В канун 65-летия Победы Дмитрий Медведев вступил во вторую половину своего президентского срока. Но привычно уточнить, первого срока или последнего, в этом случае нельзя.

Два года — это не так мало, четверть восьмилетия. Сегодня Медведев — четверть Путина. Но это и не так много — вспомните достижения самого Владимира Путина к весне 2002 года. Конечно, сравнение не совсем корректно из-за разницы стартовых условий и объема административного ресурса, и неизвестно, кто из участников российского тандема добился большего за первые 24 месяца в президентском кресле.

Дмитрию Медведеву, как мне кажется, в основном удалось избавиться от образа путинского местоблюстителя, от имиджа врио президента, призванного по-дружески заменить лидера нации, чтобы соблюсти букву и дух Конституции. России в мире уже не стыдно за Медведева. Он совсем не зицпредседатель Фунт. Это во-первых.

Во-вторых, двухлетие Медведева ликвидировало феномен безальтернативности Владимира Путина — при сохранении основных параметров путинской стратегии. Механизм этой ликвидации был запущен самим Путиным и достиг своей цели: путинское видение развития страны и созданная им система власти оказались способны, вопреки многочисленным скептическим заявлениям и предсказаниям, пережить в Кремле его самого. Медведев — лучший ученик и продолжатель дела Путина. Два года он доказывает это. Конечно, модернизированного, обновленного, украшенного инновационными проектами, более жесткой кадровой политикой, реформами МВД и системы исполнения наказаний, но все же дела Путина.

Третье. Тем не менее общение с многочисленными представителями правящего истеблишмента в мой нынешний приезд в Россию убедило меня, что подавляющее их большинство верит в возвращение Владимира Путина в 2012 году. Очень и очень многие убеждали меня в том, что, с одной стороны, Путин уже устал от работы на посту премьера, ибо, в отличие от президентства, премьерство — не самая легкая работа, особенно в нынешних условиях. А ему надо продержаться еще два года. А с другой стороны, Путин, дескать, уже начал свою избирательную кампанию. Иначе зачем устраивать все эти показательные выезды в сопровождении многочисленных теле— и фотокамер? Отдельные инсайдеры даже уверяли меня, что премьер стал испытывать чувство некоторой зависти к своему преемнику, который, разъезжая по миру, собирает плоды легкого успеха, в то время как он сам так и не слезает с галер.

Мне их аргументы не показались убедительными, однако нельзя игнорировать наличие таких настроений в элите. При этом, как мне показалось, большинство из тех, кто верит в возвращение Путина, относятся к этому, мягко говоря, без энтузиазма.

В-четвертых. От распада тандема сегодня проиграют оба его участника. Если план Кремля заключается в подготовке страны к возвращению Путина, то власть скоро начнет смещать в общественном сознании акцент с проблемы «выбора между Путиным и Медведевым» на проблему «выбора стратегии». С обязательным уточнением: важно не то, кто возглавит страну в 2012 году, а какая именно программа будет реализовываться.

Проблема-2012 — в том виде, как она существует в общественном сознании, — не имеет позитивного решения. Поэтому власти лучше вообще ее не пытаться решать, а переформулировать условия и начать разработку президентской программы на следующий, уже шестилетний срок, поставив во главу угла модернизацию страны, но сделав ее политическим проектом всего тандема, а не программой одного Дмитрия Медведева. Иначе говоря, временно себя обезличить.

В первые два года было важно доказать, что Медведев отличается от Путина, является не его клоном, а независимым и самостоятельным политиком. Эта задача в целом решена. Можно предположить, что отныне упор будет делаться на демонстрацию политической близости Медведева и Путина, крепость их союза и единство взглядов на стратегию развития России. На несамостоятельность Медведева, если хотите.

Вполне вероятно, что сейчас мы переживаем апогей самостоятельного медведевского президентства. Теперь может начаться его демонтаж, чтобы к 2012 году Медведев мог бы превратился в этакого Симеона Бекбулатовича, готового если не на Тверское княжество, то на очень высокую роль, но второго ряда.

Однако мне кажется, что большинство ошибается. Возвращение Путина — не единственный возможный сценарий. Медведев сегодня более чем успешный президентский проект и блестящее кадровое решение Путина. По-моему, он весьма содержательная личность, чья привлекательность, политическая воля и стратегическое мышление только начинают проявляться. Хотя Медведев явно отстает от Путина по популярности в стране, он вызывает немало симпатий в мире. Но любые его преимущества быстро исчезнут, если он и дальше будет уходить от прямого ответа на вопрос о собственном президентском будущем.

Я не понимаю, например, почему считается, что открыто высказанное Медведевым желание пойти на второй срок будет выглядеть антипутинским шагом? Совершенно нет. Разве политический союз Путина и Медведева не переживет этого? Феномен Путина в России слишком велик и уникален. Но политик, который сам не хочет власти или боится рисковать ради нее, — не политик, а номенклатурный чиновник. В середине президентского срока Медведева мы так и не знаем, кем он видит себя в российской политике и согласен ли на обезличивание.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире