18:46 , 28 марта 2017

Горе харьковской Балаклеи: Пусть огонь превратится в пух

Ночью с 22 на 23 марта на военном складе в городе Балаклея Харьковской области начался пожар, который привёл к катастрофе. В результате пожара началась детонация хранившихся боеприпасов. Информация о взрывах на территории 65-го артиллерийского дивизиона в Балаклее поступила в Государственную Службу Украины по чрезвычайным ситуациям в 2.53 утра 23 марта.


Утром первого дня пожара огонь распространился примерно на треть территории части, а к 13.00 пожар охватил примерно половину территорию базы, по информации, озвученной Владимиром Гройссманом радиусе пятидесяти километров вокруг базы была объявлена зона чрезвычайного положения. Из самой Балаклеи, а также из сел, расположенных рядом с военной частью, начали бежать люди. Информация о количестве боеприпасов, хранившихся на складе, была не известна. Стали распространяться слухи о том, что на территории базы хранилось до 175 тысяч тонн снарядов, а подземные бункеры тянулись чуть ли не до самого Харькова. Руководство Украины опровергало эти слухи всеми возможными способами. Так, Юрий Бирюков, один из советников президента Порошенко, писал у себя в Фейсбуке, что «почти половину хранения составляли компоненты снятых с вооружения боеприпасов».


Тем не менее, согласно информации городского сайта города Балаклеи, в результате катастрофы в городе повреждены 243 здания и еще 5 были полностью разрушены. Погибла одна пожилая женщина. Одиночные взрывы различной интенсивности раздавались и утром 27 марта. Это подтверждали и местные жители Балаклеи и окрестностей, которые активно обсуждают ситуацию в социальных сетях. Власти озвучили диверсию как основную версию катастрофы. Причём, указывалось, что детонация произошла как вследствие поджога травы естественным путем, так и неким лучом со спутника. Также озвучивались версии о беспилотниках.


В обсуждении же ситуации в городских группах в социальных сетях преобладала версия о ненадлежащих условиях хранения. В качестве одного из основных свидетельств этого приводились фотографии 2013, беззаботного для украинских военных, года, которые были сделаны на территории части. Юрий Бирюков в своём заявлении на Фейсбуке от 23 марта уверял, что на реконструкцию хранилища «выделялись деньги», но их все равно «катастрофически мало» и на реализацию подобного  хранилища в другой точке Украины «сейчас просто нет денег». Подобные заявления в какой-то мере подтверждают мнения местных жителей о том, что не обязательно причиной пожара был некий космический луч.

Тем временем, появилась информация о том, что территорию базы посетили высокие чины НАТО, которых попросили о помощи, в том числе, в экипировке для обеспечения безопасности саперов. А те, в свою очередь, обещали подумать, как тушить пожар и как научить украинских военных пользоваться необходимым оборудованием, которое НАТО обещали поставить, по словам пресс-секретаря Вооружённых Сил Украины Владислава Волошина.


Это – кратное изложение событий, согласно доступной информации в СМИ и личных страницах представителей правительства Украины в социальных сетях.


Вторая часть рассказа о трагических событиях ночи 23 марта  – реплики и рассказы простых жителей Балаклеи, города, расположенного в сотне километров от Харькова и в 90 километрах от границы с Россией.


Дети взрослеют быстрее, когда они вынуждены переживать горе. Это — горе, когда дети становятся мудрыми раньше времени, когда заканчивается их детство. Никита, 14 лет. Встретились в социальных сетях. Я случайно наткнулась вот на эти строки…


«Пусть я далеко от снарядов, Далек я от взрывов в ночи, Надеюсь, что всё успокоится и гул от ракет замолчит. 
Боюсь я за наших соседей, боюсь за животных чужих, боюсь, что родня не вернётся, там дым затемняет птиц. 
Кричат рядом дети и люди, боятся они друг за друга. Надеюсь, что всё восстановится, огонь превратится в пух…»


«Огонь превратится в пух…»


Строки были подписаны. Я зашла на страницу Никиты ВКонтакте, а увидела еще ребёнка. Круглолицого и в очках… вместе с одноклассниками и маленькой сестрой.

— Никита, вы сами это написали? 
— Да, сам. 
— А сколько вам лет? 
— В феврале исполнилось 14. 
— А почему вы это написали? 
— Я живу и рос в Балаклее. До недавнего инцидента. 
— И той ночью ты был дома? 
— Да, я сам с базы. Всё началось в три утра. Это было не легко пережить. 
— Вы с семьей сейчас в безопасности? 
— С нами всё в порядке. Мы у родственников.
— Ты разрешишь мне опубликовать твои строки? 
— Но у меня нет больше стихов. Этой ночью пришло вдохновение и я решил попытать удачу. 
— У тебя всё получилось. Я тебе это говорю не из простой вежливости. 
— Просто тяжело было. Эвакуация была плохо организована. Мы с мамой бежали где-то 15 км, а к родным нас потом попуткой подвезли. Знаю только, что людей эвакуировали в школы и бурсы. А там местные люди помогали. Но за те пробеженные 15 км мы встретили только две эвакуационные машины. Возможно, это связано с тем, что мы бежали практически в самом ПЕРЕДИ, но все же… Бабушку на автобусе привезли. Она 100 гривен заплатила, а отчима на эвакуационной машине вывезли. Я рад, что мои друзья все в безопасности.


Продолжила читать, что говорят жители Балаклеи.  Некоторые из них откликнулись и сами ответили на вопросы.

«Пожар потушили? Нужна правдивая информация от местных людей…»

Ответы, полученные 25 марта, начиная с 7.19 утра.

7.19 Ольга Клименко: Нет, не потушили
7.25 Ксения Волокина: Взрывы есть и всю ночь были. 
7.41 А.Г.: Журналисты врут. Та словите вы уже этих журналюг и надавайте им по печени. 
7.53 Марина Вавилова: С часа ночи слышим взрывы. Где, пока не можем понять. Интенсивность взрывов и интервалы между ними — разные. 
7.54 Марина Вавилова: Не пускайте сюда журналистов.
7.54 Жора Глущенко: Те, кто вернулись в Балаклею, ребята, снимайте видео и заливайте. Это будет правдивая инфа. Не верьте новостям! Там всегда нае...т…
7.55 Аничка Атамась: В Андреевке попытались соврать. Там журналистов побили и камеру попытались отобрать. А ниже в комментариях есть разъяснения, почему дали трындюлей. 
Н.Г.: Взять этих сраных журналистов и поселить вблизи эпицентра. Вот пусть, суки, посидят и послушают, как тихо и спокойно. 
8.00 Ваня Шутенко: Я в Балаклее. За ночь четыре раза бахнуло. 
8.32 Яна Кудалина: Искренне сочувствую Вам, жители Балаклеи. По поводу освещения события в СМИ: точно также они освещают то, что происходит на Донбассе. Делайте выводы. 
8.44 М.К.: ...А вообще плюс у этого пожара один — то, чем хотели обстреливать Донецк и Горловку, сгорело ярким пламенем. 
Коля Бук: Какие на Донбассе ущербные люди... 
Яна Кудалина: Никто из нас войну к себе не звал. Люди воспользовались конституционным правом, а их за это во враги записали и решили убить. 
9.03 Анастасия Илюхина: Коля, почему это люди ущербные? Думай, прежде чем такое писать. Разве люди виноваты? Вчера сама была в школе, где бедные люди не знают, что им делать.
9.36 Сергей Петров: Других СМИ, кроме инета, на Украине нет. Когда говоришь, что на крупнейшем заводе Харькова – Электротяжмаше — из 6500 работников до майдана не осталось и 1500, и те работают не полную неделю, то никто не верит. По СМИ, всё в Харькове процветает. По СМИ, пожар в Балаклее потушен, а люди из Балаклеи говорят, что взрывы продолжаются. И так во всём. 
10.33 Анастасия Каминская: МЧС стоит наготове, на случай обострения. Пожар потушили. Но горят и детонируют снаряды, которые не взорвались во время катастрофы. В центре снарядов нет и в целом безопасно. Но холодно — нет газа. Новоселовка, поселок и база — пока небезопасны. Там много снарядов лежит в огородах у людей. Туда лучше не возвращаться. А в центр можно. Горсовет открыт и работает. Регистрируют пострадавших и понесших ущерб.


По поводу обеспечения пострадавших жителей едой, водой и теплом, основной груз решения этих вопросов снова лёг на гражданских волонтеров.


Из группы Балаклеи Вконтакте:
«Для жителей города с 12:00 в кафе «Шевченкова Хата» на ул. 1 мая будет бесплатный обед. У кого нет возможности приготовить еду, приходите, постараемся накормить. Люди, прошу без фанатизма, приводите бабушек, детей, тех, кто действительно нуждается. Рады будем жителям Поселка, Базы! Тарелочка горячего супа или борща с хлебом и теплый зал для вас!»

«Поселок Нефтяников! 
К 13:00 будет организована полевая кухня, приходите к 6 школе, обеды бесплатные».

Юлечка Пильгун: «Так как есть дома и квартиры, которые очень сильно пострадали и в данный момент жить в них невозможно, а восстановление требует времени, хочу предоставить жильё для семьи в г. Изюм (частный домик)!!! бесплатно!!! Пишите в личку!» (сохранена пунктуация автора).


Сегодня 28 марта. Люди возвращаются в свои дома. Тема взрывов не уходит, но все чаще люди обсуждают, стоит ли ждать компенсации за разрушенное жильё. Жителям Балаклеи надо решать, как жить дальше: «Ходит ли вообще комиссия по поврежденным домам/квартирам по устранению последствий ЧП. Если да, то составляют ли акты обследования поврежденных объектов с заключением, пригодны они или нет для дальнейшего проживания… Слабо верится в восстановление за муниципальный счёт без судебного разбирательства. А в суд надо будет с чем-то идти».

Среди ответов встретились такие.

Э.Л.: «Хотя бы крышу и окна пусть восстановят. Ответ учётной службы по убыткам был прост: «Сами восстанавливайте». А зачем вообще тогда ходят по домам и записывают убытки?»

Е.Р.: «Требуйте возмещения у администрации. Не стесняйтесь: ведь не вы виноваты в вашем горе, а государство. Государство, которое либо специально устроило это мероприятие для списания проданного налево материала, либо не смогло обеспечить надёжность хранения такого масштабного склада».

А ещё Балаклея ищет своих собак и котов. Десятки объявлений с просьбой о помощи «найти хвостатого члена семьи». Люди просят подбирать разбежавшихся в ужасе животных и давать объявления о находках. Помните, как Никита в своём первом в жизни стихотворении писал: «Боюсь я за наших соседей, боюсь за животных чужих…»?


Н.Г.: «А я кошку с собой забрал и попугая. Но попугай не выжил. Ему было почти 15 лет. Когда вернулись домой, он день полетал и умер. А кошка живая… Много животных было сбито. Всем удачи в поисках. Только люди в ответе за тех, кого приютили». Яна Маковецкая: «Мы когда бежали, муж сына нес, а я – собаку». Алёна Тазбаева: «Когда бежали из Донецка, тащила сюда свою овчарку. А теперь  муж сначала нас вывез, а потом сразу вернулся за двумя собаками и кошкой».


Ищут Тарзана, Тоню, Алмаза, Боню…


И не верят в будущее: «В сухом остатке – народ, не дождавшись помощи, сам восстановит повреждения. Выделенные деньги с***. Власть придержащие будут мычать и жевать сопли. Все как всегда».


На 9.56 утра 28 марта военные продолжили подрывать на одном из полигонов неразорвавшиеся снаряды.




Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире