История с увольнением Юрия Лужкова вольно или невольно, но продолжает открывать невидимые стороны российского зазеркалья и представлять нам живущих там персонажей с неожиданной стороны. Уже в этом, на мой взгляд, есть ее от нее польза.

Понятно, что решение Медведева было малоподготовленным, принял он его быстро. У президента не было готовой кандидатуры преемника. С одной стороны, передача Москвы в руки бывшего заместителя Лужкова Владимира Ресина и неожиданная активность последнего говорит не только об этом, но и о том, что нет никакой «команды Лужкова», в которую еще недавно многие верили.

С другой стороны, списки возможных кандидатов на место московского мэра, которые фигурируют в разных СМИ, свидетельствуют как о наличии привычно убогой кадровой ситуации в стране, так и об уровне — в среднем — национальной политической журналистики и аналитики и степени осмысления ими произошедшего. Если Ресин останется на посту мэра, это лишь подтвердит персональный, а не содержательный характер решения Медведева. Экстренный прием Ресина в «Единую Россию» говорит в пользу такого варианта.

Активно обсуждается вопрос о том, как увольнение Лужкова сказалось на ситуации в тандеме визави президентских выборов 2012 года.

Одни говорят, что Дмитрий Медведев, мол, ликвидировал то отставание в широком общественном мнении от Путина, которое появилось после лесных пожаров в России прошедшим летом. Другие — что, уволив Лужкова, он даже вырвался вперед и теперь опережает премьера в неком неофициальном зачете в борьбе за звание кандидата в президенты от объединенной команды правящего в России тандема. Третьи утверждают, что увольнение Лужкова стало чистой победой Медведева, нокаутом Путина, однако им возражают четвертые, уверенные в том, что победа, хоть и по очкам, но как раз у Путина, который стерильно убрал сильного московского мэра руками президента и т .д.

Мне представляется, что все это далеко от реальности. Ни Путин, ни Медведев не рассматривают свои шаги как элементы конкуренции между собой, да еще конкуренции предвыборной. Внешние наблюдатели видят в происходящем то, что им хочется видеть, и экстраполируют это на тандем. Путин и Медведев — не конкуренты, и не стоит, мне кажется, обманываться на этот счет. Ни тот, ни другой совершенно не заинтересованы в ослаблении партнера и превращении части собственного тандема в хромую утку. Лужков, как я отмечал ранее, сделал ошибку, поставив Медведева в ситуацию, из которой был только один выход. Медведев, соответственно, поставил в безвыходную ситуацию Путина. Однако всю ситуацию создал именно Лужков, о чем недовольный Путин довольно откровенно сказал публично.

Не знаю, как других, но меня лично поразило, как неадекватно повел себя в сложившейся ситуации бывший мэр Москвы. Его письмо президенту полностью разбивает имидж серьезного и опытного политика, который, действительно, довольно умело управлял огромным мегаполисом на протяжении 18 лет. Учитывая, что письмо написано еще до отставки, оно показывает, в какой панике тогда уже находился Юрий Лужков. Такое впечатление, что оно написано далеким от реалий российской политики человеком, а не одним из ее архитекторов.

Заявления о создании собственного движения человеком, который до этого момента был одним из лидеров и основателей правящей партии, показывает полное непонимание Юрием Лужковым правил политического бытия, по которым его собственная партия вынуждает жить всю страну уже не первый год.

Решение идти в суд, отмененное им в силу убежденности в несправедливости суда, выглядит просто неописуемо в устах человека, который годами тащил в суд всех своих критиков и выигрывал там практически каждое дело. Иронии здесь добавляет тот факт, что московские судьи до сих пор получают «лужковские надбавки», автоматически делавшие в свое время невозможной победу в судах противников столичного мэра.

А желание добиваться выборности глав регионов звучит неубедительно от человека, который дважды соглашался быть назначенным мэром и не протестовал, когда его партия голосовала за отмену региональных выборов.

У меня сложилось впечатление, что Лужков не умеет проигрывать. Он всегда был сильнее, всегда выигрывал, другого опыта у него нет. В этом смысле он, как и очень многие вокруг него, никогда не был полноценным политиком. В России вообще нельзя научиться проигрывать, ибо тут проигрывают только окончательно. Это западное политическое искусство. Именно в неумении проигрывать так, чтобы вернуться, заложена фундаментальная слабость Юрия Михайловича, которая так ярко проявляется сегодня.

Больше всего российские политические небожители боятся неожиданно оказаться в той самой России, которую они создавали для всех остальных: в России с несправедливыми судами, но без выборов; в стране, где невозможно защитить свое имя, но где легко могут отобрать бизнес; с огромным уровнем коррупции и уровнем общественной морали не выше плинтуса; с чиновничьим хамством, милицейским беспределом и т.д. Наша обычная жизнь, которую они видели из окна бронированного лимузина, — их страшный кошмар. В их кругу это наказание для изгоев. Сегодня таким стал Юрий Лужков.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире