Художник Дмитрий Врубель, прославившийся поцелуем Брежнева и Хоннекера на Берлинской стене, заметил, что «150 миллионов россиян смогли в последние годы породить только один полновесный бренд, и этот бренд – Путин».

Трудно не согласиться.
Путин, безусловно, самый известный бренд, опережающий по узнаваемости и влиянию все, что существует на постсоветском пространстве. Это самый дорогой из российских брендов.
Даже зампред думского комитета по госстроительству Ирина Яровая на форуме в Иваново признала, что Путин – это сформировавшийся и раскрученный бренд. Более того, это динамичный бренд, ибо Россия продолжает оставаться Россией Путина. Именно так она воспринимается в мире. Это бренд не ее прошлого, а настоящего и, может быть, будущего.
Внутри страны фамилия Путин обладает феноменальной силой.

Однако Россия не была бы Россией, если бы в ней перевелись разного рода махинаторы.
Раз в стране есть дорогой бренд, неизбежно найдутся желающие использовать его с выгодой для себя. Это может быть обыгрывание фамилии национального лидера на этикетках водки, банок с баклажанами, предвыборных плакатах или нижнем белье. Но не только там можно встретить этот бренд.

Например, когда военный инженер по автотракторной технике из Рязани в одночасье становится влиятельным банкиром – это курьезно, но вряд ли достойно серьезного интереса.
Иное дело, если этот инженер является носителем главного национального бренда.

Судите сами.
В 2007 году членом совета директоров «Автовазбанка» стал Игорь Путин, не имевший до того момента никакого отношения к банковскому бизнесу, но зато приходящийся двоюродным братом Владимиру Путину, то есть создателю бренда. Неудивительно, что банк, печально знаменитый со времен Березовского, тут же проявил амбиции попасть в российский топ-50, а член банковского комитета Госдумы Анатолий Аксаков с детской прямотой объяснил: «Данный банк хороший, так как в плохие банки люди с такими фамилиями не заходят».
Деление банков на хорошие и плохие на основании фамилии – крайне пикантный метод рыночного регулирования в стране, создающей у себя международный финансовый центр. Но именно так работает любой бренд: он воздействует не на разум, а на эмоции и подсознание.

В сентябре этого года, сохранив банковский пост в Тольятти, Игорь Путин стал вице-президентом московского «Мастер-Банка».
Число «хороших банков» в стране сразу удвоилось. «Мастер-Банк», естественно, тоже немедленно заговорил о планах вхождения в топ-50. Пресс-секретарю премьера Дмитрию Пескову пришлось срочно объяснять, что Владимир Путин узнал о карьерном рывке родственника из газет. «Этим все сказано», – подчеркнул Песков. Но, видимо, убедил не всех.

Согласно пресс-релизу «Мастер-Банка», Игорь Путин будет «заниматься реализацией стратегии развития» с целью расширения банкоматной сети, хотя по их количеству (более 1300) этот банк и так обогнал в Москве все банки страны.
Зачем же «Мастер-Банку» человек с фамилией Путин?

Ответ прост.
Сегодня в целом ряде уголовных дел выявлена одна и та же схема обналичивания: деньги перечисляются на счета фирм-однодневок в «Мастер-Банке», оттуда – на пластиковые карты этого же банка, но выпущенные на подставных или умерших лиц. Затем через ту самую сеть банкоматов извлекались наличные. Только по трем делам из числа находящихся сегодня в разработке следователей обналичка составила 130 млрд. рублей. Говоря милицейским языком, эти деньги «выведены из-под государственного контроля и налогообложения».

Следствие утверждает, что фиктивные договоры подписывались прямо в офисе банка.
Речь не только об уклонении от налогов. Обналичивались деньги, похищенные у «Газпрома», банальные взятки и откаты. Известно дело Дмитрия Витютнева из Минспорта, который вместе с братом подозревался в вымогательстве отката у компании «Ренессанс Технолоджи». У одного из братьев были обнаружены документы и печати 14 фирм-однодневок, чьи счета были открыты в «Мастер-Банке», документы об открытии там же счетов на три сотни подставных и умерших граждан, даже пластиковые карты банка на их фамилии.

Понятно, что такому банку очень нужен Путин, ибо бренд фамилии открывает любые двери.
Неспроста банкир Путин сразу же посетил Следственный комитет при МВД. Ноу-хау здесь нет: методы «сыновей лейтенанта Шмидта» эффективны и в наши дни, а рьяные чиновники по-прежнему являются идеальным объектом для манипуляции.

Под самым влиятельным национальным брендом, по сути, скрывают услугу по покровительству, проще – «крышеванию».
Поражает демонстративность, ведь до сих пор использование «хороших фамилий» проходило тихо. Шумная раскрутка Игоря Путина «Мастер-Банком» призвана, видимо, скрыть, что у них не настоящий бренд, а контрафакт, то есть вводящая потребителя в заблуждение имитация бренда или его использование без согласия «правообладателя». Например, есть часы «Blancpain» за $ 6000, подаренные премьером тульскому рабочему, а есть их пиратская копия, которая продается за 4000 рублей и служит недолго. Но носят ее напоказ, чем и занимается «Мастер-Банк».

Как известно из книги Ильфа и Петрова, чиновников, под видом оригинала получивших подделку, ждет как минимум разочарование.
Главное – в другом. Открыто наносится мощный ущерб настоящему бренду, доверие к которому снижается при каждом столкновении с подделкой. В данной ситуации все еще серьезней. Обесценивание и шельмование фамилии Путин, имитация самого узнаваемого национального бренда прямо противоречит интересам страны и бьет по ее репутации в мире. Если же банкир Путин действует с согласия своего двоюродного брата, то это уже совсем другая история. Но последнее маловероятно: ни «Автовазбанк», ни «Мастер-Банк» так и не вошли в топ-50.

Оригинал


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире