14:26 , 25 августа 2016

Избиратели и Забиратели или Предвыборная кампания в Петербурге

Это была обычная встреча-концерт на свежем воздухе в редкий солнечный петербургский вечерок. Такие мероприятия для нас привычное дело. С погодой очень повезло. На фоне красивого пруда в Полюстровском парке мы устроились поиграть песен для местного населения. До ближайшего жилья 400 м. Публика собралась быстро и оказалась очень разновозрастной. Впереди на скамеечке устроились детишки лет шести, слева компания подростков, съехались мамаши с колясками, папаши, бабушки и дедушки. Кроме местного населения на концерт специально приехали многие наши поклонники. Подошли молодые политики Андрей Пивоваров и московский гость Владимир Кара-Мурза.

 

Актёрская задача стояла не из простых — соединить всю эту разновозрастную компанию в одно целое. Соединить, зацепить и удержать. Необходимо было стать одновременно и Гамлетом и Дедом Морозом и юным Ромео и немножко Бармалеем. С первых аккордов это удалось. Народ потянулся из всех концов парка. Дети радостно хлопали в ладоши (детей не обманешь), у подростков горели глаза, пенсионерки умилённо улыбались. Стоявший сбоку лейтенант милиции одухотворённо внимал песням. Следил за порядком. Владимир Кара-Мурза и Андрей Пивоваров время от времени органично вливались в действо, с шутками и прибаутками отвечали на заданные людьми вопросы. Их внимательно слушали даже дети. У всех было прекрасное настроение и вдруг…

Среди всего этого райского благополучия прокатился рокот:  «Едут, едут…»

 

И, действительно, по пешеходным дорожкам с двух сторон, вытесняя гуляющих мамаш с колясками и собачников, к нам двигалась полицейская процессия. Полицейские машины (их было четыре) окружили нашу площадку, и из них высыпались черные человечки с дубинками и автоматами. На условную сцену вылез объект с погонами майора и заявил собравшимся, что находимся и поём мы здесь незаконно. У майора, оказалось, была человеческая фамилия — Петров, и даже имя с отчеством: Вячеслав Владимирович. Так вот, этот самый майор Петров Вячеслав Владимирович на глазах у всех (и у детей в том числе) бросил под ноги окурок и деловито наступил на него. Я сказал, что меня, как эколога, оскорбляет такое поведение блюстителя порядка, он не должен курить в общественном месте ещё и показывать пример детям. Петров не ожидал такой дерзости от музыканта. Выпучив глаза, он сказал: «Каюсь, грешен», но свой поганый окурок не поднял. И, как выяснилось позже, затаил обиду и решил отомстить.

 

Андрей Пивоваров, подчиняясь требованиям, стал сворачивать баннер. Я попросил музыкантов, чтоб выключили комбики. Мы ушли к публике под иву и, чтобы никого не огорчать, спели без всякой аппаратуры «Любовь на середине жизни». На аплодисменты снова вышел Петров и заявил, что все мы задержаны за участие в митинге, и наше имущество тоже задерживается в качестве вещественных доказательств.

(Мне не надо доказывать, что я музыкант — это и так все знают!)

 

Тут на лужайке начался полный беспредел. Черные человечки бегали по поляне с автоматами наперевес, вырывали музыкальные инструменты из рук, пугали местное население, сгребли всё имущество в машину и туда же поместили музыкантов и молодых политиков. Чудом удалось спасти нашего баяниста — инвалида, собачника, пенсионера и отправить его домой. То ли блюстители испугались его собачку, то ли баян у него был слишком тяжел для них. Оказавшийся среди зрителей кандидат в депутаты Даниил Кен был тоже за компанию утрамбован вместе со своим велосипедом.

 

Я спросил майора Петрова: «Вот Вы испортили людям праздник. Вам не стыдно? Где Вы бываете, когда на улицах «быкует» пьяная десантура?!» Петрову было не стыдно. Он сказал: «Этическая составляющая меня не интересует».

Нас упаковали в «Газель» и повезли. Но уезжали мы под аплодисменты публики. Это была победа творчества над мракобесием.

 

А дальше было долгое нудное разбирательство с издевательской демонстрацией полицейских полномочий, заполнение бумажек под копирку до половины второго ночи. В результате нас продержали в отделении четыре с половиной часа, что превышает все допустимые нормы. Большая группа поддержки, собравшаяся возле дверей полиции, успела замерзнуть, но стойко продолжала нас ждать.  

 

Гитару мне, слава Богу, в итоге вернули. Но комбики, фермы, баннеры, флажки, микрофоны и стойки микрофонные не отдали, оставили себе. Сколько я ни требовал протокол об изъятии имущества, его не составили, т.е., по сути, совершили хищение. В суматохе также пропали очки и кошелёк. В кошельке было немного, что-то около полутора тысяч, но он мне дорог, как память.

 

Спасибо всем, кто дожидался и добивался нашего освобождения возле 66-го отделения полиции.

 

И ещё. Зачем я написал этот пост. Когда-нибудь у нас в России режим всё-таки сменится на человеческий, и нам, конечно же, понадобятся качественные охранники правопорядка. И, конечно же, будет люстрация. И тогда пускай эта статья всплывёт из дебрей интернета и сделает своё полезное дело. В новой открытой России майор Петров В.В. сгодится в дворники, не боле. Пусть учится убирать окурки, которые он сейчас разбрасывает по улицам Петербурга.
















Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире