Совсем немного остается до первого вторника после первого понедельника ноября високосного года. Именно в этот день в соответствии с традициями и законом американцы выбирают президента. Избирательная система США работает почти без изменений уже более двух веков. Большинство американцев поддерживают ее основной принцип – косвенную двухступенчатую систему избрания главы государства, что было определено Конституцией еще в 1789 году. Иначе говоря, избиратели голосуют не за президента, а избирают коллегию выборщиков от своего штата, которые с коллегиями других штатов в декабре уже напрямую изберут президента страны. Причем сделают это они, собравшись в столицах своих штатов и голосуя так, как им поручили избиратели во вторник 4 ноября. Численность коллегии выборщиков в каждом штате разная и ее размер зависит от того, сколько человек представляют штат в Конгрессе. То есть, от числа избирателей. В этом году будет 538 выборщиков, а победителю надо набрать 270 голосов.

Хотя противники такой системы постоянно призывают к ее отмене и прямому голосованию за президента, двухступенчатый принцип выборов главы государства продолжает функционировать и вряд ли в обозримом будущем будет изменен. Хотя многие ставят под вопрос даже его демократичность. Но как полагают его сторонники, этот принцип решает три главные задачи. Во-первых, он дает маленьким штатам возможность реально оказать воздействие на исход выборов. Если бы президент избирался прямым голосованием, то судьба Белого Дома решалась бы в нескольких штатах, таких, как Нью-Йорк, Калифорния или Техас, обладающих значительным населением. Только там шла бы избирательная кампания.

Но, если главу государства выбирают только большие штаты, какой тогда смысл маленьким штатам, не имеющим возможность по-настоящему участвовать в этом процессе, находиться в таком государстве? Поэтому система прямо способствует укреплению единства США, защищая, таким образом, маленькие штаты, которые видят, что их голос имеет реальное значение. Главный минус тут заключается в том, что кандидат в президенты может получить поддержку большего числа избирателей, но проиграть своему сопернику, который набрал большую поддержку среди выборщиков. Несколько раз такая ситуация уже складывалась. Ее последней жертвой стал Альберт Гор в 2000 году, тогда 43-м президентом страны стал Джордж Буш.

Во-вторых, двухступенчатая система голосования каждый раз демонстративно подчеркивает приоритет штатов над федеральной властью. Русский перевод названия – Соединенные Штаты Америки не совсем точен, ибо не отражает сути федерального устройства этого государства. Более точный перевод должен бы быть таким – Соединенные Государства Америки. Которые в свое время объединились в одно целое и избирают для себя федеральные власти, но при этом остаются во многом независимыми государствами, внутри которых власть губернаторов в большинстве вопросов куда выше и мощнее, чем власть президента страны и министров федерального уровня. США, это своего рода, конфедерация независимых государств, которые за два века существования переплелись очень тесно, но в день выборов вспоминают, что главные в Америке – это именно они, а не федеральный центр, которые они сегодня создают в очередной раз и только на 4 года. В этих условиях любому кандидату в президенты надо выиграть не одну большую избирательную кампанию, а 51 отдельные выборы, что делает избирательную гонку крайне увлекательной и малопредсказуемой.

В-третьих, такая ситуация, когда создает практически непреодолимые препятствия для политиков радикального толка, имеющих влияние только в одной части страны, представляющих интересы той или иной экономической группировки или этнической группы. Децентрализованная выборная система в США сконструирована так, что в ней большое преимущество получают политики умеренного толка, то есть политики мэйнстрима. Такая система гарантирует, что на выборах не сможет победить «революционер», радикал, экстремист, националист. Она гарантирует, что выбранный президент будет легитимен по всей стране в равной степени, что итоги выборов никогда всерьез не расколют страну.

Так и нынешние кандидаты, борющиеся за Белый Дом, не являются радикалами, они, пусть каждый по-своему, но представляют мэйнстрим американской политики. Подсчитано, что сенатор Маккейн, к примеру, за восемь лет президентства Буша голосовал в Конгрессе в поддержку Белого Дома в 90%. То есть, он входит в число 20 сенаторов из 100, которые поддерживают нынешнего президента в 90 и выше процентах. В свою очередь Обама, который выступает на этих выборах с принципиальной антибушевской программой, тем не менее, в Сенате поддерживал президента в 40%, а его напарник Джо Байден – в 52 процентах. При этом Обама считается сегодня самым либеральным сенатором, входя в кампанию с Хиллари Клинтон, Тедом Кеннеди и Джоном Керри. Интересно, что Керри, проигравший выборы в 2004 году, был тогда самым либеральным сенатором страны. Многие полагали, что именно это стало причиной его поражения. Иначе говоря, по многим вопросам Обама и Маккейн были не только согласны с президентом Бушем, но и друг с другом.

Действительно, если взять, к примеру, внешнюю политику США, то по многим ее направлениям кандидаты выражают очень близкие позиции. Например, и Обама, и Маккейн отказываются отменить американское эмбарго на Кубу до тех пор, пока кубинские руководители не предпримут шагов по демократизации своего режима. Обама, в отличие от Маккейна готов встретиться с кубинскими лидерами без предварительных условий. Близкие позиции у кандидатов и по Ирану. Они оба не голосовали в сентябре 2007 года за резолюцию Сената, провозгласившую корпус стражей исламской революции террористической организацией, но при этом оба полагают, что возможен и военный вариант решения ядерной иранской проблемы. В отношении действий США в Афганистане и в районе афгано-пакистанской границы их позиции тоже весьма близки.

Однако взгляды Маккейн и Обама на Ирак и Россию все же различаются. Так, Обама, в отличие от своего соперника не голосовал на начало войны в Ираке. В случае своей победы он обещал вывести американские войска в течение 16 месяцев, то есть, к лету 2010 года и не оставлять там постоянных военных баз США. Маккейн предлагает вывести «большинство воинского контингента» в 2013 году и вовлечь в дальнейшее решение иракских проблем ООН.

Что касается России, то оба кандидата обещали улучшить отношения с Москвой, но только при условии, что она изменит свою политику в ближнем зарубежье и начнет восстанавливать демократические нормы в самой России. Обама, в отличие от Маккейна выступает категорически против исключения России из Большой восьмерки, а также призывает не спешить с принятием в НАТО Грузии и Украины.
По мысли Маккейна нынешняя Россия использует свои энергетические запасы в качестве политического оружия. Отвечая в интервью на вопрос о том, вступят ли США в войну с Россией, чтобы защитить Грузию — члена НАТО, Маккейн сказал, что Америка обязана вступаться за члена НАТО, но не обязательно с помощью военной силы. Следующий президент США, кто бы им ни стал, станет очень трудным партнером для Москвы, ибо он так или иначе будет представлять настроения политического мэйнстрима. В элите США сложился консенсус в отношении России крайне критический и малопродуктивный. Негативное развитие двусторонних отношений преодолеть в обозримом будущем нашим странам будет невозможно.

Опубликовано с небольшими сокращениями в «Российской газете» 22 октября 2008 года


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире