Поводом для написания этих заметок стали три текста, практически одновременно выложенные на сайте «Эхо»: декларация Алексея Навального, возражения к ней от Ильи Варламова, плюс к тому – блог «урбаниста» Аркадия Гершмана.

Словарь «Merriam-Webster» трактует понятие урбанист вполне однозначно: «Definition of urbanist: a specialist in city planning». Отталкиваясь от этого определения, я обращаюсь с почтительной просьбой к популярным блогерами и городским активистам, не имеющим признанного профессиональным сообществом опыта в сфере «City Planning»: не будьте самозванцами, не называйте себя урбанистами!

Яркий политик Алексей Навальный и популярный блогер, фотограф-путешественник Илья Варламов, к счастью, урбанистами себя не объявляют. Более того, представленные ими тексты не вызывают никакого априорного отторжения. Если, разумеется, сделать скидку на то обстоятельство, что их авторы на урбанистов не учились, и к ремеслу «City Planning» непричастны.

Только вот без этой скидки, или, если угодно, по гамбургскому счету, получается гораздо хуже.

Алексей Навальный пишет о преимуществах сценария малоэтажной застройки односемейными жилыми единицами. На профессиональном языке этот сценарий именуется COD: Car Oriented Development, застройка, ориентированная на использование личных автомобилей. Сценарий считается вполне эффективным для субурбий крупных городов при условии должного развития магистральной и местной дорожной сети, а также наличия скоростных линий общественного транспорта, позволяющих использовать формат Park-and-Ride для ежедневных трудовых поездок.

Илья Варламов начинает с вполне справедливой критики многоэтажной высокоплотной и низкокачественной застройки постсоветского образца. Далее, следуя в русле популярного в любительской урбанистике лево-либерального дискурса, он приступает к разоблачению сценария COD. Этой «американской мечте» («что доброго может быть из Назарета?»!) Варламов противопоставляет качественную западноевропейскую застройку умеренной этажности. На профессиональном языке этот (весьма симпатичный!) сценарий именуется TOD: Transit Oriented Development; застройка, ориентированная на общественный транспорт. Впрочем, к той же категории TOD относится весьма несимпатичный постсоветский сценарий, «хрущевские» пятиэтажки и многие другие форматы, общей чертой которых является физическая несовместимость с массовой автомобилизацией жителей.

Каждый из названных сценариев – COD и TOD – имеет свою историю, свою сферу физической реализуемости и эффективного применения.

Обращение к сценарию COD запустило когда-то, говоря словами американского историка городов и транспорта Дэвида Джонса, «спираль самоподдерживающего роста». Вот как описывал этот феномен упомянутый автор: «Строительство дорог делало владение автомобилем и жительство в пригороде более привлекательным. В свою очередь, возрастающий объем автомобильных поездок обеспечивал дополнительные налоговые поступления от продажи топлива, которые направлялись на дальнейшее финансирование дорожного строительства. Названные обстоятельства приводили к дальнейшему увеличению привлекательности пригородного жилья, питая возрастающую спираль: пригородное жилье, дороги, автомобили» . Запуск этой спирали обеспечил выход Соединенных штатов из Великого кризиса, да еще и сыграл важную роль в их послевоенном развитии.

Массовое распространение сценария COD в США, Канаде, Австралии привело к показательной пропорции: на жителя этих стран приходится вдвое больше квадратных метров общей площади (flour space area), чем на его автомобиль. Так, согласно данным UN-Habitat на одного жителя США приходится 77 кв. метров, в то время как американская строительная норма автомобильного лота составляет 37 кв. метров; каждый обитатель автомобилизированного домохозяйства имеет собственную спальню!

В скобках напомню, что московская пропорция строго противоположна, примерно 20 к 40; то есть, никакой собственной спальни!

Не менее поучительную историю (довоенную, послевоенную, современную …) имеет внедрение многих разновидностей TOD.

Каждый из сценариев – COD и TOD – может быть реализован в духе идей умного и удобного для жизни города (Smart & Liveable), или, напротив, без особого ума и любви к людям. Более того, в условиях высокой резидентной мобильности два этих сценария отлично уживаются в одном мегаполисе.

Для бездетной молодежи, а также для пожилых пар предпочтительно обитать в пределах TOD, где все нужные точки притяжения в пределах пешей доступности и где, соответственно, с легкостью можно обойтись без собственного автомобиля.

Для молодых пар с детьми ряд бесспорных преимуществ имеет сценарий COD. Во-первых, просторно и сравнительно недорого. Во-вторых, всегда есть место для размещения двух автомобилей, необходимых для транспортного обеспечения домохозяйства. В-третьих, самое главное, здесь всегда есть тихий backyard, на который можно выставить коляску со спящим младенцем, или отправить играть на свежем воздухе детей постарше.

Противопоставление названных сценариев уместно разве что в рамках уже упомянутой любительской урбанистики с её религиозной верой в велодорожки и сглаживание трафика посредством искусственных дорожных препятствий.

При всей моей симпатии к COD, этот сценарий физически нереализуем в российских городах. У нас, увы, крайне низкая плотность внегородских дорожных сетей: коэффициент Энгеля (плотность сети с поправкой на плотность населения) для европейской территории России в 1,3 хуже, чем в Турции и в три раза хуже, чем в Польше; с развитыми странами нечего и сравнивать. У нас столь же низкая плотность городских улично-дорожных сетей. Коэффициент LAS (доля суммарной площади дорог и улиц в застроенной территории города) в наших городах не превышает 10% против 20-25% в Европе и 30-35% в Северной Америке.

Не менее интересен вопрос о принципиальной реализуемости в наших условиях современной западноевропейской разновидности сценария TOD. Для прояснения сути дела здесь также потребовалось бы несколько важных цифр, фактов, специальных терминов. Впрочем, не стану продолжать: блог на Эхе – явно неподходящее место для размещения руководства по устройству матчасти.

Несколько слов в заключение.

Сегодняшнее положение дел в сфере публичных обсуждений городских проблем в точности воспроизводит ситуацию, описанную когда-то в «Исторической поэтике» А.Н.Веселовского (СПб, 1893). Классик русской гуманитарной мысли с грустью констатировал: «…история литературы напоминает географическую полосу, которую международное право освятило как res nullius, куда заходят охотиться историк культуры и эстет, эрудит и исследователь общественных идей». Спустя 125 лет тон в публикациях на городские темы определяют, увы, примерно те же персонажи, что у Веселовского; с поправкой на эпоху интернета…

В 2015 году академик Андрей Анатольевич Зализняк прочитал замечательную публичную лекцию под названием «Что такое любительская лингвистика?». Следуя этому примеру, я планирую до конца текущего года собственную лекцию по поводу «любительской урбанистики».

Михаил Блинкин, и.о. декана Высшей школы урбанистики

им. А.А.Высоковского



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире