Недавний скандальный опрос про блокаду Ленинграда на телеканале «Дождь» заставил меня крепко задуматься. Не в последнюю очередь этот опрос меня касается — как историка и как коренного петербуржца.

Думаю, те казённые патриоты, которые визжат, что «Дождь» надо покарать за такой опрос, попав в подобную страшную блокаду, первыми бы скулили, чтобы отдать что угодно кому угодно, лишь бы прекратился весь этот ужас.

Как историк, я, не задумываясь, ответил бы: нет, Ленинград нельзя было сдавать ни за что. Была большая вероятность, что нацисты не пощадят жителей, и те разделят судьбу миллионов советских военнопленных и жителей оккупированных территорий, погибших в большей степени не потому, что немцы их целенаправленно истребляли, а потому что просто бросили на произвол судьбы.

В случае сдачи города — последнего остававшегося порта на Балтике — Балтийский флот был обречён на гибель; был бы потерян второй по значимости промышленный центр страны; освободившихся из-под Ленинграда войск, скорее всего, хватило бы для того, чтобы взять-таки Москву. Нет, нельзя было сдавать.

Но как человек, я не могу ответить на этот вопрос. Я. Не. Могу. Ответить.
Смогу ли я сказать, что нельзя было сдавать город, человеку, потерявшему в блокаду мать, брата или сестру? Смогу ли я, вдруг каким-то волшебным образом оказавшись в том времени, сказать, что нельзя сдавать город, матери, на руках которой погиб в муках её ребёнок?

Нет тут правильного ответа. Боль есть. А правды нет.

Наверное, этот вопрос — надо ли было сдавать Ленинград — из того же разряда, что и религиозная вера. Они глубоко интимны, их не следует выставлять напоказ, такое переживают глубоко внутри себя. Но если уж у нас время сейчас такое, что религиозностью своей всем в глаза тычут, то пусть не удивляются и таким опросам.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире