nvgrishin

Николай Гришин

23 сентября 2015

F
Сегодня все астраханские блогеры обсуждают проблему с исключительным загрязнением воздуха в Астраханской области. Жалобы жителей на повышенное задымление и запах гари в ночное время продолжаются несколько месяцев. Отдельные блогеры пишут, что по ночам сжигают мусор на свалках, расположенных около города.
В ночь на 23 сентября ситуация с задымлением в городе Астрахань стала особенно острой.
23 сентября появились фото пожаров вокруг Астрахани, сделанные предыдущей ночью и днем. По некоторым сообщениям и фотодокументам, села Янго-Аскер и Николаевка, расположенные к западу от города, полностью находятся в дымовой завесе. Также появились сообщения, что дым накрывает село Красные Баррикады, расположенное к югу от города.
Органы власти не проясняют ситуацию.
В пятницу 18 сентября на сайте регионального МЧС появилось сообщение, что в течение двух ближайших дней астраханцам не рекомендуется выходить на улицу, так же было рекомендовано использовать дял дыхания марлевые повязки, пить больше воды. Через несколько часов это сообщение было удалено с сайта. При этом в эти два дня в Астрахани отмечался день города, было проведено большое количество мероприятий.
В настоящее время идет сбор подписей в поддержку петиций в прокуратуру, на имя Президента РФ. В социальных сетях обсуждается проведение митингов протеста в ближайшие выходные.

В современной России происходит деградация политических институтов, тем более интересны инициативы общественности Астраханской области по развитию институтов демократии. Наряду с попыткой организации первого в России регионального референдума о прямых выборах глав муниципалитетов, в Астраханской области подготовлен проект по оформлению еще одного института демократии – законодательной инициативы граждан. Институт законодательной инициативы граждан в России не развит. Он отсутствует на федеральном уровне и в большинстве из субъектов федерации. Но в 20 регионов России – в том  числе в Астраханской области – такая возможность предусмотрена. Как правило, эта возможность существует только в форме декларации – конкретный механизм внесения «народных законопроектов» не определен.  На отсутствие в Астраханской области конкретного механизма «народной законодательной инициативы» обратила внимание астраханская журналистка Елена Гребенюк. Ее запрос о конкретных процедурных условиях для осуществления этой инициативы привел к ответу из областной Думы – форма подписного листа в поддержку законодательной инициативы граждан отсутствует. По словам Елены Гребенюк, полученный ею ответ можно понимать таким образом – право вносить законопроекты у граждан есть, но воспользоваться им нельзя. Депутат областной Думы Александр Каманин 5 декабря внес проект закона Астраханской области «О порядке осуществления права законодательной инициативы гражданами».  Если документ будет принят, он восполнит все существующие лакуны и определит конкретную процедуру и механизм подготовки гражданских законопроектов.   Создаст ли это возможности для развития гражданских инициатив? По меньшей мере, это пример конкретной деятельности по институциональному обеспечению демократии. 

Инициатива астраханской общественности по проведения регионального референдума за сохранение прямых выборов мэров городов — это уникальное событие в современной России.
До  настоящего времени в отдельных регионах России предпринимались попытки провести только муниципальные референдумы по этому вопросу. По этому пути шла и  астраханская оппозиция во главе с Олегом Шеиным еще год назад. Все эти попытки инициировать муниципальный референдум приводили к неудаче. Ответственные органы отказывались проводить местный референдум, используя то обстоятельство, что вопрос о выборности мэров городов не относится «к вопросам местного значения» и не может быть вопросом муниципального референдума.
В  настоящее время ситуация принципиально иная.
Все правовые основания для проведения областного референдума по вопросу о прямых выборах глав муниципалитетов существуют. Возможность проведения областного референдума по этому вопросу соответствует подпункту 3 п. 6 статьи 4 Закона Астраханской области «О референдуме Астраханской области».
Если инициативная группа соблюдает все условия, а поставленный вопрос соответствует законодательству, то «назначение и проведение референдума обязательно», как гласит областной закон. В данном случае не должна иметь значение политическая позиция большинства депутатов областной Думы, которые представляют «Единую Россию».

По  моему личному мнению. не смотря на это референдум не состоится. Отмена прямых выборов мэров городов происходит по всей России, и это, очевидно, соответствует желанию федерального руководства страны. 
Проведение подобного референдума станет приговором для правящих групп в Астраханской области. Результаты референдума очевидны заранее — практически все опросы свидетельствуют, что абсолютное большинство россиян выступает за прямые выборы глав городов, губернаторов. 
Если такой областной референдум состоится, то он будет означать поражение не просто астраханских депутатов, которые недавно отменили прямые выборы мэра, а подрыв политики руководства страны. Руководство Астраханской области будет полностью скомпрометировано в глазах Кремля, как люди, не способные реализовать «генеральную линию» высшего руководства. 
Поэтому будет сделано все, чтобы референдум не состоялся. 
Для его проведения требуется соблюсти множество мелких условий, которые скрупулезно прописаны в законодательстве. Таким образом, существует множество возможных зацепок — по поводу порядка сбора подписей, оформления подписных листов и т.д. В областном законе эти крючкотворные условия занимают несколько страниц. 
Вероятнее всего, инициатива о проведении референдума будет отклонена по какому-то из этих крючкотворных оснований.

Впрочем, есть еще один вариант: власть соглашается на проведение референдума и бросает все силы на то, чтобы его результаты были «правильными». Это маловероятный вариант. Во-первых, российские власти очень боятся референдума как института политического участия населения в решении важных вопросов. За последние 15 лет в России было сделано все возможное, чтобы практика референдумов сошла на нет, чтобы их организация была практически невозможной. В Астраханской области никогда не было региональных референдумов.
Если референдум состоится (независимо от результата) — это будет нежелательный прецедент для современного руководства страны, прецедент участия населения в решении политических вопросов. Очевидно, что позиция правящих группировок в России будет однозначно негативной к возможности проведения такого референдума.
В Астрахани за последние годы сменилось три мэра. Но ни один из них не был столь НЕпопулярен, как Михаил Столяров. Он уже вошел в историю как мэр-недоразумение.

Во-первых, правление его продолжалось всего полтора года.

Он очень странно стал мэром. Собственно, не мэром, а лицом, занимающим пост мэра. Потому что большинство общественности прекрасно понимало, что выборы мэра в марте 2012 года он проиграл. Большинство социологических опросов доказало, что астраханцы не доверяют результатам тех выборов.

До своего избрания этот человек был относительно известной фигурой, но популярностью не обладал. Его избирательная компания была проведена очень пассивно и просто бестолково, чтобы кто-то из жителей мог поверить, что он набрал на тех выборах 60%. Тем более что свидетельства о нарушениях и фальсификациях на тех выборах были феноменальны (благодаря установленным по инициативе Путина веб-камерам на избирательных участках). В результате даже суд официально признал, что нарушения в ходе подсчета голосов были допущены на 75% избирательных участках Астрахани.

На всем этом фоне впечатление от «победы» Столярова было испорченным.

Второе. Конечно, Столяров войдет в историю еще и потому, что он начал свое правление с крупнейшего в истории города протестного движения. После этих хамских «выборов» в Астрахани состоялась известная голодовка Олега Шеина и его сторонников, крупнейшие в истории Астрахани митинги протеста. Общество оказалось расколотым.

Недолгое правление Столярова тоже получилось скандальным. Дефицит городского бюджета, образовавшийся еще при мэре Боженове, тоже оказал влияние. При Столярове были сокращены расходы на детское питание, в том числе в школах, и другие непопулярные меры.

Но интереснее всего было другое. Вскоре выяснилось, что «мэр» Столяров не имеет поддержки не только в обществе (что, в общем, нормально для современной России), но и конфликтует с другими органами власти. Довольно быстро городская администрация вышла из-под контроля губернатора и областного правительства. Между нами начался открытый и громкий конфликт. Это было тем более абсурдно, что именно областная власть была главным инициатором и защитником назначения Столярова.

Но события развивались дальше. У городской администрации начались большие конфликты с правоохранительными органами. В течение недолгого времени семь заместителей Столярова были привлечены к уголовной ответственности. Это стало рекордом для Астрахани.

Поэтому команда Столярова оказалась давно под перекрестным огнем. Не было поддержки ни от общества, ни от областных властей, ни от правоохранительных органов.
Предыдущий мэр Боженов имел схожие проблемы, но у него были большие связи на федеральном уровне.

Как оказалось, у Столярова таких связей не оказалось.

Завершение столяровского правления стало апофеозом всей этой дурацкой истории. Позорным и абсурдным финалом. Очевидно, что причины его ареста — политические. Он заигрался и неправильно оценил ситуацию в политической игре.

Когда против его назначения восстало полгорода, это не имело значение. Теперь его решили снять — причем те же люди, которые его навязали городу.

О престиже «Единой России» после всех этих событий говорить вообще не приходится.
С некоторым опозданием, но результаты судебного обжалования результатов выборов мэра Астрахани 2012 г.  того заслуживают.

Судебное обжалование нарушений на выборах в 2012 г. оказалось несколько в тени  протестных акций (голодовки сторонников Олега Шеина); между тем, происходящие здесь события представляются интересными и неординарными.


Основная интрига судебного обжалования результатов выборов в Астрахани была обусловлена огромным количеством засвидетельствованных и задокументированных нарушений.


Судебному обжалованию выборов предшествовала голодовка группы Олега Шеина и протестная кампания в Астрахани – крупнейшая в истории города. Митинговая война в апреле 2012 г. стала самым заметным событием в астраханской публичной политике. 14 апреля в поддержку Олега Шеина состоялся крупнейший митинг в новейшей истории Астрахани, не имеющий аналогов даже в начале 1990-х гг. По выражению Ю. Латыниной, Астрахань в этот момент стала «политической столицей России».

В апреле 2012 г. О.Шеин подал в суд иск об отмене официальных результатов выборов. Данный судебный процесс априорно должен был стать беспрецедентным – в силу впечатляющей доказательной базы у истца. Ожидания от этого процесса были велики даже у тех, кто был уверен в необъективности суда. Интрига заключалась как минимум в том, каким образом суд сможет отклонить доказательства данных нарушений. Следует особо подчеркнуть уникальность «астраханского кейса»: астраханские выборы даже на фоне российского избирательного процесса характеризуются особо вопиющими случаями массовых нарушений, а на выборах 2012 г. эти факты проявились наиболее щедро.


В июле 2012 г. четыре районных суда г. Астрахани отклонили иски Олега Шеина об отмене результатов выборов мэра г. Астрахани.


Российские суды в 2012 г. отклоняли иски о нарушениях на выборах по разным основаниям. Наиболее популярной легендой было решение суда о недоказанности нарушений. Но астраханские суды избрали другую линию поведения, что уже само по себе делает «астраханский кейс» заслуживающим внимания. Четыре районных суда Астрахани признали массовые нарушения на выборах, но отказались удовлетворить исковые требования О. Шеина на том основании, что эти нарушения не были достаточно серьезными и не могли повлиять на официальные итоги голосования.


Астраханские суды признали массовость нарушений при подсчете голосов на выборах 4 марта 2012 г. Они признали, что нарушения избирательного законодательства были совершены на большинстве избирательных участков города. Суды признали факты 12 видов процедурных нарушений при подсчете результатов голосования. 

 
Были признаны нарушения следующих прав:


1) Требование закона «при сортировке бюллетеней … оглашать содержащиеся в каждом из них отметки избирателя и представлятьбюллетени для визуального контроля всем лицам, присутствующим при непосредственном подсчете голосов» (ст.68, п.14 N 67-ФЗ). По заключению суда, эта норма была нарушена на 68% избирательных участков.

2) Правило подсчета рассортированных бюллетеней «путем перекладывания их по одному из одной части пачки в другую таким образом, чтобы лица, присутствующие при подсчете, могли увидеть отметку избирателя, участника референдума в каждом бюллетене. Одновременный подсчет бюллетеней из разных пачек не допускается» (ст.68, п.18 N 67-ФЗ). Суды признали, что на 72% избирательных участков подсчет 

рассортированных бюллетеней проведен методом «загиба уголка» — то есть при вопиющем нарушении этой нормы закона. При пересчете методом «загиба уголка» отметки в бюллетенях увидеть невозможно.

3) Правило «одновременное оглашение содержания двух и более бюллетеней не допускается» (ст.68, п.14 N 67-ФЗ). По решению суда, на 20% избирательных участков подсчет бюллетеней велся несколькими людьми одновременно.

4) Право наблюдателя «знакомиться с любым заполненным или незаполненным бюллетенем при подсчете голосов избирателей» (ст.30, п.9 N 67-ФЗ).

5) Право наблюдателя «визуально ознакомиться… с рассортированными бюллетенями» (ст.68, п.21 N 67-ФЗ).


6) Право члена комиссии с правом решающего голоса и члена комиссии с правом совещательного голоса «удостовериться в правильности сортировки бюллетеней» (ст.29, п.23 N 67-ФЗ).


7) Правило осуществлять подсчет голосов избирателей «открыто и гласно с оглашением» (ст.68, п.1 N 67-ФЗ).

8) Правило начинать подсчет голосов избирателей «сразу после окончания времени голосования без перерыва до установления итогов голосования» (ст.68, п.2 N 67-ФЗ). На отдельных избирательных участках перерыв между окончанием голосования и подсчетом голосов превышал 6 часов.

9) Требование производить подсчет итогов голосования на территории избирательного участка: «Непосредственный подсчет голосов избирателей, участников референдума производится в специально отведенных местах» (ст.68, п.10 N 67-ФЗ). Суд признал, что на отдельных участках избирательные комиссии покинули территорию избирательного участка с бюллетенями, без подсчета бюллетеней.

10) Правило не считать результаты голосования по нескольким выборам одновременно: «В случае совмещения выборов разных уровней в первую очередь осуществляется подсчет голосов по выборам в федеральные органы государственной власти, … затем — в органы местного самоуправления» (ст.68, п.2 N 67-ФЗ).

11) Требование погашать неиспользованные бюллетени после окончания голосования: «После окончания времени голосования члены участковой комиссии с правом решающего голоса подсчитывают и погашают… неиспользованные бюллетени, затем оглашают и вносят число погашенных неиспользованных бюллетеней» (ст.68, п.3 N 67-ФЗ). Суды признали, что эта норма была нарушена на 44% избирательных участков.

12) Требование «поэтапно заполнять увеличенную форму итогового протокола» во время подсчета голосов (ст.68, п.1 N 67-ФЗ).


Всего на 75% избирательных участков Астрахани судами были признаны процедурные нарушения при подсчете результатов голосования. О количестве нарушений точную цифру суды не называют: относительно некоторых нарушений суд указывает, на каких избирательных участках они были допущены, относительно некоторых нарушений суд выносит циничное заключение, что эти нарушения имели место «на некоторых избирательных участках» (без указания места совершения правонарушений, их количества). При этом только конкретно названо судом 260 процедурных нарушений на 120 избирательных участках.

Астраханский судебный процесс выявил огромную лакуну нашего законодательства – отсутствие ясного определения, при каком объеме нарушений результаты выборов следует признать недостоверными. Именно пользуясь неясностью в этом вопросе, астраханские суды позволили себе вынести столь парадоксальное решение.

Отсутствие закрепленного законом «критического» уровня нарушений приводит к удивительным последствиям. Астраханские суды, признавая «отдельные» факты нарушений, признают их «незначительными» на том основании, они имели место не повсеместно, не на 100% избирательных участков. Например, Советский районный суд, отвечая на жалобу, что наблюдатели не могли приблизиться к месту, где происходил подсчет бюллетеней, счел эту жалобу не состоятельной, отметив, что на 11 избирательных участках (то есть в 20% случаев) наблюдателям позволили приблизиться к столу на расстояние, при котором они могли увидеть бюллетени. Таким образом, суд исходил из логики, что жалоба на нарушения не является состоятельной, если был какой-то процент избирательных участков, где этих нарушений не было.

Другой сенсационной особенностью «астраханского кейса» является легализация судом прямых нарушений закона
Астраханскими судами были легализованы следующие виды нарушений законодательства о выборах:

1) Подсчет бюллетеней вне территории избирательного участка, в отсутствие членов избирательной комиссии и наблюдателей от оппозиции. 

Это является нарушением фундаментальной, важнейшей нормы, согласно которой избирательная комиссия проводит свою работу только на территории определенного избирательного участка. Эта норма отражена во множестве законодательных актах, в том числе в ст.68, п.10 N 67-ФЗ. Этот инцидент был признан Кировским судом на избирательном участке 391. Судом было признано, что председатель и большинство членов УИК покинули территорию избирательного участка без подсчета голосов, забрав с собой бюллетени, и якобы подсчитали их в другом месте (в территориальной избирательной комиссии) – в отсутствие членов УИК от оппозиции и наблюдателей. Суд оказался признать этот инцидент нарушением закона, признав правомерность этих действий. По мнению суда, у руководства УИК было объективная причина поступить таким образом. Такой причиной суд назвал поведение члена комиссии с правом решающего голоса от партии КПРФ Н.М. Шутихиной: она «создавала угнетающую обстановку», требовала от полиции: «не давайте им совершить преступление» и т.д.


2) Астраханские суды отменили законное право члена избирательной комиссии «удостовериться в правильности сортировки бюллетеней», «убедиться в правильности проведенного подсчета». Это право закреплено п.21 и 23 ст.68 N 67-ФЗ. В Астраханской области уже в декабре 2011 г. повсеместно использовалась единообразная схема нарушения этого права. Если член УИК от оппозиции высказывал намерение лично просмотреть пачку бюллетеней и проверить правильность сортировки, этот вопрос ставился на голосование и большинством голосов УИК отказывала. Астраханские суды признали правомочность этой схемы, при котором другие члены УИК своим решением лишали члена УИК его законного права.


3) Нарушение установленной законом процедуры подсчета бюллетеней путем «перекладывания их по одному из одной части пачки в другую» (ст.68, п.18 N 67-ФЗ). Наиболее красноречива цитата из постановления Трусовского районного суда: «Довод заявителя, что … подсчет бюллетеней … осуществлялся путем загиба уголка, а не путем перекладывания их по одному из одной части пачки в другую так же не может быть принят во внимание, поскольку указанные действия при сортировке и подсчете бюллетеней не повлияли на итоги голосования и не исказили 

действительную волю избирателей». При этом суд признал, что эти нарушения процедуры подсчета бюллетеней имели место на 56% избирательных участках района. Сама формулировка постановления районного суда говорит не иначе как о том, что суд отменяет норму федерального закона – по мнению суда, признанное самим судом 

нарушением нормы федерального закона «не может быть принято во внимание», поскольку это событие «не повлияло».
4) Нарушение нормы федерального закона, согласно которой «в случае совмещения выборов разных уровней в первую очередь осуществляется подсчет голосов по выборам в федеральные органы государственной власти, 

… затем — в органы местного самоуправления» (ст.68, п.2 N 67-ФЗ). По мнению Кировского районного суда, осуществление «одновременного подсчета голосов избирателей по выборам Президента РФ и главы 

муниципального образования «Город Астрахань» в нарушение процедурных требований законодательства не свидетельствует о невозможности выявить действительную волю избирателей».
5) Суд отказался признавать в качестве нарушений перерывы в процессе подсчета голосов (ст.68, п.2 N 67-ФЗ). На некоторых избирательных участках перерыв между окончанием голосования и началом подсчета его результатов длился до 6-7 часов. Хотя законодательство однозначно требует, что подсчет голосов осуществляется без перерыва, суд постановляет, что «перерыв в процессе подсчета голосов на указанных заявителем» был, но при  этом отказывается признать это за нарушение закона, поскольку «перерыв … был вызван объективными причинами, в том числе из-за действий наблюдателей и членов комиссии с правом совещательного голоса».
 

Таким образом, обжалованные нарушения на выборах в Астрахани суд сгруппировал следующим образом:

1) часть нарушений не была признана судом, в том числе свидетельства о фальсификациях;

2) 12 видов нарушений были признаны судом, но они «не могли повлиять на итоги голосования»;

3) из них 5 видов нарушений были признаны судом, но суд отказался квалифицировать их как нарушения закона (фактически суд легализовал эти нарушения закона).

Уникальность астраханского случая заключается в том, что сколь угодно высокий уровень доказанных нарушений не является достаточным для пересмотра итогов выборов.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире