12:33 , 02 января 2015

Новый Год на Донбассе: как выживает мирное население

По поводу финансовой ситуации жителей Донецкой и Луганской областей по итогам двухнедельной поездки в эти области. Она — хреновая. Распоряжение президента Порошенко об остановке  обслуживания банковских счетов и эвакуации бюджетных предприятий делает свое дело. 

Среди тех, кто не получает сейчас свои пенсии — дети-инвалиды из Краснодонского интерната: тяжелые формы ДЦП, синдром Дауна, рожденные без конечностей. Их пенсии по инвалидности —  1200 гривен в месяц. 

Среди тех, кто не получает пенсии — старики из Дома престарелых в Луганске. «Как мы живем? Мы еще живем… Добрые люди нас кормят. А вот тем старикам, кто за забором, намного тяжелее», сказала мне одна бабушка. Врач Сергей Александрович рассказал о бабушке из Шахтинска, которую доставили в больницу, покусанную крысами. «Она еще неделю жила. Думали, что пошла на поправку. А сердце не выдержало», рассказал он мне. 

В Луганске за день до моего приезда до администрации добрела бабушка и упала в голодный обморок. «Мы ее сначала чаем отпаивали. Потом чуть-чуть еды дали. А она снова — в обморок. Все-таки привели в чувство, дали еды, отвезли домой. Теперь к ней волонтеры будут ходить, носить еду», рассказала волонтер Лиля из Луганска. В Луганске в приют для детей стали собирать детей и подростков, опекунами которых являются бабушки и дедушки. Они не могут сейчас прокормить детей. В приюте, рассчитанном на 60 человек, сейчас 26 детей от 4 до 17. Подготовили комнату для малышей до трех лет. Приезжали наблюдатели ОБСЕ. Были поражены тем, как персонал приюта старается, чтобы дети чувствовали себя нормально. В Доме малютки Луганска есть не только отказные новорожденные, но и те, кого мамы не могут прокормить. Встретила там одну маму, которая приходит кормить туда своего младенца. «Еще бы у нее молоко было», сказал дежурный врач Анатолий Иванович. 

Теперь о том, как решаются эти проблемы. В Донецкой области начались выплаты зарплаты врачам и учителям. Первая зарплата за ноябрь была выплачена в декабре. До этого врачам были осуществлены выплаты материальной помощи: в октябре — по 1000 гривен, в ноябре — по 3000 гривен. Также в декабре зарплату в размере чистого оклада получили сотрудники горноспасательной службы Донецка, занятые на шахтах. Естественно, что речь идет о шахтах, которые не пострадали в ходе вооруженного конфликта. 

Сотрудники ВУЗов в Донецкой области также получили зарплату за ноябрь в декабре. Во всех отделениях банков, которые сейчас не работают, оборудованы пункты выплаты материальной помощи пенсионерам. Все пенсионеры, с кем удалось поговорить в Донецке и Макеевке, сказали, что они получили по 1000 гривен одноразовой материальной помощи. В Горловке людям роздали бесплатно по тонне угля. Цена на уголь, по словам моих собеседников, возросла в три раза: с 1000 гривен до 3000. В течение зимы на отопление частного дома у моего собеседника из Луганска уходило 3 тонны. В Луганской области не раз на дорогах встречались грузовиками с углем, которые двигались в сторону Украины. Шахтеры говорили, что на шахтах до миллиона тонн угля, который не успели продать до начала военных действий. 

В Луганской области также осуществляются выплаты материальной помощи. Пенсионеры получили материальную помощь один раз. Суммы варьировались в зависимости от «категории». Инвалиды получили по 1800 гривен. Остальные категории — 1200 и 900. В Луганской области в детские приюты стали собирать детей, опекунами которых являются их бабушки и дедушки, а также детей матерей-одиночек. Из-за отсутствия выплат детей невозможно прокормить. Решение о предоставлении временного убежища для таких детей на год было принято 31 октября. Тогда же в 1й областной детский дом Луганска был доставлен первый семилетний ребенок. 3 ноября детские дома открылись официально как «центры помощи детям, оказавшимся в сложных жизненных обстоятельствах, а также жертвам военного конфликта». Данный детский дом рассчитан на 60 детей. Сейчас в нем находятся 26, трое из которых были привезены туда 28 декабря. Оборудована еще одна спальня для детей младше трех лет. Среди детей есть два инвалида детства. Девочка 15 лет больна астмой. У мальчика — тяжелая форма деформации стоп. Детей находят как в самом Луганске, так и в области. Обеспечение питанием полностью зависит от гуманитарной помощи. 

Гуманитарная помощь, в основном, идет из России. Однако, есть волонтерские организации в Украине, которые предпринимают неимоверные усилия, чтобы доставить помощь людям. Помощь приходит из Киева, Одессы, Святогорска, Запорожья, Харькова. Помощь также приходит из других стран. В Донецк, например, приезжали представители православной общины Бельгии, которые передали средства, собранные с целью организации помощи мирному населению. Также мне говорили о том, что помощь приходила из Люксембурга. В Луганске директор 1го дома-интерната для детей рассказала, что все окна в здании были заново застеклены благодаря помощи родителей из Канады, в свое время усыновивших детей из этого интерната. 

В Луганске встретилась с Владимиром Жуком, общественником, отвечающим за организацию работы общественных столовых. По его словам, в Луганске такие столовые открыты в каждом районе города. Интенсивность обращения людей колеблется от получения ими материальной помощи. По его словам, сейчас снова наблюдается наплыв людей. В общей сложности, по его словам, столовые обеспечивают бесплатной едой до 17 000 человек. Каждое кафе обслуживает до 600 человек в день. Однако, проблемы связаны с обеспечением едой одиноких стариков. Для того, чтобы их выявить, были созданы команды из местных волонтеров, которые просто пешком обходили районы и опрашивали соседей. По словам Жука, 35 волонтеров ежедневно обеспечивают едой, которую разносят в термосах, порядка 200 лежачих пенсионеров. Он отметил, что не хватает термосов большого объема и теплой обуви для волонтеров. Володя сказал: «Можно было бы помогать и большему количеству нуждающихся, но волонтеров тоже кормить надо чем-то». 

В Луганске также действуют местные группы волонтеров. Некоторые из них объединились в общественные организации. Они оказывают помощь геронтологическим центрам, больницам и детским домам. Помощь оказывается за счет гуманитарной помощи, которую они получают от частных лиц в России. 

Все, что идет из России через официальные гумконвои, распределяется через официальные структуры. Волонтеры и в Донецке, и в Луганске говорили о том, что есть огромное количество людей, которые вообще не подпадают ни под какие категории помощи. Например, люди, ставшие инвалидами в результате перенесенных инсультов уже во время военных действий, которые нигде не зарегистрированы как инвалиды. Матери малолетних детей из полных семей, которые получали пособие по уходу за ребенком. Я встретила много таких случаев. Женщины плакали, что они «не виноваты в том, что они — не матери-одиночки». Они зависят только от помощи частных лиц.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире