глава Росгвардии Виктор Золотов во вторник назвал политика Алексея Навального «изделием из американской пробирки», а также прошелся по тем, кто «делает себе запасную базу в Марбелье», «мотается по Прибалтике» и еще куда-нибудь «мотанул»: «Вы просто перекати-поле. У вас нет ни страны, ни Отечества». После этого многие вспомнили, что внук самого Золотова 18-летний Артем Чечихин, как писал в мае «Собеседник», живет в Лондоне и учится в престижной школе Cranleigh School (стоимость — 3 млн руб. в год).

Десятки сыновей и дочерей российских высших чиновников и парламентариев для учебы выбрали университеты США и Европы. Подавляющее большинство остается жить на Западе. Но некоторые связи с родиной не теряют и активно комментируют в своих социальных сетях происходящее в России. Часто — без оглядки на возможные проблемы в карьере, которые могут возникнуть у их высокопоставленных родителей.

Пескова за Собянина

8 сентября, в День тишины перед Единым днем голосования, поагитировать за Собянина решила дочь пресс-секретаря президента Елизавета Пескова. Ей нарушать предвыборные табу можно, поскольку уже много лет она живет во Франции и российских законов знать не обязана. Она прямо и написала в Instagram: «Россию считаю такой же родиной, с которой очень многое меня связывает. В последнее время Москва несомненно преобразилась и в итоге, как мне кажется — в лучшую сторону! <…> Такое ощущение, что у Москвы открылось второе дыхание! Поздравляю всех с этим важным днем и выражаю благодарность мэру Сергею Собянину! Кстати, за кого идёте голосовать?».

Но Пескова не всегда действовала в духе отечественной пропаганды. Еще год назад в той же социальной сети из ее уст прозвучала шокировавшая московских друзей и родных девушки критика. Поводом для гневных постов стала полемика вокруг участии Юлии Самойловой, которая передвигается в инвалидной коляске, в Евровидении-2017. Пескова в своем блоге неожиданно обрушилась на российскую систему социальной поддержки инвалидов и пенсионеров. По ее словам, что «в нашей стране жизнь недееспособных людей превращается в ад — отсутствие элементарных пандусов в большинстве общественных мест ставит крест на возможности людей не только чувствовать себя полноценным членом общества, но и элементарно передвигаться». А пенсионеров в России «также можно отнести к разряду моральных инвалидов, они больше не нужны, из них выкачивают все, что возможно, и тут же отправляют на задворки общества».

Пескова не боится открыто говорить, что думают многие уехавшие отпрыски российских сановников и банкиров. Она считает, что право каждого человека выбирать место для учебы самостоятельно вне зависимости от позиции родственников и от тех настроений, которые сейчас доминируют в родном отечестве: «Недовольство теми, кто работает и учится за пределами России, не делает людей патриотами. Мое обучение за рубежом не противоречит идее патриотизма, скорее, наоборот. Имея опыт жизни в Европе и общения с жителями других государств, российские «подданные» будут обладать не только врожденным русским, но и европейским мышлением. Это приведет к улучшению международных отношений, пониманию иностранного видения мира, не говоря уже о полученных знаниях и опыте, который они смогут использовать во благо государства».

Дмитрий Песков, как правило, не комментирует посты своей дочери. Исключением стала его реакция на пост Лизы о работе мэра Москвы, опубликованный в инстаграме в мае 2017 года. Пескова похвалила реновацию города, но усомнилась в целесообразности расширения тротуаров. По мнению Лизы, это сделает Москву «столицей ЗОЖников, хипстеров и экспатов». Она отметила, что Москва не может быть пешеходной и приоритетом градоначальника должно стать создание нормальных условий и для автомобилистов и для пешеходов.

Дмитрий Песков заявил, тогда что не пытается влиять на позицию дочери: «Елизавету я не хотел бы обсуждать. Это моя дочь, я с ней как отец с дочерью общаюсь, и не думаю, что это кого-то касается. Она взрослая женщина и может сама участвовать в дискуссиях, которые сейчас ведутся».

По ту сторону телепропаганды

В одной из новостных программ в середине августа на топовом американском телеканале ABC News главной темой стал процесс по делу Пола Манафорта — главы штаба Дональда Трампа времен его президентской кампании. Манафорта уличают в связях с российским руководством, пытавшимся влиять на американские выборы. Ведущей программы оказалась Алена Миньковская, которая тесно связана с Москвой.

Ее мать — Ирина Роднина, олимпийская чемпионка по фигурному катанию и депутат в Госдуме от партии власти. Она известна как последовательный критик европейских ценностей и западного образа жизни — что в целом принято среди коллег по фракции.

Дочь Родниной, постоянная ведущая новостных шоу на ABC news и MSNBC, своих симпатий не скрывает. И они резко контрастируют с позицией мамы. «С днем рождения, Америка! Простите, что я не с вами сегодня. Но вот вам в доказательство патриотическая фотосессия», — написала Миньковская в своём Инстаграме в День Независимости США. Повод для извинений Миньковской — ЧМ-2018 в России. По такому случаю она решила провести несколько летних дней с матерью.

Миньковская выросла и училась в США (в California University, специальность — политология), куда переехала еще в детском возрасте вместе с семьей. В США она успела поработать во многих медиа — RT, Huffington Post, The Young Turks. Сейчас работает в журналах The Nation и The Salon.

Помимо Миньковской в Калифорнии учились и другие дети известных государственных деятелей. Так, в Стэнфорде проходил обучение Александр Фурсенко, сын помощника президента Андрея Фурсенко, экс-министра образования и многолетнего соратника Путина. Фурсенко-младший работает адвокатом и живет в США.

Приехав на чемпионат по футболу в Москву, Миньковская для своих соцсетей сделала несколько фотографий со знаками любви к столице России: фотография с надписью I love Moscow, вид на Храм Христа Спасителя. На этой картинке в Instagram она вместе с мамой-депутатом болеет за российскую сборную.

Но чтобы не расстраивать американских друзей и коллег (а может, и работодателей) Алена не забывает напоминать и про свою любовь к новой родине. Поэтому 4 июля в разгар российского Мундиаля и среди других патриотических фотографий появился ее фотопортрет в одежде, раскрашенной символикой американского флага. На фотографии Миньковская лежит на элитном американском автомобиле.

Пользователи соцсетей в искренность ее российских показов не поверили. Один из характерных комментариев: «Настоящая патриотка. Только отчего-то не хочет жить на родине…»

«Пагубное воздействие» не на всех

Как ответ на возможные упреки в непатриотичности звучат слова еще одной американки с известной фамилией: «Очень важно заниматься любимым делом. Мне бы хотелось в дальнейшем работать и в Америке, и в России». Так демонстрирует лояльность обеим родинам Анастасия, дочь коллеги Родниной по думской фракции Вячеслава Фетисова.

Родилась Анастасия Фетисова в США, в Россию приехала уже в 12 лет. На тот момент она не могла читать и писать на языке родителей. В интервью 2006 года (тогда ей было 15), она признавалась, что планирует работать в США или Европе. Заявляла, что копит «на учебу в колледже»: «После школы я хочу продолжить учебу в Америке». В итоге она поехала изучать киноискусство в Нью-Йорк — в NYU Film School.

Один из самых популярных для детей элиты вузов на Восточном побережье США — Columbia University. Чтобы учиться там люди в среднем платят 3,5 млн руб. в год. Этот университет выбрали для себя Анна Абрамович (отец — Роман Абрамович, состояние $9,1 млрд), Николай Мамут, его брат Петр и сестра Эсфирь (отец — Александр Мамут, состояние $2,5 млрд).

Место учебы не помешало ей стать сооснователем продюсерской компании «НЛТ-фильм» в Москве. В России она успела в 2015 году выпустить фильм «Любовь есть». «Я считаю, что всегда нужно пробовать, рисковать, даже если тебе говорят, что ничего не получится. Это мой первый чисто русский опыт, в России и с русскими актерами», — гордится Анастасия.

Ее отец уже много лет состоит в руководстве партии власти, но иногда все-таки проявляет строптивость и самостоятельность. Например, он не участвовавал в голосовании за пенсионную реформу, как и еще 7 депутатов-единороссов, среди которых самым высокопоставленным оказался заместитель генсека партии Сергей Железняк.

У Железняка с Фетисовым есть и еще одно общее: выбор зарубежного образования для детей. Как признавался сам Железняк, трое из четверых его детей учились за рубежом.

Один из ключевых вузов Лондона — London School of Economics давно полюбился российским студентам из знатных семей. В нем училась дочь бывшего зампреда правительства Александра Хлопонина Любовь. Еще одним важным вузом для россиян оказался Regents University London. В нем учился Роман Ротенберг, сын друга Путина олигарха Бориса Ротенберга ($1 млрд).

Трое детей учились соответственно в США, Великобритании и Австрии еще у одного коллеги Фетисова и Родниной по фракции — экс-вице-губернатора Краснодарского края Александра Ремезкова. Старший их них Степан Ремезков так объясняет, почему полезно получать образование в США: «Благодаря этому превосходному образованию, я приобрел свои фундаментальные жизненные ценности: долг, честь, верность и мужество».

Подобная точка зрения сына не помешала Ремезкову-старшему стать одним из соавторов скандального закона «Димы Яковлева» о запрете американцам усыновлять российских сирот. Авторы закона опасались пагубного воздействия американского общества на соотечественников. Но не на своих детей: Ремезков-младший воспитывался в американском военном колледже Valley Forge Military Academy, а затем в престижном нью-йоркском университете Hofstra.

Расплывчатое чувство родины

Многие наледники российской политэлиты предпочитают ностальгировать по родине издалека. Не возвращается в Москву, которую почти 20 лет возглавлял её отец, Ольга Лужкова. У нее свой бизнес в Швейцарии — небольшой бар Herbarium, расположенный в Кицбюэле возле гостиницы Grand Tirolia, принадлежащей ее матери Елене Батуриной. Образование Лужкова получала в Великобритании (University College London) и США (изучала гостиничное дело в одном из вузов Нью-Йорка).

Лужкова признается, что чувство дома у нее есть, но «расплывчатое»: «Частичка дома — в Москве, частичка — в Лондоне… Только я не ощущаю сам Лондон домашним и родным… Но когда сидишь на кухне с папой, мамой и сестрой, пьешь чай — будь то Москва или Лондон, — это и есть самое родное, самое дорогое».

Многие в российской элите, несмотря на все более жесткие заявления и действия в адрес Запада, желали бы, чтобы их дети усвоили западные ценности и навыки, имеющие глобальное распространение, будь то мир политики или бизнеса, комментирует ситуацию российскому журналу The New Times Александра Вакро, исполнительный директор Центра Дэвиса по изучению России и Евразии Гарвардского университета. Это косвенное свидетельство того, что вера в этот «особый русский мир» и его глубоко специфичную систему отношений в бизнесе и политике в самой российской элите не так уж и сильна, резюмирует Вакро.



Оригинал

9 сентября проявились симптомы серьезного политического кризиса: власть начинает проигрывать там, где осталась хоть тень конкуренции

По итогам Единого дня голосования сразу в четырех регионах России, впервые за многие годы, будет второй тур губернаторских выборов, и еще в нескольких регионах «Единая Россия» проиграла по спискам на выборах областных парламентов. По данным движения «Голос», для партии власти это худшие выборы за 11 лет.

Провалы ставленников власти

Единоросс Андрей Тарасенко в Приморье не смог разгромить коммуниста Андрея Ищенко, хотя и был к этому близок — 46,5% голосов против 25%. Тарасенко — свежий путинский назначенец, врио губернатора с осени прошлого года. А вот единоросс Светлана Орлова правит Владимирской областью с 2013-го (странная рифма — она могла оказаться и губернатором Приморья, в 1998-м участвовала там в выборах и проиграла, в 2012-м рассматривалась в качестве кандидата, но тогдашнему президенту Медведеву больше приглянулся Владимир Миклушевский). Однако опыт Орловой не помог — ее тоже ждет второй тур, а главный конкурент буквально дышит в затылок: у Орловой 36,5% голосов, у Владимира Сипягина из ЛДПР — 31,2%.

Будет второй тур и в Хакасии, там действующий губернатор Владимир Зимин проиграл кандидату от КПРФ Валентину Коновалову — 32,31% и 44,81% соответственно. В Хабаровском крае у действующего губернатора Вячеслава Шпорта и кандидата от ЛДПР Сергея Фургала голосов почти поровну — примерно по 36%, чуть больше набрал Фургал.

«Единая Россия» проиграла КПРФ выборы в Заксобрание Иркутской области и в парламент Ульяновска, а в Забайкалье единороссы победили очень неуверенно. В последний раз единороссы на местных выборах проваливались в 2007 году в Ставрополье. На выборах мэра Якутска кандидат-единоросс тоже проиграл.

Отчасти провалился даже Сергей Собянин. В последнюю неделю московские власти с невиданной энергией агитировали за явку. Время выборов продлили до 22 часов, москвичам дали возможность голосовать, не покидая дач. А явка — чуть меньше 31% — все равно ниже, чем на выборах 2013 года.

Причины поражений

Причина неудач за номером один — общая, разумеется, это пенсионная реформа. Дальше начинается местная специфика, но и здесь получается свести все к общему знаменателю. И свежие путинские назначенцы, и губернаторы-ветераны, представляющие партию власти, тоже ведь околдованы схемой «партии власти»: политики нет, воли и поддержки Кремля достаточно для победы, незачем выстраивать коалиции с местными элитами и уж тем более обращать внимание на народ.

Провалы случились там, где эту схему попытались реализовывать буквально. Тарасенко за месяцы, прошедшие с его назначения врио, даже не начал искать себе союзников: зачем они человеку, назначенному Путиным? А оказывается, в сложном, конфликтном, умеющем протестовать регионе союзники бы не помешали.

Шпорт был больше озабочен борьбой против мэра Хабаровска, чем собственными выборами. Орлова — человек для Владимирской области совершенно чужой, случайный, — действовала в течение последних пяти лет с изяществом танка, умудрившись поссориться примерно со всеми и не выполнить почти ничего из предвыборных обещаний первого срока.

Отдельная история — с Хакасией. Не так давно местный Верховный совет обращался к премьеру и спикеру ГД с просьбой выделить 28 миллиардов рублей, поскольку в республике — «катастрофическая ситуация» (и там действительно если не катастрофа, то беда с бюджетом). Губернатор Зимин прославился тогда обращением к руководителям районов, которое читалось как издевка: «Сварите тушенку, на рынке продайте! Бабушек сконцентрируйте. Вы же в тайге живете, соберите ягоды, продайте». А фоном для этой удивительной дискуссии служили коррупционные скандалы и аресты высокопоставленных чиновников.

На старте кампании эксперты удивлялись — непонятно, почему Кремль разрешил Зимину идти на новый срок, это же очевидный риск. Неужели не нашлось для Хакасии «молодого технократа» из кадрового резерва, обученного по команде прыгать с обрыва и ложиться под танк (чему-то ведь такому учат теперь кандидатов в губернаторы)? А вот не нашлось, теперь нищей республике придется искать деньги для проведения второго тура. По слухам, у Зимина серьезная «крыша» — министр обороны Сергей Шойгу, но жители Хакасии почему-то предпочли коммуниста Коновалова, который даже и кампании особой не вел.

Разлом

Разумеется, это все симптомы политического кризиса: власть начинает проигрывать там, где осталась хотя бы тень политической конкуренции, и где местное начальство совсем уж откровенно плюет на избирателей в твердой уверенности, что выборы — пустая формальность, немного нервирующий элемент в системе продления полномочий. И, разумеется, это еще только тень политики, но не настоящая политика: эксперты хором, а «источники, близкие к» — аккуратно, полушепотом говорят одно и то же. Во всех четырех регионах, где кандидаты от власти споткнулись о второй тур, они все равно победят. Да, даже в Хакасии. Будут две недели ураганной кампании, финансовые вливания, но они победят.

Настоящая политика — на улице. 9 сентября Алексей Навальный объявил всероссийскую акцию протеста против пенсионной реформы. Жест символический — фарсовым выборам противопоставляется добровольное, и даже требующее определенной смелости участие в митингах (в основном, как в Москве и Петербурге, — несанкционированных). Тема — самая горячая, но спектр лозунгов шире: от требований отставки Путина до призывов освободить Олега Сенцова. Как всегда у Навального, это протест против действий российской власти в целом. География — от Владивостока и до Калининграда. Задержания (в Екатеринбурге и Новосибирске — десятки задержанных, в Петербурге — сотни), неоправданная жестокость полиции. В Екатеринбурге брали даже журналистов, не обращая внимания на пресс-карты и редакционные задания.

И — четкая линия раскола. Главный государственный информационный телеканал — «Россия-24» — весь день 9 сентября транслировал благостную картинку: руководители страны и рядовые граждане, сияя улыбками, идут исполнять свой гражданский долг. Ведущие не устают намекать: погода хорошая, не сидите дома, ваш голос нужен стране. В это же время ОМОН на улицах больших городов месит мирных протестующих, а во всех независимых СМИ — фоторепортажи и онлайн-трансляции происходящего. Телевизор же этого просто не замечает. Линия разлома получается очень четкой.

И Кремлю, конечно, придется определяться: ситуация теперь такова, что даже тень конкуренции, даже легкие «недоработки» по части применения административного ресурса создают на выборах очевидные проблемы, превращают фарсовые выборы в настоящие. А если с административным ресурсом — порядок, а вместо конкурентов у властных назначенцев — граждане без имен и лиц, политика выходит на улицы, и напоминает, что она до сих пор здесь жива. И портится благостная картинка, и вместо граждан со счастливыми лицами на фотографиях в мировых и российских СМИ — граждане, которым несчастливые лица разбили счастливые омоновцы. А откровенные попытки запугать недовольных оборачиваются ростом общественного озлобления.

Легко предположить, что вывод после воскресных событий будет сделан простой: на выборах никаких поблажек, а на улицах только дубинки. Но это, конечно, не выход, а путь в тупик. Выхода у этой власти попросту нет.

Иван Давыдов, главный редактор научно-образовательного проекта «Новая этика»

Оригинал

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире