14:00 , 05 декабря 2014

«Что осталось от Минских соглашений?»: слушания в Европарламенте

Во время ноябрьской сессии Европарламента в Страсбурге были проведены слушания на тему «Что осталось от Минских соглашений?» Организатором мероприятия стала Ребекка Хармс, евродепутат от Германии, со-председатель фракции «Зеленых» в Европарламенте. 

На слушаниях выступали Елизавета Щепетильникова как представитель Майдана и Александр Хуг, заместитель главы Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ в Украине. В этом мероприятии довелось принять участие и лично мне. Я была приглашена для рассказа в Европарламенте о положении мирного населения Донбасса, а так же лиц, покинувших территорию региона из-за вооруженного конфликта.

Прожив больше месяца вместе с людьми, объехав несколько городов, в том числе Киев, Мелитополь, Запорожье, Белую Церковь, Донецк и Луганск, я могла сделать определенные выводы. 

1. Украина как государство полностью отказалось от своих обязанностей перед частью своих граждан. Вся помощь перемещенным лицам идет либо через волонтеров, либо через гуманитарные организации. Однако, после гибели в Донецке сотрудника Красного Креста, число гуманитарных организаций, оказывающих помощь беженцам, сократилось. Международный Красный Крест в октябре приостановил свою деятельность в Украине. Волонтеры же тоже работают в условиях постоянного риска. Им угрожают вооруженные группы с обеих сторон. Они вызывают подозрения СБУ: «возите гуманитарную помощь на Донбасс — будете кандидатами на сообщников сепаратистов».  Они становятся объектами травли в социальных сетях. И зачастую это не просто оскорбления, а открытые призывы «разобраться» с волонтерами в их домах в Киеве или Мелитополе.

2. Подписанный Президентом Порошенко указ об отмене выплат бюджетникам и пенсионерам на территориях, не контролируемых Киевом, выводит сотни тысяч людей, не имеющих никакого отношения к конфликту, за грань выживания. В середине октября в Донецке и Луганске в областных больницах я встретила врачей, которые продолжали работать, несмотря на невыплаты зарплаты с июля. При этом, все больницы оставались в ведомственном подчинении Минздрава Украины. В бомбоубежищах и подвалах жилых домов Петровского и Кировского районов Донецка я встретила несколько сотен женщин, детей и стариков, у которых не было лекарств, воды, а часто и еды. Они полностью зависели от тех волонтеров, которые пытались хотя бы с какой-то регулярностью доставлять им минимальный запас еды. Те, кто задает вопрос: «А почему они не уезжают?» не желают воспринимать реальность: тем, кто выживает в бомбоубежищах, не на что выезжать и, самое главное, порой просто некуда. 

Количество беженцев в Запорожье, Святогорске, Мелитополе превышает возможности волонтеров по их обеспечению жильем и продуктами. На фоне активной кампании в ряде СМИ, направленной на создание отрицательного образа беженца с востока, который обязательно «тунеядец», «нахлебник», «самвиноват», а также «скрытый сторонник сепаратистов», а, значит, «внутренний враг», беженцам трудно найти жилье и работу. При этом, те граждане Украины, которые пытаются найти приют в России, также оказываются на обочине жизни. О Европе пока даже не приходится говорить: Европа не принимает беженцев из Украины под предлогом того, что страна переживает «расширенный политический кризис», а не войну. 

Стоит отметить, что украинские добровольцы, работающие с перемещенными лицами с востока, отмечают, что они сталкиваются со второй и третьей волной беженцев, которые пытались вернуться домой в начале осени, но сейчас принимают решения еще раз попытаться найти убежище в других регионах страны. 

Заместитель главы миссии ОБСЕ в Украине Александр Хуг отметил, что, хотя Минские соглашения были подписаны 5 и 19 сентября, до сих пор не выполнен главный пункт из 12 согласованных — о прекращении огня.

«Сиатуация значительно ухудшилась по сравнению с тем периодом, когда ОБСЕ приняло решение о наблюдательной миссии. Миссия вынуждена работать в политически сложных обстоятельствах, которые физически, и при этом постоянно меняются. Миссия вынуждена не только установить мир, но и поддерживать его», отметил Александр Хуг. 

Представитель ОБСЕ подчеркнул, что он не согласен с критикой, звучащей в адрес миссии со стороны некоторых украинских СМИ. По его словам, работать приходится в очень сложной атмосфере. Он напомнил собравшимся не забывать о том, что размер территории неподконтрольной Киеву, на которой вынуждена работать миссия ОБСЕ, больше половины Швейцарии. В миссии сейчас 300 наблюдателей из 40 из 57 стран-участниц. В Украине — 10 наблюдательных центров. В случае, если миссия увеличится до 500 мониторов, то большая часть сотрудников будет сосредоточена на востоке Украины. 

Уверения Киева о том, что переговоры не возможны, как минимум, не основательны. Так, Александр Хуг рассказал о том, как Миссия ОБСЕ получила информацию от Генштаба Украины о том, что в Украину по их приглашению прибыли 75 офицеров Генштаба России для участия в работе Совместного Центра по контролю и координации, учрежденного Минобороны Украины. Центр базируется на территории под контролем Киева между Донецкой и Луганской областями. Его основной задачей является переговорный процесс с целью выполнения Минских соглашений в пункте о прекращении огня. Александр Хуг подчеркнул, что создание данного Центра не имеет никакого отношения к мандату миссии ОБСЕ.

«Мы обратились к украинской стороне и к сепаратистам о получении базовой информации: о том, какое оружие находится, где оно находится, какое оружие должно быть отведено из зоны прекращения огня. Но ответа не было», — сказал Хуг. Кроме этого, «Сотрудники миссии регулярно сталкиваются с ограничением передвижения теми военизированными подразделениями, которые мы должны контролировать», отметил Хуг. Также сотрудникам миссии регулярно угрожают. «Те, кто читает наши ежедневные отчеты, знают о том, сколько раз в машины миссии стреляли. Тем не менее, мы продолжаем более-менее свободно перемещаться по Востоку Украины. Исключениями являются пригороды Мариуполя, западные границы Донецка, районы между двумя областями и северная часть Луганска — зоны тяжелых боев..», сказал Хуг. 

«Будучи гражданской по сути, миссия в Украине принимает тяжелые решения каждый день, направлять или нет своих представителей в те или иные места, исходя из вопросов безопасности», — отметил он. «Миссия ОБСЕ принимает непосредственное участие в содействии переговорам между представителями Генштабов Украины и России с сепаратистами», рассказал Александр Хуг. Цель таких переговоров — найти совместное решение конкретных вопросов. Так, например, было достигнуто соглашение об отводе как вооруженных сил Украины, так и сил ЛНР от линии соприкосновения, и прекращения огня с 5 декабря. 

Однако, Хуг обратил внимание на один из наиболее важных аспектов в реализации Минских соглашений: «Прекращение огня без эффективного контроля за линией границы ни к чему не ведет». Минские соглашения предписывают создание «зоны безопасности» между государственными границами Украины и России. Участок границы, не подконтрольняй Киеву — более 400 км. «Уже эта цифра показывает, какими должны быть ресурсы для эффективной работы Миссии», сказал Хуг. Он также подчеркнул важность усилий по проведению реальных переговоров между всеми сторонами для установления «длительного прекращения огня». 

Модератор встречи евродепутат от Финляндии Хейди Хаутала отметила, что тогда, год назад, «никто и представить не мог, какой будет Украина сейчас». Представитель Майдана Елизавета Щепетильникова отметила, что Минские соглашения «разочаровали многих украинцев», потому что «Украина наблюдает сейчас как убивают людей, несмотря на предписанное договоренностями прекращение огня». Щепетильникова также заявила, что «люди на оккупированных территориях, а также территориях вокруг них, которые также серьезно страдают от конфликта, просят «не прекращать воевать». Она также отметила, что «никто не контролирует и не понимает перемещения людей между конфликтным регионом и другими частями Украины». 

Большая часть вопросов из зала были связаны с гуманитарным аспектом кризиса в Украине, а также с тем, «кто кого воюет». Александр Хуг Так отметил, что в его мандат определение природы конфликта не входит. «Однако, ясно, что на Украине — вооруженный конфликт», — сказал он, отметив при этом, что на востоке страны кроме тех, кто воюет, есть еще и молчаливое большинство, которое не принимает участие в конфликте. 

Организатор слушаний — евродепутат Ребекка Хармс — заявила: «Нам нужно продолжать санкции и продолжать дипломатию. Но любой, кто говорит, что надо санкции заменить дипломатией, должен помнить, что никогда ранее не было столько телефонных разговоров между лидерами России и ЕС, не было столько встреч на самых разных уровнях». Уже после окончании встречи Ребекка Хармс подошла ко мне и пообещала, что сделает все, чтобы Ангела Меркель приняла решение об оказании гуманитарной помощи беженцам с востока страны. 



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире