Тут как-то летом я писала душераздирающий текст о том, как люди в застенках, не имея возможности лечиться, находятся почти при смерти (http://www.echo.msk.ru/blog/o_trufanova/1366128-echo/). Они теряют надежду даже на то, что их когда-нибудь станут лечить, ну или хотя бы доктор вдруг подобреет, откинет свой цинизм и обратит на них внимание. К слову, и доктора, не делающего идти на контакт с безнадежными пациентами-заключенными я тоже понимаю — зачем ему груз бессилия, который после доброго общения с больным станет еще тяжелее…
Вчера мы в команде с членами общественной наблюдательной комиссии по Челябинской области посетили ЛПУ-3 (лечебно-профилактическое учреждение), относящееся к вотчине тюремной медицины —  лечат там заключенных всяких — от подследственных до рецидивистов, отбывших в местах заключения не один срок и не короткий. Это не первый наш визит в эту особенную больницу. Но именно в этот визит даже у меня — абсолютно оптимистичного человека — пропало желание что-то изменить в этой гнилой системе, где жизнь человека ничего не стоит. 
Я не буду сейчас рассказывать о том, как на 19 квадратных метрах в палате умещается по 15 койка-мест, и как в палатах таких душно, несмотря на открытые форточки. Я расскажу лишь об одном человеке — его фамилия Лавров, статья 159 УК РФ (мошенничество), за него же он был судим и ранее. Сейчас у него прогрессирующая IV стадия неходжкинской лимфомы (злокачественная опухоль). Онколог, осмотревший его еще в июле, из городской «вольной» больницы прописал ему курс химиотерапии, расписал график ее прохождения. Но прошло уже почти три месяца, а курс еще даже не начат. На мой запрос мне выдали справку, что препаратов для химиотерапии в ЛПУ-3  просто нет. На вопрос, когда будут, представитель главка ответил что, похоже, никогда — ФСИН  не дает на это денег…
Казалось бы, если не можете лечить, отпускайте —  исполняйте постановление Правительства РФ № 54 от 2004 года «О медицинском освидетельствовании осужденных, представляемых к освобождению от отбывания наказания в связи с болезнью», пусть лечится дома! Но и тут загвоздка — заключенный дважды подавал документы в суд на освобождение по болезни (первый раз — еще летом, второй раз — в нынешнем сентябре), оба раза представитель ЛПУ-3 не соглашался с просьбой в связи — ВНИМАНИЕ —  плохой характеристикой и дисциплинарными взысканиями… Казалось бы, при чем тут поведение осужденного и Постановление правительства при подтвержденном раке последней стадии? Но прокурор по фамилии Горюнов (Челябинская областная прокуратура по надзору за законностью в ИУ) тоже был против… Только лечащий врач Борисов на суде подтвердил, что лечить нечем!  Сейчас дело находится апелляции в Челябинском областном суде. Какое решение примет он? Обречет на смерть или даст возможность лечиться? И, как это ни цинично с моей стороны прозвучит, давайте делать ставки, господа. Вы еще верите  гуманизацию как главную цель реформы пенитенциарной системы?


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире