2009 год стал для Медведева годом инициатив.
Он строил большие планы и призывал к возрождению страны. И в России, похоже, действительно происходит возрождение – советской традиции иметь руководителя, который не обладает реальной властью.

В СССР всегда был формальный глава, который – хоть и то не напрямую – но упорно избирался от «нерушимого блока коммунистов и беспартийных».
Конечно, все в мире понимали, что на самом деле страной руководит другой человек – лидер правящей партии, которой всегда была комунистическая партия. Высшие государственная и партийная должности были, как правило, разведены. Всего лишь восемь лет – чуть больше одной десятой истории страны – Генеральный секретарь ЦК КПСС одновременно занимал также и президентский пост. С распадом СССР, казалось бы, эта традиция ушла в прошлое. Однако мы переживаем некое déjà vu.

Весь прошлый год Дмитрий Медведев доказывал, что является полноценным главой государства.
Апофеозом стала статья «Россия, вперед!», которая содержала столь резкие характеристики ситуации в стране, что далекий от российских реалий человек легко мог сделать вывод о том, что к власти пришел лидер оппозиции. День этой публикации, на мой взгляд, вообще стал первым президентским днем Медведева, ибо он, наконец, выступил со своей политической программой. То есть, сделал то, что не решился сделать во время предвыборной кампании. Казалось бы, у нового президента есть шанс получить широкую поддержку.

Однако, делая все внешне вроде бы правильно, не совершая слишком больших ошибок, Дмитрий Медведев так и не стал в глазах россиян реальным главой государства.
Он остался этаким вице-президентом при исполняющем обязанности президента России премьер-министре Владимире Путина. Вице-президентом, который выполняет отдельные поручения по борьбе с коррупцией, вручению орденов, реформировании правовой системы, разговорам о модернизации и инновациях. Его легитимность не была признана ни политической элитой, ни национальным бизнесом, ни российским обществом. Медведев остался бутиковым президентом «от Путина». Он часть дуимвирата, где преемник, как в любой коммуникационной системе лишь передает сигналы, посылаемые передатчиком. Без передатчика преемник глух и нем. В советские времена пульт дистационного управления Кремлем находился на Старой площади, теперь он переместился в российский Белый Дом, где сидит лидер новой партии власти, которая, однако, сильно напоминает свою предшественницу, но в гораздо более циничном, неприкрыто карьерно-коррупционном варианте.

Нельзя сказать, что Медведев не пытался сформировать собственную социальную базу.
Он бросался в интернет, аппелировал к молодежи, использовал жаргонизмы, даже надевал на шею экстравагантные ремешки. Однако в конце-концов ему пришлось идти на поклон к «Единой России» и выступить на съезде путинского большинства. Единороссы отнюдь не оттолкнули Медведева, как все остальные – от внесистемной оппозиции до прогматичных предпринимателей – а напротив, продемонстрировали готовность задушить его в объятиях и добавили прилагательное «консервативная» к медведевской модернизации, перевернув ее смысл.

В стране не оказалось ничего политически весомого, кроме путинского большинства.
То, что Медведев не нашел иной поддержки – не только поражение его самого, но всей России. Любая власть тяготеет к монополии и коорупции, единственным противоядием для которых есть воля граждан, закон страны и совесть судей. Путин — талантливый политик, но наивно полагать, что он все еще управляет страной, хотя теперь из-за спины Медведева. Это давно не так. Вся Россия жестоко больна политической импотенцией, интеллектуальным бессилием и историческим альцгеймером, что позволяет бойким Чичиковым от политики и мелким Вышинским от закона паразитировать на ее разлагающемся организме. Культ великого Путина на самом деле давно уже съел и его самого, и преемника, и переродился в мощный и самоуверенный культ путинского большинства – безликой чиновничьей серости, которой, по большому счету, неважно, чья именно голова наверху. Как большинство примитивных организмов она легко способна вырастить себе любую новую голову или отторгнуть чужеродную. У нее советский иммунитет. Остальным опять отведена убогая роль «нерушимого блока».

Мы разрушили СССР снаружи, но он упорно продолжает побеждать нас изнутри.
Déjà vu forever, f*ckery f*ck!


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире