А вы знаете, мне его жалко! Это я про начальника колонии № 6 Копейска — Дениса Механова. Жалко по разным причинам:
— потому что верил в то, что ему ничего и никогда не будет (даже подписка о невыезде и домашний арест для него — ШОК);
— потому что после того, как его выпустили под подписку, он стал более уязвимым — теперь все предполагаемые «подельники» в курсе, что он со следствием сотрудничает, а для тех, с кем он, возможно, делился тем, что вымогал у бедных зеков, он стал более легкой мишенью…
И как ему сейчас, должно быть, не сладко, чувствуя, что его обложили со всех сторон…


Теперь по существу:

Вчера я с обеда до позднего вечера была в «шестерке». С одиним из депутатов ГосДумы — Гартунгом. Пускать меня туда не хотели. Особенно противились начальника ГУ ФСИН по Челябинской области Владимир Турбанов и его заместитель по воспитательной работе — Василий Назаркин. Причины открыто не назывались, но было понятно — я персона нон-грата, ведь именно от меня информация об акции протеста заключенных попала 24 ноября в СМИ страны. Не было бы шумихи, и «механовских» проблем бы сейчас тоже не было. Другое дело, что депутат Гартунг настоял на моем визите. Ну что им оставалось, повздыхали, посмотрели на меня злобно и пустили.

За колючкой мне были очень рады, со всех сторон доносилось: «Оксана пришла!», «Спасибо вам, Оксана, если бы не вы, они бы нас убили!» и обращение к депутатам и прокурорам, которые тоже нас сопровождали — «Защитите нашу защитницу Оксану!». Кстати, такие обращения ребята даже оформили письменно — в каждом из них почти 1300 подписей. Одно я выложила в ЖЖ. У меня даже слезы на глаза навернулись.

867028

На самом деле после опубликованного в челябинских СМИ письма якобы 59 родственников заключенных ИК-6, которые обвиняли меня в том, что «моему сну мешает общак», что я «подкупала цаганок, чтобы придать вес своим словам» и, что у меня уть ли не любовь со смотрящим Копейска, поступок зеков был крайне приятным и, черт возьми, очень достойным. Они попытались защитить ту, которая защищала их, не сворачивая в сторону, не идя не поводу у провокаторов, псевдо-правозащитников и оборотнях в погонах. Кроме письма ребята предлагали и конкретные действия — кто-то предлагал бесплатного водителя, кто-то даже нанять частное охранное агенство, кто-то просто поехать на время к родителям в другой город, мол, «отсидеться».

Теперь самое главное — по жалобам.
До вчерашнего дня мне казалось, что про пытки я здесь знаю уже все. Но (в этом месте должны быть трехэтажные маты — без них никак!), то, что я услышала от заключенных вчера повергло меня в такой шок и вызвала не просто злость по отношению к истязателям в погонах, а даже гнев. Я смотрели на заместителя начальника Челябинского ГУФСИНа Назаркина и меня так и подмывало спросить его в лицо: «Как же вы все после этого живете?». Как я сдержалась — одному Богу известно.

Осужденный Жмаев — передвигаться самостоятельно не может. После приезда СПЧ во главе с Михаилом Александровичем Федотовым его отвезли в больницу. Сейчас, по прошествии трех недель он снова находится в СУСе ИК-6...Говорит, единственный плюс — дали костыли. Раньше и их не было, из одного конца камеры до другого приходилось ПОЛЗТИ! Из-за этого он отказывался от еды вообще, потому что до раздачи вовремя подползти не мог. Но это в его случае не самое страшное. Страшно то, что из-за того, что начальник колонии Механова решил, что он — злостный нарушитель, его регулярно подвергают унизительно процедуре «полного обыска». Теперь, когда он встает с лавки, на ней остается кровь! И так у многих…

867030

Осужденный Любисток — неоднократно был бит. Якобы применяли спецсредства. И применял их заместитель начальника колонии Щеголь (кстати, он все еще на свободе и даже не обвиняемый).

— Они раздели меня до гола, положили на стол, били по спине резиновой палкой. Я потерял сознание, очнулся, когда меня ударили дубинкой по ягодицам — нестерпимо стало больно. Кто-то оттащил Щеголя, кричали, мол, остановись. Я сполз со стола, ко мне подошла женщина — главный психолог колонии и спросила: «Ты хочешь, чтобы тебе всегда было так плохо и больно? Если нет — сотрудничай!». Я отказался с ними разговаривать, тогда меня увели в кабинет оперчасти, толкнули в спину, я упал животом на диван, Щеголь снова стал меня избивать спецсредством, из раны (ранее я вскрылся) хлынула кровь, тогда они прекратили, вызвав врача.

Кстати, у Дениса Любистока есть адвокат, который регулярно его посещает. Еженедельно его брат отправляет защитника, чтобы удостовериться, что тот жив .



А что говорить о тех, у кого адвокатов нет?
Повстречалась и с другими осужденными — порядка 100 человек. В том числе и уже со старыми знакомцами — Терехиным, который с 19 ноября по 1 декабря сидел на голодовке в знак протеста против пыток и зибиений. С того момента, как мы посетили его в ШИЗО вместе с СПЧ, он немного поправился. С Нестеровым, который в дни протеста вскрывался. Кстати, раны на руках ему даже должным образом не зашили, теперь там просто ямы… С Аминовым, которого долгое время держали в ШИЗО. Этот дагестанец уже давно пишет ходатайства, чтобы уехать отбывать наказание на Родине — в Дагестане. Но ответов пока нет. Рассказала ему о защитнике всех кавказцев Максиме Шевченко))) — пообещала продублировать ему ходатайство.

867032

Многие заключенные рассказывали и о поборах. Как выяснилось, клуб, баня, жилые бараки и столовая — все ремонтировалось на средства заключенных, даже техника покупалась на них же. И тому есть доказательства — чеки, товарные накладные. У меня на руках гарантийные талоны на музыкальные центры, компьютеры и тому подобное, которые были переданы мне для передачи в Следственный комитет. Полагаю, если восстановить в магазине чеки, то все «сложится в ёлочку». В этой связи у меня вопрос к счетной палате Российской Федерации: вы будете проверять, куда расходовались бюджетные средства, выделенные на ИК-6 Копейска, если все ремонты были сделаны за счет заключенных?

Кроме этих доказательств были переданы и более весомые — это диск с записями телефонных разговоров осужденных колонии, которые звонили своим родным и говорили, что привезти, чтобы получить свидание. Он уже передал следователям. Но самое главное — вновь вскрывшиеся факты, по которым зеки готовы свидетельствовать против администрации — самый безобидный из них — укрывательство в гараже ИК-6 краденых автомобилей… Самый ужасающий лично для меня — преступления против здоровья людей. Многие заключенные рассказывают о так называемом цехе по переработке опасных медицинских отходов.

867034

— Мы работали без средств индивидуальной защиты, — говорит осужденный Аминов. — На некоторых ваккумных упаковках со шприцами и капельницами было написано: «Осторожно, опасность класса В,С», или «Осторожно, ВИЧ-инфекция». Мы очищали их от крови, промывали и обратно запаковывали, совсем негодное уничтожали. Куда дальше это девалось, неизвестно. Боюсь, что снова продавалось!

Кстати, этот цех успели заснять на камеру ребята из рабочей группы СПЧ. На следующий день администрация колонии вывезла все из того цеха в неизвестном направлении. У меня вопрос к Генеральной Прокуратуре: вы будете ходатайствовать о проведении полного медицинского обследования заключенных, которые подвергали свою жизнь опасности, работая с медицинскими опасными отходами? Вы будете наказывать начальника колонии за то, что он подверг жизнь граждан Российской Федерации опасности?

Ну и как итог скажу: сегодня встречалась с членом ОНК по Челябинской области Диной Латыповой. Девушка была в шоке. Тут и опасения за свою жизнь, и недоумение, и растерянность. При том, что она — опытный «онкашник», такое и она встретила впервые. Сегодня осужденные показали ей «тайные» комнаты колонии № 6.

— Смотришь — стена. Нажимаешь — открывается коридор, — рассказала она. — Там спальня, душевая, компьютеры. Оказывается, у начальника колонии были специально обученные СДиПовцы, которые писали все телефонные разговоры сотрудников и осужденных, следили за тем, с кем встречались члены ОНК, потом отчитывались перед начальником.

В тех помещениях, по словам Дины, кругом валяются шнуры от спешно вывезенных компьютеров и другой техники, зарядные устройства для телефонов и многое другое. Заключенные говорят, что вчера эти комнаты они показали следователям Челябинского областного следственного комитета. Но те пока это не комментировали…

Я еще раз призываю Президента РФ В.В. Путина, главу СПЧ М.А. Федотова, главу СК РФ А.И. Бастрыкина, главного Прокурора РФ Ю.Я. Чайку и главу ФСБ А.В. Бортникова — ПОМОГИТЕ НАМ ВСЕМ — заключенным ИК-6 Копейска, которые уже не верят в справедливость, правозащитникам, которые подвергают свою жизнь опасности, вороша такие вот «механовские» ульи, которые я не побоюсь предположить, являются преступными сообществами (наказания по ст. 286 (превышение служебных полномочий — это мало!), родственникам, которые уже выплакали все глаза, трясясь за своих сыновей, находящихся, по сути, в плену у тех, на кого они сейчас жалуются!

Перво-наперво надо отстранить ближайших сподручных (заместителей) Механова — Зяхора, Ахматнурова, Пичкова. Именно на них, преимущественно, жалуются заключенные. Именно эти людей сейчас давят на ребят, заставляя отказаться от показаний! Вчера, например, за пять минут до моего захода в ШИЗО, на заключенных пытались давить: «Отдадите сейчас заявления и жалобы, мы на вас уголовное дело повесим!». И такая нервотрепка каждый день!


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире