novaya_gazeta

Блог «Новой газеты»

05 декабря 2018

F

В конце ноября Мособл­избирком на торжественном мероприятии подвел итоги работы подмосковных территориальных комиссий (ТИК) в этом году. Было заготовлено шесть с половиной тысяч грамот. Чуть раньше премией поощрили председателей ТИК. Среди показателей их работы учитывалось в том числе отсутствие жалоб.

В крупнейшем городе Подмосковья Балашихе жаловаться почти некому, наблюдатели деморализованы. Сколько бы они ни ловили «карусельщиков» и фальсификаторов с пачками бюллетеней на руках, нарушителям все сходило с рук.

Особо бдительных наблюдателей избивали. Тех, кто вбрасывал бюллетени, отпускали с миром.

«Дело зависло, видеозапись с места преступления стерли», — вспоминает наблюдатель Дмитрий Нестеров, жестоко избитый на местных выборах три года назад.

Почему мы возвращаемся к выборам губернатора Подмосковья, которые прошли 9 сентября? Дело в том, что активисты скачали и сохранили большой объем видеозаписей с камер, установленных на избирательных участках. Много времени ушло на то, чтобы посмотреть тысячу часов этого видео.

В результате мы имеем доказательства вбросов бюллетеней членами избирательных комиссий и так называемых «каруселей», когда одни и те же люди голосовали по многу раз. Посмотрев видео с 48 избирательных участков в Балашихе, мы выявили больше 300 «карусельщиков» и около 200 членов избирательных комиссий, которые не только выдавали им бюллетени, но и сами активно их вбрасывали.

«Я сразу спросил: «Кто председатель? У вас на участке «карусель», — рассказывает Левон. Пока искали полицейского, женщины проголосовали и ушли. Левон успел их сфотографировать, на парковке и на участке. А также записал номер одной машины (он есть в редакции).

Раз карусельщики переодевались, значит, они уже где-то наследили. В радиусе 300 метров расположены несколько участков и, по данным ГАС «Выборы», явка на них выше среднего показателя по области. Источники в избиркомах подтвердили, что карусельщики были, и их было много.

Координатор сообщества независимых видеоконтролеров Виктор Кабанов сообщил, что волонтерам удалось записать трансляцию дня голосования. Среди видеоматериалов есть участки из Балашихи. Вскоре от портала «Считайте сами», являющегося онлайн-инструментом для изучения видео с выборов, мы получили первые записи с участков. Отследить «карусель» по видео — это лишь дело времени.

Видео
«Спасибо, вы проголосовали! Спасибо, вы проголосовали», — ревет «электронная урна» (КОИБ), когда сначала парень в лазоревой рубашке, а потом другой в серой майке впихивают в нее сразу по два бюллетеня. Эти люди всегда приходили вместе. Первый раз на участок № 570 они пришли после полудня. Получили у комиссии бюллетень, проголосовали. А через семь минут пришли снова. Вечером с 18.52 по 19.09 они оба проголосовали трижды, каждый раз бросив в урну по два бюллетеня.

Примерно в то же время приходили еще 20–25 человек. Они также делали по три-четыре захода. И между этими «набегами» участок стоял почти пустой.

После семи вечера началась вакханалия: каждую минуту голосовал кто-то из этих же карусельщиков, вбрасывая по два бюллетеня. Уходили, чтобы через пять минут прийти снова.

Я догадалась, что «карусельщики» бегали на соседний участок № 569. Посмотрели видео оттуда. Та же самая картина: комиссия еле успевала выдавать «карусельщикам» бюллетени — тоже по две штуки.

3013413

Автор — Татьяна Юрасова, член участковой избирательной комиссии № 1667 города Мытищи, как активист изучала видео с избирательных участков.

Продолжение на сайте «Новой газеты»

21 ноября 2018

Памяти Зои Ерошок

Мы потерпели поражение — не удержали Зою Ерошок в этой жизни.

Теперь это наше горе, а не ее. И ваше. Потому что эта женщина с ее обостренным чувством спасателя была необыкновенно добра к тем, кто нуждался в помощи и участии.

Такое поразительное устройство было у Зои Валентиновны — звезды теплого света.

Она писала свои потрясающие тексты крупными детскими буквами, так что на странице помещалось, хорошо если два предложения. Но хватило бы и одного — предложения жить внимательно, уважительно к слабому и быть деятельно сострадательным.

Она помогла многим, спасла многих, хотя для того, чтобы войти в пантеон достойного человека, — хватило бы и одного.

Зоя, одна из тех, кто основал «Новую газету», для того чтобы сделать ее жизненной необходимостью для той части наших людей, которые сохраняют идеалы простой, то есть правдивой жизни!

Она часть нас и вас.

И останется таковой до той поры, пока мы не изменили друг другу.

То есть навсегда.

Юрий РОСТ

и «Новая газета»

Фото: Анна Артемьева / «Новая газета»

У нас с вами горе, друзья. Ушла Зоя Валентиновна Ерошок. Первая леди «Новой газеты».  Невероятная. Неповторимая. Наша драгоценность. Кому безмерно повезло стать героем ее таланта, сегодня плачут. Кому повезло стать героем ее любви — не могут дышать. Больно очень.

Елена Милашина

Некоторые тексты Зои Ерошок можно прочитать здесь.

Прощание с Зоей Ерошок состоится 23 ноября 2018 года на Троекуровском кладбище в Большом зале прощания в 10:40.

Оригинал

Оригинал

Фильм-расследование «Новой газеты». Сценарий: Роман Анин, съемка и монтаж: Глеб Лиманский, художник: Наталья Ямщикова, кадры с квадрокоптера предоставлены Фондом борьбы с коррупцией

Предисловие
 

В YouTube есть телесюжет 1999 года об одном из первых зарубежных визитов Владимира Путина как руководителя страны. Он прилетел в столицу Финляндии Хельсинки исполняющим обязанности председателя правительства, а по сути, — преемником первого президента России Бориса Ельцина.

«В зарубежных визитах, а это был всего второй, Путина преследует какой-то рок. Была скомкана поездка в Новую Зеландию, — тогда произошел взрыв дома на Каширском шоссе. В этот раз, когда премьер еще находился в самолете, в Хельсинки пришла весть о многочисленных жертвах в Грозном в результате взрывов, приписываемых российским ракетам», — с такой немыслимо смелой фразы (по меркам сегодняшнего российского телевидения) начинается сюжет.

В той поездке Владимира Путина сопровождали три малозаметных человека. Они старались держаться в тени, но одновременно ни на секунду не выпускали из вида будущего президента России.

Тогда, в 1999-м, и на протяжении почти всего времени, что Владимир Путин управляет страной, об этих загадочных людях ничего не было известно широкой публике, хотя все эти годы они охраняли его сон и покой, не давали утонуть в океане и даже отпугивали диких зверей в лесу.

Спустя 20 лет эти люди вышли из тени и сформировали сегодня новый политический и силовой клан, всецело преданный только президенту.

«Новая газета» совместно с Organized Crime and Corruption Reporting Project (OCCRP) рассказывает историю прихода к власти и обогащения «личной гвардии» Владимира Путина — сотрудников его службы безопасности.

«Осень патриарха»

Сейчас трудно поверить в то, что тот сюжет был снят телеканалом НТВ. Но в те годы другим было не только телевидение, а вся страна. В Москве по ночам взрывали жилые дома; в Чечне началась вторая военная кампания; а вратарь сборной России Александр Филимонов пропустил легендарный гол в «Лужниках» от нападающего сборной Украины Андрея Шевченко, — и страны, за которые они играли, тогда еще звались «братскими» и сражались только на футбольном поле. С тех пор многое изменилось. НТВ, как и все российское телевидение, перешло под контроль Кремля, критика власти исчезла из телевизора, а российские ракеты стали взрываться уже не в Чечне, а на Донбассе.

Со времен того сюжета, пожалуй, не изменилось только имя человека, вот уже 20 лет управляющего Россией. Имя — и не больше, потому что сегодня, в 2018-м, он мало похож на себя образца 1999-го. В Хельсинки молодой премьер прилетал партнером Европы и США, а спустя десятилетия его правления страна оказалась в ситуации, какой не было даже во время холодной войны.

За время руководства Россией Владимир Путин терял не только внешних союзников; постепенно менялось и его ближайшее окружение — бывшие соседи по дачному кооперативу «Озеро», бывшие сослуживцы по КГБ, бывшие коллеги из мэрии Санкт-Петербурга и другие многочисленные питерские знакомые, занявшие вместе с ним ключевые государственные посты в России в начале 2000-х, один за одним теряли свои должности.

Постоянные интриги ближайшего окружения друг против друга, их непрекращающиеся войны за власть и экономические ресурсы постепенно сужали круг доверенных лиц президента.

_______________________

Как распадался «ближний круг»
 

За последние несколько лет многие люди, которые, как считалось, входили в самый ближний круг президента, потеряли свои высокопоставленные посты.

Например, в 2014 году своего кресла лишился Владимир Кожин, руководивший до этого управлением делами президента на протяжении 14 лет.

В 2015 году с поста президента Российских железных дорог (РЖД) ушел Владимир Якунин — в 1990-х сосед Владимира Путина в знаменитом дачном кооперативе «Озеро».

В 2016 году ушел в отставку директор Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН) и бывший замруководителя администрации президента Виктор Иванов.

В том же, 2016-м, свой пост покинул его однофамилец, руководитель администрации президента России Сергей Иванов.

______________________

И тогда Владимир Путин обратил внимание на тех, кто долгие годы был ему безоговорочно предан; кто выполнял его самые деликатные поручения; кто не участвовал в интригах; кто десятилетиями — ни днем, ни ночью — не отходил от него ни на шаг; кто был готов отдать за него свою жизнь.

И кто обладал еще одним качеством — готовностью, как солдат, беспрекословно выполнить приказ президента, что особенно ценно в эпоху сильнейших политических потрясений в стране, — растущей бедности, повышения пенсионного возраста и непрекращающегося противостояния с Западом.

Владимир Путин обратил внимание на своих охранников. За последние несколько лет он назначил на ключевые государственные посты многих бывших сотрудников службы безопасности президента (СБП).

По сути, он пустил в бой свою «личную гвардию».

Совместное расследование «Новой газеты» и OCCRP показало, что к тому времени, когда бывшие телохранители президента стали получать власть в стране, они уже были обеспеченными людьми. Пока они работали охранниками первого лица государства, им и их родственникам в результате не самых прозрачных схем достались гектары земли в самом дорогом месте России — в Московской области, на Рублевке, возле резиденции президента Ново-Огарево.

Эта земля раньше принадлежала совхозу НКВД. После развала Советского Союза его приватизировали работники, многие из которых были пожилыми людьми и ветеранами Великой Отечественной войны. А в «лихие 90-е» известные бизнесмены вместе с «авторитетами» с помощью подделки документов, запугиваний и избиений отобрали их земли.

Бизнесмены и «авторитеты» раздробили территорию бывшего совхоза НКВД на мелкие части, а затем часть этих участков досталась сотрудникам службы безопасности президента и Федеральной службы охраны (СБП входит в структуру ФСО).

Теперь на отобранных у ветеранов землях стоят роскошные дома новой «элиты» очередного смутного времени России.

Телохранитель № 1 и его свита

Когда Владимир Путин вышел из самолета, приземлившегося в Хельсинки в 1999 году, за ним по трапу спустился человек в длинном пальто. Большинство тогдашних телезрителей ничего о нем не знали. Он быстро встал за спинами людей, встречавших Путина, и внимательно наблюдал за тем, как жмут руку будущему руководителю России. Затем делегация пошла в аэропорт, и он ни на шаг не отставал от своего шефа, готовый защитить его в любую секунду.

Это был Виктор Золотов, главный телохранитель Путина на протяжении более 10 лет.

В 2016 году Виктор Золотов возглавил войска национальной гвардии. Сегодня Росгвардия — одно из самых мощных вооруженных формирований России; ее основные задачи — борьба с терроризмом, контроль за оборотом оружия и деятельностью частных охранных компаний, а также обеспечение общественной безопасности (что порой превращается в избиение митингующих подростков на улицах российских городов). Численность Росгвардии превышает 340 тысяч человек. По сути, в подчинении у Золотова находится хорошо вооруженная и подготовленная армия.

Золотов вызывает Навального на дуэль

Главнокомандующий войсками национальной гвардии «прославился» совсем недавно, когда опубликовал в YouTube вызов на дуэль Алексея Навального. В ответ на расследование Фонда борьбы с коррупцией о закупках еды для бойцов Росгвардии по завышенным ценам Золотов пригрозил оппозиционному политику «ответкой», позвал «на ринг, на татами, куда угодно», где пообещал сделать из него за несколько минут «хорошую сочную отбивную».

До этого видеообращения Золотов не был известен своими публичными выступлениями. Больше 10 лет он держался за спиной (в прямом и переносном смыслах) своего шефа. За это время он как руководитель СБП собрал вокруг себя команду преданных людей. Их-то Владимир Путин и стал с недавних пор назначать на важнейшие государственные посты.

Владимир Путин и Виктор Золотов. Фото: Дмитрий Ловецкий / AP / ТАСС
_______________

Как телохранители стали руководителями страны
 

— В 2013 году Виктор Золотов, перешел из СБП в МВД, где стал заместителем главнокомандующего внутренними войсками. В следующем, 2014-м, он был назначен уже командующим внутренними войсками и первым замминистра МВД. В 2016 году внутренние войска были преобразованы в Росгвардию, которую и возглавил генерал армии Золотов.

— В 2013 году в МВД перешел другой сотрудник СБП, Дмитрий Миронов: он сначала стал помощником министра внутренних дел, а затем — руководителем одного из важнейших управлений — Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции (ГУЭБиПК). В 2016 году Миронов был назначен губернатором Ярославской области.

— В следующем, 2014 году, сменился управляющий делами президента. На место Владимира Кожина пришел бывший сотрудник ФСО Александр Колпаков. Он до своего назначения занимал должность замруководителя службы специальной связи и информации ФСО.

— В 2014 году Алексей Дюмин, бывший сотрудник службы безопасности президента, стал сначала командующим силами специальных операций (ССО), а затем замминистра обороны России. В 2016 году Владимир Путин назначил Дюмина губернатором Тульской области.

— В том же, 2014-м, другой сотрудник личной охраны президента, Евгений Зиничев, стал заместителем руководителя одной из важнейших служб ФСБ — службы по защите конституционного строя и борьбе с терроризмом. В 2016 году Зиничев был назначен Владимиром Путиным губернатором Калининградской области. На этом посту он проработал 70 дней и установил таким образом российский антирекорд по скоротечности пребывания в губернаторском кресле. Тогда же, в 2016-м, Зиничев вернулся в ФСБ заместителем директора. А в 2018-м он был назначен министром по чрезвычайным ситуациям России.

_________________________

«Идея Владимира Владимировича [Путина] состояла в том, чтобы назначить преданных людей во все силовые структуры.

Создать такой мощный кулак. Дюмина поставили на Минобороны; Виктора Васильевича [Золотова] — на внутренние войска; Миронова — на МВД; а Зиничева — на ФСБ.

Перед этим все они прошли переподготовку в академии Генштаба», — объясняет на условиях анонимности сотрудник СБП, знакомый с бывшими охранниками президента России, получившими сегодня власть в стране.

По его словам, эта идея появилась сразу после массовых протестов против фальсификации выборов в 2011–2012 годах.

«Многие до сих пор уверены, что эти протесты кто-то спланировал, что это была неудавшаяся попытка заговора. Президенту некому было доверять в правоохранительных органах из-за постоянных интриг руководителей. А ребята из «лички» (личной охраны.Р.А.) преданы только ему. От них он получал правдивую, настоящую информацию о том, что там в действительности происходит», — полагает сотрудник СБП.

Судьбоносные знакомства

Виктор Золотов стал профессионально заниматься охраной в 1990 году. Его взял на работу Александр Коржаков, руководивший в то время отделом безопасности Бориса Ельцина. Коржаков позже вспоминал в своих мемуарах, что в то время был сильный дефицит кадров и поэтому он набирал людей без необходимого опыта. Золотов, к примеру, до того, как попасть в охрану, работал на автомобильном заводе «Москвич»

Виктор Золотов (в черном пиджаке у флага) в охране Ельцина (с бумагой в руках). Справа от Ельцина — Александр Коржаков, руководитель отдела безопасности Ельцина

Но в Москве в охране Ельцина Золотов задержался ненадолго. В 1991 году к Ельцину обратился Анатолий Собчак. Первый мэр Санкт-Петербурга попросил первого президента России дать ему телохранителей, потому что опасался бандитов, уже тогда наводивших ужас на жителей Северной столицы.

Коржаков по просьбе Ельцина выделил шесть человек для охраны Собчака. Одним из них был Виктор Золотов. В Санкт-Петербурге нынешний руководитель Росгвардии познакомился не только с Собчаком, но, что более важно, с его замом — Владимиром Путиным

Мэр Петербурга Анатолий Собчак, слева на заднем плане — Владимир Путин, крайний справа — Виктор Золотов. Фото: Юрий Белинский / ТАСС

Было и третье судьбоносное знакомство — с «легендой» Санкт-Петербурга 1990-х и начала 2000-х Романом Цеповым. Человеком, про которого, как и про некоторых руководителей России последних 20 лет, трудно сказать что-то определенное:

то ли засекреченный сотрудник правоохранительных органов, то ли бандит, то ли государственный деятель, то ли олигарх.

Цепов в 1990-х был фигурантом нескольких уголовных дел, в том числе о незаконном хранении оружия и о вымогательстве. Но каждый раз ему удавалось избежать суда, и многие объясняли эту удачливость его хорошими связями с властями Санкт-Петербурга. В СМИ Цепова называли Ромой Продюсером и отводили ему роль влиятельного посредника между Петербургом криминальным и Петербургом официальным

Роман Цепов

В начале 90-х Золотов и Цепов в каком-то смысле были коллегами. Первый охранял Собчака, а второй был совладельцем охранной компании «Балтик-Эскорт». Она оберегала не только самых влиятельных криминальных авторитетов Санкт-Петербурга, но и Владимира Путина, о чем сам Цепов неосторожно признался в интервью петербургскому журналу «Город» в 2003 году.

«Это произошло в 1994 году при, сказал бы, рабочих обстоятельствах, — вспоминал Цепов. — Тогда охранных структур было немного. Это сейчас каждый лавочник норовит обзавестись телохранителем. А вице-мэру Путину по статусу государственная охрана не полагалась, хотя он курировал вопрос приватизации Балтийского морского пароходства, где только что было совершено убийство руководителя. Поэтому в Смольном появились довольно веские основания полагать, что готовится покушение и на Путина. Мэрия заключила с «Балтик-Эскортом» официальный договор. Я выделил охранников, которые были способны обеспечить личную безопасность этого человека».

Больше Роман Цепов не высказывался публично на тему своих отношений с президентом России. В 2004 году он умер при загадочных обстоятельствах.

Симптомы его болезни напоминали симптомы бывшего сотрудника ФСБ Александра Литвиненко, отравленного радиоактивным полонием в Лондоне в 2006 году.

На похоронах Романа Цепова была сделана легендарная фотография, способная украсить обложку будущего учебника истории России XXI века. Виктор Золотов, уже возглавлявший в то время службу безопасности президента России, стоит недалеко от другой «легенды» Санкт-Петербурга — Владимира Кумарина, лидера тамбовской преступной группировки, осужденного в 2009 году на 14 лет лишения свободы за мошенничество.

Похороны Романа Цепова, 2004 год. Слева — Виктор Золотов, начальник охраны президента Путина, в среднем ряду анфас, человек с усами — Владимир Кумарин, «ночной губернатор Петербурга» и лидер тамбовской ОПГ. В центре в зеленом плаще — писатель Андрей Константинов, автор легендарного детектива «Бандитский Петербург»

Высокопоставленные представители государства собрались вместе с авторитетными людьми из организованных преступных группировок, чтобы проститься с человеком, который мог бы в равной степени считаться представителем каждого из этих миров (может быть, поэтому ему так удачно при жизни удавалась роль посредника между ними).

О близости Золотова и Цепова можно судить не только по этой случайной фотографии с похорон: их семьи объединяли и совместные сделки с недвижимостью.

Например, в 2001 году супруга Виктора Золотова продала дом и земельный участок в поселке Вешки Московской области жене Романа Цепова. (В этом поселке в начале 2000-х стали селиться высокопоставленные сотрудники российских правоохранительных органов, в том числе ФСБ, Генпрокуратуры и МВД.)

А чуть позже, в 2003–2004 годах, когда Цепов еще был жив, семьи обоих охранников приобрели дорогие земельные участки по соседству друг с другом и поблизости с новой резиденцией президента России.

Полная версия расследования — на сайте «Новой газеты»

Кто создал «фабрику троллей», организовал Ddos-атаки против СМИ, избивал блогеров и «увольнял» главреда РИА «Новости». Интервью экс-соратника Евгения Пригожина

Автор: Денис Коротков

Человек, который стоял у истоков медиаимперии Евгения Пригожина — Андрей Михайлов, — мастер черного пиара, организатор провокаций против Forbes и других средств массовой информации, «папа всех троллей из Ольгино», дал интервью «Новой газете». Он подробно рассказал о том, кто и как атаковал бизнесменов из числа конкурентов «кремлевского повара» и журналистов разных изданий. В конце 2013 года Михайлова отстранили от дел: у заказчиков и исполнителей не  сошелся бюджет на несколько десятков миллионов рублей, стороны обвиняли друг друга, и Михайлов остался без работы.

Андрей Михайлов. Фото: Денис Коротков / «Новая газета»

Может, он и не стал бы делиться секретами бывшего работодателя. Но  переход к непривычной открытости может быть способом защиты. В мае 2017 года, согласно заявлению, которое Михайлов подал в полицию, некие мужчины вывезли его в лес, избили, заставили написать расписку на 3 миллиона рублей и переписать на себя долю в бизнесе. Как говорит Михайлов в своем заявлении, похитителей возглавлял знакомый ему по  совместной работе на Пригожина юрист (фамилия имеется в редакции), и  вряд ли тот действовал по своей инициативе.

— Когда началось ваше сотрудничество с Евгением Пригожиным? Как вы вообще к нему попали, прислали резюме?

— Началась эта история в конце весны или в начале лета 2012 года, когда один мой знакомый, не будем его сюда впутывать, сказал, что есть интересная тема, есть заказчики, которые в моих способностях заинтересованы. Я согласился на разговор. Пригласили в кафе «Таверна» на  Васильевском острове. Пришел, на втором этаже, на небольшом балкончике меня ждали двое. Один из них был всем сегодня хорошо знакомый [Евгений Аркадьевич] Гуляев [руководитель службы безопасности Пригожина].

справка

Евгений Аркадьевич Гуляев
 

много лет работает начальником службы безопасности у Евгения Пригожина. В прошлом — оперативный сотрудник ленинградской и  петербургской милиции, начинал в Управлении специальной службы милиции (существовавшее до середины 90-х годов подразделение, отвечавшее за  работу с иностранцами), закончил службу в ГУ МВД по Северо-Западному федеральному округу.

Его роль в службе безопасности Пригожина подтверждается данными из  украденной в 2013 году «Анонимным интернационалом» переписки сотрудников компаний Пригожина, многочисленными совместными поездками и полетами с  установленными сотрудниками Пригожина, в том числе с командирами «группы Вагнера» Дмитрием Уткиным и Андреем Трошевым.

В мае 2016 года попал на видеозапись среди сотрудников компании «Конкорд» при задержании на площади Трезини оперативниками ФСБ автомобиля с Евгением Пригожиным за незаконное использование спецсигналов.

А вы тогда с Гуляевым не были знакомы?

— Нет, я его раньше не знал. На встречу пришли два человека. Кто был с  Гуляевым, сейчас и не вспомню, потом с ним не сталкивался. Понятно было, что [выходцы] из органов. Сидят люди определенной наружности, профессия накладывает свой отпечаток. Кожаные куртки, ну и так далее…

— Они как-то представились, сказали, где работают?

— Гуляев сказал, что недавно назначен начальником службы безопасности «Конкорд Кейтеринг», и у него проблема: надо срочно что-то придумать, пока его не выгнали с работы.

Задача у него была что-нибудь предпринять в отношении [предпринимателя] Кирилла Зиминова и его компании «Карамель Кейтеринг». Нужно было сделать так, чтобы на мероприятие, которое обслуживает Зиминов, пришли люди из бизнеса, пресса и чтобы там кому-нибудь «поплохело»…

чтобы что-нибудь произошло: «Подумайте, помаракуйте, что-нибудь сделайте, иначе меня уволят».

А зачем?

— Я так понял, что работодатель Гуляева был очень обижен на своего бывшего компаньона Зиминова. Когда-то начинали вместе бизнес, потом пути разошлись, и были обидки чисто личного характера. Во-вторых, близилось какое-то событие… Петербургский международный экономический форум. «Конкорд» очень хотел этот форум обслуживать, а контракт был у  «Карамели», и надо было этот контракт поломать.

Называли какие-то сроки, бюджет определялся?

— По поводу сроков говорилось, что надо скорее, и все. Буквально через два дня мною был подготовлен сценарий, по которому готовится некое публичное мероприятие с участием представителей власти и бизнеса, журналистов. Организация фуршета поручается «Карамели», заказываются всякие салатики с майонезом, рыба, булочки с кремом — чтобы была возможность спровоцировать некие желудочные расстройства. Бюджет сейчас точно не назову, может быть, тысяч 250–350. Входила аренда зала на улице Зодчего Росси, точнее, не площади Островского, кейтеринг, ну и оплата мне и моим людям. Скорая помощь частная для «отравленных» должна была приехать своя, контакты скорой дал Гуляев. Сценарий сразу утвердили и  дали отмашку.

Что за мероприятие организовали?

Созвали что-то вроде круглого стола по проблемам малого бизнеса. Организатором выступил мой знакомый Сергей Соловьев, он якобы  создавал новый бизнес-журнал. Я пригласил его исполнить эту роль. За  деньги.

Это тот самый Соловьев, который год спустя приобрел известность после провокаций в отношении Дмитрия Быкова и журнала «Форбс»?

— Он самый. Но никто потом не вспомнил историю с круглым столом и Соловьева не узнал.

И как прошел фуршет?

Всего было около 40 человек: бизнесмены, представители ассоциации предпринимателей, депутаты Законодательного собрания. Подставных было человек десять, в основном из службы безопасности «Конкорда», эти за зарплату работали. Симптомы отравления проявились у  наших шестерых ребят. Один даже полежал в больничке. Правдоподобно инсценировали отравление: у одного из наших людей очень профессионально получалась пена изо рта, если положить мыло под язык.

Никто из посторонних лиц не был отравлен?

— Нет, только свои. Да и не было никакого отравления, чистая постановка.


Постановочное отравление на бизнес-конференции

Заказанный результат был достигнут?

— Сначала не было отзыва в прессе, я через день пошел в интернет-кафе и сделал рассылку по СМИ. Много кто дал новости об отравлении, и ни за одну публикацию платить не пришлось, сами подхватили. Что случилось с контрактами «Карамели» на обслуживание [Петербургского международного экономического] форума — честно, не  помню. Не интересовался.

Справка

«Отравленные»
 

Рассказ Андрея Михайлова подтверждается публикациями петербургской прессы о круглом столе «Перспективы развития предпринимательства», который прошел 15 июня 2012 года на площади Островского, дом 11. Как сообщалось, «шестеро предпринимателей» получили пищевое отравление на  фуршете, организованном «Карамель Кейтеринг». В качестве организатора мероприятия выступал Сергей Соловьев, который представлялся как главный редактор журнала «Новый предприниматель», посвященного проблемам развития малого бизнеса.

Журнала «Новый предприниматель» никогда не существовало. Сергей Соловьев, которого можно видеть в сюжете Delovoe.tv (01:09-01:30), — тот же самый человек, который в 2013 году выступал под видом «предпринимателя» в провокациях против писателя Дмитрия Быкова и журнала «Форбс».

— Как вы лично познакомились с Евгением Викторовичем Пригожиным?

— Через какое-то время после круглого стола я был приглашен в один из  офисов на Васильевском острове — не в центральный офис на набережной Лейтенанта Шмидта, в другой, сейчас не помню, на 6-й или 17-й линии [Васильевского острова]. Присутствовал сам Гуляев, люди из его команды. Говорят: есть такой проект «За честные СМИ» или как-то так. У них уже было зарегистрировано свое СМИ «Газета о газетах», надо было открывать сайт газеты и другие сайты, писать непосредственно информацию. Мне предложили заняться организационными вопросами. Когда я подготовил предложения по проекту, меня отвели к главному.

Где и когда произошла ваша встреча?

— В конце лета, может, в самом начале осени 2012 года. Было сказано: сейчас пойдем в офис на набережной, где сидит наш руководитель Евгений Викторович.

Это было в его кабинете. Туда можно попасть двумя путями. С  центрального входа на набережной Лейтенанта Шмидта, через турникет и на второй этаж, либо из Академического переулка, чтобы, типа, тебя никто не  видел. Хороший дубовый кабинет, все стильно, прагматично, большой экран для видеоконференций. Массажный кабинет — рядом.

Меня представили Пригожину как человека, который будет непосредственно заниматься проектом «Газеты о газетах», я ему доложил концепцию.

Евгений Викторович был очень доволен, тут же выдал наличкой из сейфа деньги на четыре номера — миллиона полтора рублей.

Правда, после выпуска трех номеров стал орать, что все прогадили, проект надо закрыть, а тебя так и так… сурово наказать, в общем. Но  должен сказать, что руки ко мне он никогда не прикладывал, да и ни к кому при мне не прикладывал. Хотя слухи об этом ходили.

Вы часто встречались с Пригожиным?

— За все время — три или четыре раза, может, пять. Евгений Викторович лично вручал премию. Под Новый год один раз, под хорошее настроение два, за хорошую работу три. За Дмитрия Быкова, за «Форбс». Тогда и  задача лично им ставилась.

В чем была концепция «Газеты о газетах»?

— Смысл был в чем?

Надо было, чтобы СМИ напечатали несуществующую информацию и чтобы взяли за это деньги наличкой. Они это сделали.

Сначала была история с «Аргументами и фактами». Что-то с обеспечением бахилами в поликлиниках. Это был «первый выстрел», я почти и забыл. Ну и много проектов запускалось параллельно. «Невские новости» были зарегистрированы, «Новостное агентство Харькова». Зачем, мы и сами толком не знали. Была команда: а давайте сделаем еще парочку изданий и  будем по ним работать. Чисто заготовка. Обсуждалось это в конце декабря 2012 года, регистрация была вроде в начале 2013-го.

Начало 2013 года — это история с Дмитрием Быковым? Кстати, почему именно Быков?

— Надо было найти «продажного журналиста». Возникла идея с Быковым, так как он у нас считался по значимости вторым человеком после Навального.

В документах «фабрики троллей», переданных редакции, есть проект описания провокации против Алексея Навального накануне выборов мэра Москвы

Предложили, было сказано: работаем по нему. Связались с Быковым через агентство, которое организовывало его поездки. Вытаскивали как можно дальше из больших городов, чтобы не возникло форс-мажоров. Так появилась Нижняя Тура. Договор заключался с агентством, согласовали дату, 22 февраля. Договорились с ДК, развесили афиши. У Евгения Викторовича [Пригожина] все шло в режиме быстро-быстро, времени на подготовку никогда не было, все «с колес».

Нужно было, чтобы Быков сказал что-нибудь в поддержку местного политика, которого играл наш Сергей Соловьев. Быкову про поддержку политика не говорили, его к этому подвели.

Он встречался с нашим Соловьевым, очень представительным мужчиной. Соловьев сказал, что будет баллотироваться куда-то, все выступление Быкова снималось на видео, и что он должен был сказать, он сказал. Что было задумано, получилось.

Тот же Соловьев сыграл бизнесмена в российском «Форбсе»?

— Это был следующий этап. Там был не просто номер «Форбса», а  юбилейный номер, и там была статья нашего Соловьева с непроверенной информацией и без пометки «реклама» — мы должны были показать, что в  «Форбсе» тоже все покупается.

Справка

Провокации против СМИ
 

Провокации против «АиФ», Дмитрия Быкова, «Форбс» и некоторых других изданий с участием Андрея Михайлова и Сергея Соловьева были предметом журналистских расследований «Новой газеты» в 2013 году.

— Весной 2013 года, как раз на День Победы, под DDoS-атаками легли сайты «Новой газеты», «Эха Москвы», «Московского комсомольца», «Дождя», «Форбса» и петербургской «Фонтанки.ру». Вы можете сказать, кто организовывал эту акцию?

— Кто организовывал атаку, не знаю, я этих людей и в глаза не видел. Заказывал один из наших, Кирилл Фульде.

Где он сейчас и на кого работает, понятия не имею. Максима Болонкина, который записал обращение от имени движения «Сетевые хомячки», якобы  организовавшего DDoS-атаки, нашли через каких-то знакомых, через вторые-третьи руки, и наняли за небольшие деньги.

Обращение записывалось прямо в офисе «Газеты о газетах» в «Петровском форте». Были варианты «Сетевых хомячков» развивать, но не пошло. Евгений Викторович сегодня хочет такой проект, завтра не хочет. Он  человек импульсивный.

Сколько стоила эта акция?

— Бюджет сейчас не назову по памяти. Не один миллион рублей, но точно не вспомню. Примерно 5–7 миллионов рублей.

Как вообще осуществлялось финансирование подобных акций?

— Если нужна нестандартная акция, то докладывается сценарий, составляется смета. Если Пригожин согласен, то либо сам выдает наличку, либо ставит штамп «Согласовано» с факсимиле, и деньги выдает бухгалтерия. Это на 17-й линии в бизнес-центре «Сенатор». Финансами заведовали два человека — Ирина Мухина и Юлия Холодкова. К кому-нибудь из них. Либо выдавали сразу, либо звонили и уточняли.

Факсимиле Евгения Пригожина

Примерно в это время вы перешли от  точечной работы к массированной. Появились те самые «тролли из Ольгино», которые давно стали мемом. Чья это была идея?

— Это идея непосредственно Евгения Викторовича Пригожина. Приходилось читать, что это заказ Кремля, «домашнее задание», которое Пригожин выполняет в обмен на миллиардные госконтракты. Исходя из того, что я  видел и слышал, — уверен, что ни от кого он «поручений» не получал, ни с кем не советовался и разрешения не спрашивал.

И никогда ни от каких «башен» команд не было, все исходило непосредственно от Пригожина.

Даже помещение для «фабрики троллей» подобрал он лично, это здание в Лахте стоит как раз по дороге к нему на дачу (дом Евгения Пригожина в коттеджном поселке «Северная Венеция» на Лахтинском Разливе. — Ред.). Кстати, «фабрикой троллей» мы никогда эту структуру не называли, это чисто журналистский бренд, который прилип намертво.

Вам по «троллям» какие задачи ставили?

— Для начала нужно было целиком арендовать здание, параллельно туда набирался народ. 2013 год был очень активный, много ставилось задач параллельно. Сотрудники должны были не только сбрасывать информацию в  блоги, но и искать отрицательную информацию в Сети по ключевым словам.

Тогда плотно сотрудничали с [предпринимателем в сфере IT Игорем] Ашмановым, внедряли [систему мониторинга в социальных медиа] «Крибрум».

Он помогал создавать и обслуживать систему — не сам, конечно, его сотрудники. Но Пригожин лично встречался с Ашмановым, и это была первая и  последняя встреча, когда Евгений Викторович лично встречался с  исполнителем.

Вы присутствовали на этой встрече?

— Встреча была в Москве, я там не присутствовал, но я эту встречу организовывал.

Сколько человек работало на старте проекта?

— Сначала было человек 200. Было разбито по подразделениям, кто-то работал по Украине, кто-то по Америке.

В реальности тролли работали неэффективно. У меня параллельно действовала другая команда, команда профессионалов — их было человек десять — которая перекрывала всю эту структуру.

Мы можем назвать по именам этих «десять профессионалов»?

— Мы не можем назвать этих людей, потому что… потому что мы не можем их назвать.

Справка

Фабрика
 

Рассказ Андрея Михайлова об организации «фабрики троллей», подконтрольных СМИ, и его личном участии в этой деятельности подтверждается документами, имеющимися в его распоряжении: штатными расписаниями, оригиналами расписок в получении денег авторами, справками, электронной и бумажной перепиской, накладными и т.п. «Новая газета» ознакомилась с этими документами (копии есть в распоряжении редакции).

Ваша деятельность не ограничивалась сетевой активностью и иногда выходила в офлайн? Расскажите, как вы познакомились с Валерием Амельченко, который рассказал о грязной работе на людей Пригожина. Какую еще работу он выполнял — для вас или для организации, на которую вы работали?

— Могу путать, это был 2012 или 2013 год. Случайно его узнал, знакомый через знакомого… Суть заключалась в том, что у Евгения Викторовича периодически возникали обидки на каких-то людей, и  поручалось с этими людьми как-то разобраться. А Валера [Амельченко] — это человек, который при первой встрече сказал: я готов на все, только  платите мне деньги.

— Каким образом использовалась его «готовность на все»?

— Пока я на Пригожина работал, ничего сильно криминального не было. В  начале 2013 года была история с хозяйкой клиники на Петроградской стороне.

Мы говорим о Елене Черевко, владелице ООО «Дента-Л» на Большом проспекте, 9?

— Да, она была вроде председателем ТСЖ того дома, а у Пригожина там или был ресторан, или он собирался его открывать, не помню точно, да и тогда особо не интересовался причинами. Гуляевым это подавалось так, что

женщина неуважительно отнеслась к Евгению Викторовичу, он был недоволен. Личная обида. Кого-то подложили ей под колеса, спровоцировали наезд.

Кто ставил этот «спектакль»?

Задачу сымитировать ДТП ставил Гуляев. Был известен номер ее [Черевко] машины, клиника. Дальше был нанят человек, который согласился попасть под машину. Нужная машина едет, ее сопровождали, давали информацию. Человек был наготове. В нужный момент он кидался под машину. Разрабатывалось все службой безопасности.

Валерий Амельченко

Смысл этой акции мне был непонятен, результат неизвестен. С моей стороны были только исполнители, я дал им Валеру Амельченко и того парня, который согласился под колеса упасть, — зовут его Николай, а  фамилию не вспомню сейчас, если и знал.

Вся режиссура и действие — это служба безопасности, Валера с Николаем непосредственно взаимодействовали с Гуляевым по этой теме. Там кроме них человек пять из СБ было задействовано, у меня есть видеозаписи, которые они делали, там Амельченко хорошо виден, как он «доброго самаритянина» играет, который бросается пострадавшему помогать.

На записи видны и другие «сочувствующие», вы их узнаете?

— Нет, это, скорее всего, кто-то из СБ, их всех не упомнишь.

справка

«Наезд»
 

Рассказ Михайлова о провокации в отношении Елены Черевко подтверждается ее собственным комментарием, данным изданию «Собеседник» в  2016 году (от разговора с «Новой» Черевко уклонилась), а также предоставленными Михайловым несколькими видеозаписями, сделанными на  месте происшествия 7 февраля 2013 года, по которым видно, как было организовано подставное ДТП. На кадрах видео хорошо различим и узнаваем Валерий Амельченко, «оказывающий помощь» «пострадавшему».

Какие еще задания исполнял Амельченко?

Намекаете на сочинского блогера летом 2013 года? Было дело. Этот блогер [Антон] Грищенко, huipster, писал какие-то неправильные вещи, и с ним нужно было строго поговорить.

— А откуда он взялся, кто о нем вспомнил? Я понимаю, Дмитрий Быков — это цель. А с чего вдруг Грищенко, о котором никто и не слышал?

— Уже велась в интернет-поисковиках целенаправленная работа по негативным отзывам, там

нашли про президента нашего, Владимира Владимировича Путина, что-то очень обидное, и непосредственно Евгением Викторовичем был предложен этот вот клиент.

Блогер Антон Грищенко (справа). Фотосъемка была сделана людьми Пригожина, редакции передана Андреем Михайловым

Я не помню, кто конкретно давал по нему данные. Мне данные наружного наблюдения на него приносили, это шло через Гуляева. С ним сказали строго поговорить, чтобы он больше так не делал.

Я правильно понимаю, что Амельченко вылетал в Сочи «поговорить» вместе с напарником — Владимиром Гладиенко? Кстати, откуда в вашей структуре взялся Гладиенко?

— Гладиенко — это друг Валеры. Как они передвигались, что они делали, я даже не знаю.

— Huipster перестал писать, удалил свои аккаунты — значит, задача была выполнена. Что там что-то случилось с его рукой — об этом мне стало известно уже позже от Валеры, когда они [с Гладиенко] вернулись. Как он  сказал: прямо инструментом по руке — и нормально.

Каким инструментом?

Прутом железным.

Справка

Нападение на блогера
 

Рассказ Михайлова о нападении на Антона Грищенко в Сочи в октябре 2013 года подтверждается фото скрытого наружного наблюдения за Грищенко, предоставленными Михайловым, а также словами Валерия Амельченко (впоследствии он свой рассказ дезавуировал, но аудиозапись его авторизованного интервью находится в распоряжении редакции). Историю частично подтверждает Владимир Гладиенко, который говорит, что действительно в указанное время вылетал на несколько дней в Сочи вместе с  Амельченко, хотя и отрицает факт нападения на блогера.

— Зачем Амельченко ездил на Украину в конце 2013 года?

— Одна из целей — он раздавал деньги за выступления. За организацию митингов. Как кассир поехал.

Он что-то организовывал?

Нет, сам он организовать ничего не мог, он должен был просто выдать деньги определенным людям. Курьер. Кому и за что — надо поднимать бумаги, вспоминать. Понимаете, при мне у него была пара эпизодов, в дальнейшем у Амельченко был прямой контакт с Гуляевым, и он мог работать напрямую. Вопросы я ему не задавал, но знаю, что его куратор, который сейчас непосредственно им занимается, — это Андрей Пичушкин. Когда я работал на Пригожина, я Пичушкина знал как еще действующего сотрудника полиции, но он и тогда работал «на сторону», на  Гуляева, а значит, на Пригожина.

К тому же это был конец 2013 года, и меня уже отодвигали от работы. Могу сказать, что той осенью мы зарегистрировали на Украине с дюжину некоммерческих организаций, часто на родственников того же Гладиенко, но  использовались ли они и как — я уже не знаю.

Еще какие-нибудь акции вне Сети вы организовывали?

— Я же говорю: все шло в параллели, 2013 год вообще был сумасшедший, проект за проектом, и в интернете, и не только. Осенью одновременно работали по больницам в Самаре, где надо было перебить контракты на  питание больных, и по РИА «Новости» по всей стране.

Почему именно Самара?

— Задача была поставлена Гуляевым. Необходимо было обеспечить выигрыш всех тендеров по поставке еды в больницы Самары.

А почему именно Самара — такой вопрос не задавался, не знаю. Давался список больниц, в которых нужно было сделать некие постановочные действия, связанные с плохой едой и антисанитарией. Подавался сценарий, смета, он [Гуляев] показывал Пригожину, было одобрено, поставлена печать.

Сколько человек было задействовано?

Суммарно 12 человек. Из которых четверо были из службы безопасности Пригожина. Восемь — местных, для операции со сбором подписей и инсценировки с гробом, который выносили к городской администрации.

Делали постановочные видеоролики с тараканами в больницах, с недовольными пациентами, с пикетчиками.

Была сложность. Нужно было запустить в больницы тараканов. Оказалось — проблема. Думали, что можно отловить и засунуть в банку, но оказалось, что тараканов в Петербурге на свободном выпасе нет.

Поехали на Кондратьевский рынок, там закупили рыженьких, усатеньких. Уж зачем они там продаются, я не знаю. Крыса сама нам удачно в кадр попала, ее никто не покупал и не привозил.

Тараканов привозили из Петербурга и в самарских больницах из баночки высыпали?

Да, несложное дело. Сбор подписей, вынос гробика к  администрации. Я так понимаю, что видеоролики делались, чтобы Пригожин отвез кому-то, нужному человеку, чтобы получить контракты. Ролики (имеются в распоряжении редакции) делались не для широкого просмотра, но  по местным новостям это проскочило.

Результат был достигнут?

— Да. Как мне сказали, на тот момент задача была выполнена.

Скриншот с отчетного видео о выполненной работе. Видео в распоряжение редакции предоставил Андрей Михайлов

Справка

Атака на конкурентов
 

Рассказ Михайлова о самарских событиях подтверждается представленными им документами, в том числе как черновым отснятым материалом, так и  готовыми видеороликами, а также перепиской, отчетами и сметами, включая расходы на закупку тараканов (документы находятся в распоряжении редакции).

Кадр из отчетного видео, где активисты собирают подписи. Видео в распоряжение редакции предоставил Андрей Михайлов

Вы упомянули РИА. Чем не угодило новостное агентство?

— Предполагаю, что у Пригожина была цель убрать [с должности главного редактора РИА «Новости» Светлану] Миронюк. Подавалось это под соусом: проверяет ли крупнейшее новостное агентство информацию? Что было причиной и что послужило поводом? Не знаю.

Была поставлена задача мне через Гуляева — нужно проверить на чистоту информации. Придумать новость, занести под это денег и разместить. Выбрали Владивосток, Новосибирск и Петербург.

Писался сценарий, сочинялась фейковая абсолютно новость. Вывели новую породу собак в Петербурге. Во Владивостоке бесплатно цирковые артисты выступают. И подобные смешные вещи, абсолютно фейковые. Человек с улицы приходит в РИА и размещает.

Как это делалось? Обязательно выяснялось, кто занимается размещением новостной информации в редакции, далее разговаривали с этим человеком.

Новостника просто дурили, а потом через третьего человека ему передавали деньги, якобы за размещение новости, создавая мнение о  продажности. Конечно, все скрыто писалось на видео.

А в действительности договоренности с журналистами РИА были?

Нет, сотрудники, которые размещали новости, денег не  брали. Это имитация. Вот то, что они новости не проверяли, — это да, без проверки размещали заведомые фейки.

Потом писалась справка о выполненной работе, делались видеоролики о  продажном РИА «Новости», отдавалось все это Гуляеву, Гуляев передавал Пригожину. Как использовал это Пригожин, мне неизвестно, в Сети эти видео вроде не появлялись. Но Миронюк была снята в декабре 2013 года, значит, задача была выполнена.

Кто этих людей, которые размещали фейки в РИА, готовил, нанимал, направлял?

Это я. В Петербурге были одни, а в поездку поехали другие ребята. Знакомые все ребята, которые работали в структуре Пригожина. Они были на зарплате для выполнения определенных мероприятий, так что цена всей операции — оплата перелетов и гостиниц.

Справка

Атака на РИА «Новости»
 

Рассказ Михайлова об операции против РИА «Новости» подтверждается как черновыми видеоматериалами, так и смонтированными видеороликами, перепиской, справками и другими документами (имеются в распоряжении редакции).

«Новая газета» поговорила с двумя предполагаемыми участниками провокаций во Владивостоке и Новосибирске. Константин Подмарев свое участие отрицал. Антон Грачев признал, что участвовал в событиях, но от подробного разговора отказался.

— Вы согласились открыто рассказать не только о том, как создавалась медиаимперия Пригожина, но и об организации явных провокаций в реальном мире. Зачем вы это делаете и на какую реакцию со стороны Пригожина рассчитываете?

— Что ж, в лес меня уже вывозили, надеюсь, повторяться не будут. Но я не хочу, чтобы моя первая поездка осталась безнаказанной.

Реакцию предсказать не берусь, но практика показывает, что сидеть тихо под корягой — худший вариант защиты.

Оригинал

Автор: Роман АнинАлиса КустиковаДмитрий Великовский

Родственники «главного советника президента по ракетам» осваивают бюджетные миллиарды корпорации, которая создает новейшее стратегическое вооружение

В этом году Владимир Путин уже несколько раз успел напугать мир заявлениями о возможной ядерной войне. Все началось в марте 2018 года, когда президент России зачитывал послание Федеральному собранию: «Мы приступили к разработке нового поколения ракет. В частности, в настоящее время Министерство обороны совместно с предприятиями ракетно-космической отрасли начало активную фазу испытаний нового ракетного комплекса с тяжелой межконтинентальной ракетой. Мы назвали его «Сармат». «Сармат» будет оснащен широким спектром ядерных боеприпасов большой мощности, в том числе гиперзвуковых, и самыми современными системами преодоления ПРО. Видео покажите, пожалуйста», — сказал Владимир Путин, и за его спиной включили ролик с инфографикой как будто из старой компьютерной игры, на котором ракета с ядерным боезарядом подлетала к береговой линии, напоминающей побережье штата Флорида в США.

В октябре этого года, выступая на дискуссионном форуме «Валдай» в  Сочи, президент России продолжил свою ядерную риторику: «Агрессор должен знать: возмездие неизбежно, все равно он будет уничтожен. А мы как жертва агрессии, мы как мученики попадем в рай, а они просто сдохнут. Потому что они даже раскаяться не успеют».

Заявления президента России совпали по времени с расследованием, которое «Новая газета» вела более полугода. Мы изучали, как тратятся и  кому достаются миллиарды рублей государственной «Корпорации «Тактическое ракетное вооружение» (КТРВ), участвующей в производстве тех самых ракет, которыми президент России напугал мир. 
Результаты нашего расследования могут тоже напугать. Но не мир, а граждан России: «Новой газете» удалось выяснить, что

Все закупки важнейшей, стратегически важной для страны ракетной корпорации проходят через частную фирму, связанную с молодой девушкой, — свадебным визажистом, которая занимается макияжем и прическами для невест.


Ольга Зорикова. Фото из личного архива / Instagram

Эта загадочная девушка, ее партнеры и принадлежащие им компании не  только взяли под контроль все закупки корпорации, но постепенно приобретают пакеты акций в важнейших предприятиях, входящих в КТРВ.

Всех их — девушку-визажиста, ее партнеров и их фирмы — роднит один человек. Его называют «главным советником президента России по ракетам», а официально он — директор «Корпорации «Тактическое ракетное вооружение». Именно его родственникам и подчиненным достаются миллиарды рублей, которые государство выделяет на производство новейшего высокоточного оружия. (Ни один из героев этой публикации не ответил на  заранее отправленные запросы «Новой газеты».) 

«Главный по ракетам»

«Корпорация «Тактическое ракетное вооружение» была образована в 2002 году на базе предприятия «Звезда-Стрела» в городе Королеве Московской области. Корпорация занимается разработкой и производством гиперзвуковых систем вооружения, комплексов стратегического и тактического авиационного высокоточного оружия класса «воздух-поверхность», «воздух-воздух» и унифицированных систем морского вооружения для Министерства обороны России. В состав КТРВ входят более трех десятков ведущих предприятий оборонно-промышленного комплекса России. На  протяжении многих лет корпорация входит в сотню крупнейших мировых производителей продукции военного назначения.

Учитывая важность корпорации для обороноспособности страны, ее совет директоров неизменно возглавляют чиновники федерального уровня. На  протяжении 10 лет, с 2003-го по 2013-й, председателем совета директоров был Сергей Приходько, первый замруководителя аппарата правительства России и бывший помощник президента России по внешней политике. Сегодня это кресло занимает Борис Грызлов — полномочный представитель России в  контактной группе по урегулированию ситуации в Украине, бывший министр внутренних дел и председатель Госдумы. 
Основная функция совета директоров — контролировать деятельность корпорации и защищать интересы ее единственного акционера — государства. Но непосредственное руководство КТРВ осуществляет генеральный директор. Этот пост на протяжении уже 15 лет занимает один и тот же человек — Борис Обносов.


Борис Обносов с Дмитрием Медведевым. Фото: РИА Новости

Обносов родился в Москве в 1953 году. Он окончил Московский авиационный институт им. Серго Орджоникидзе по специальности «инженер-механик по летательным аппаратам». В середине 1990-х Обносов работал в постоянном представительстве России при ООН, а затем в  Министерстве иностранных дел в качестве старшего советника по вопросам безопасности и разоружения. А в 2003 году он был утвержден в должности генерального директора «Корпорации «Тактическое ракетное вооружение», которой руководит по сегодняшний день.

Обносов был доверенным лицом Владимира Путина на выборах в 2018 году, но, помимо этого, директор КТРВ носит еще и неофициальный титул «главного советника президента по ракетам».

Впрочем, сам Борис Обносов на вопрос о своих отношениях с Владимиром Путиным отвечает скоромно: «Отчитываться — отчитываюсь. А так, дай бог со своими прямыми обязанностями справляться», — говорил он в интервью «Независимому военному обозрению» в прошлом году. 

Главная по закупкам

Для производства ракет корпорации необходимы тысячи вспомогательных деталей и различных комплектующих. КТРВ на 100 % принадлежит Федеральному агентству по управлению государственным имуществом, постоянно получает значительные средства из бюджета России и поэтому обязана приобретать все товары и услуги через систему государственных закупок.

Но в 2012 году Борис Обносов издал приказ о том, что все закупки корпорации и входящих в нее предприятий должны проводиться через так называемую уполномоченную организацию. Иными словами,

Некая частная компания получила право проводить все закупочные процедуры (аукционы и тендеры) в интересах КТРВ и получать процент от  заключенных государственных контрактов.

Этим уполномоченным агентом ракетной корпорации стала фирма «Торговый дом «Звезда-Стрела» из подмосковного Королева.

О размере комиссии, который эта компания получала с предприятий КТРВ, можно судить, например, по одному из решений арбитражного суда Ростовской области. «Торговый дом «Звезда-Стрела» взыскал с  таганрогского завода «Красный гидропресс» (он входит в состав ракетной корпорации) задолженность по агентским выплатам. «Сумма агентского вознаграждения составляет 12 % от суммы поставленных [заводу «Красный гидропресс»] товаров, выполненных работ, оказанных услуг», — говорится в  решении суда.

В 2017 году «Торговый дом «Звезда-Стрела» был переименован в компанию «ТРВ-Инжиниринг», которая до сих пор остается уполномоченной организацией по проведению закупок для КТРВ и входящих в нее предприятий.

Кто владеет этим агентом, получающим комиссионные с закупок для важнейшей ракетной корпорации России?

«ТРВ-Инжиниринг» на 100 % принадлежит компании «Звезда-Стрела» из  Таганрога. (В этих названиях можно запутаться и поэтому далее в тексте мы будем отдельно пояснять, идет ли речь о таганрогской «Звезде» или королёвской «Звезде», но чтобы быстро их отличать друг от друга, стоит запомнить: «таганрогская «Звезда» контролирует 100 % «королёвской «Звезды».)

49% таганрогской «Звезды-Стрелы» принадлежит самой КТРВ, а 40% — некой компании «Теплосервис» из того же Таганрога. И, наконец, половиной этого «Теплосервиса» владеет девушка из Москвы по имени Ольга Зорикова.

Если отбросить все эти промежуточные звенья, напоминающие матрешку из  множества фирм, то выходит, что Зориковой принадлежит 20 % в  «ТРВ-Инжиниринг».


Ольга Зорикова. Фото из личного архива / Instagram

Ольге Зориковой 29 лет. А в 2012-м, когда Борис Обносов своим приказом предоставил королёвской «Звезде» право проводить все конкурсы для КТРВ, ей было и вовсе 23 года.

В то время когда большинство ее сверстников и сверстниц заканчивали обучение в вузах или колледжах, фирма Зориковой стала отвечать за все закупки важнейшего для обороноспособности страны холдинга из нескольких десятков предприятий.

Зорикова получила образование в Финансовом университете при Правительстве России, но ее настоящим призванием стало украшение невест. Зорикова занимается макияжем и прическами на свадьбах. «Талантливый человек талантлив во всем. Раньше Оля сама организовывала свадьбы, а  теперь отвечает за красоты на лучших модных показах столицы», — писал про нее специализированный журнал Wedding Vibes в 2017 году.

Как 23-летняя девушка, делающая прически невестам, оказалась совладелицей фирмы, через которую проходят все конкурсы «Корпорации «Тактическое ракетное вооружение»? 

«Новой газете» удалось выяснить, что Зорикова — дочь генерального директора корпорации и «главного советника президента по ракетам» Бориса Обносова.


Борис Обносов, слева — вице-премьер Дмитрий Рогозин. Фото: сайт Московский авиационный институт

Поставщики контрафакта

С тех пор как компания дочери Обносова получила право организовывать все конкурсы возглавляемой им же государственной корпорации, дела у  «ТРВ-Инжиниринг» пошли в гору: за 5 лет (с 2012 по 2107 год) выручка превысила 12 млрд рублей.

Эти доходы сложились не только от комиссии за организацию закупок, — компания, частично принадлежащая Зориковой, и сама напрямую поставляет товары и услуги КТРВ и входящим в нее предприятиям. 

По подсчетам «Новой газеты», за последние 5 лет «ТРВ-Инжиниринг» заключила с ракетной корпорацией и входящими в нее предприятиями госконтракты на сумму около 6 млрд рублей. При этом компания дочери Бориса Обносова специализируется буквально на всем: «ТРВ-Инжиниринг» занималась

  • реконструкцией и техническим перевооружением производственных цехов;
  • монтировала сети электроосвещения и электроснабжения;
  • поставляла предприятиям корпорации поковки (заготовки из металла),
  • электронные лампы и трубки,
  • проволоку,
  • фильтры для очистки воздуха,
  • зарубежные станки для лазерной резки по металлу и многое-многое другое.

Трудно представить какие-либо компоненты, необходимые КТРВ для производства ракет, которые компания свадебного визажиста Ольги Зориковой не продала бы государственной корпорации, возглавляемой ее же отцом.

И в некоторых случаях контракты между этими родственными организациями даже приводили к сделкам, добросовестность которых может вызвать сомнения.

В 2010 году королёвский «Торговый дом «Звезда-Стрела» поставил «Азовскому оптико-механическому заводу» (входит в КТРВ) электродвигатели, необходимые для производства головок самонаведения в  ракетах и авиабомбах.

А в 2012 году межрегиональное управление Рособоронзаказа по Южному федеральному округу провело проверку и выявило, что больше половины поставленных «королёвской «Звездой» электродвигателей являются контрафактными — паспорта на эти комплектующие были просто подделаны. «Азовскому оптико-механическому заводу» в 2012–2013 годах пришлось приобрести новые электродвигатели у другой компании и использовать их  вместо контрафактных. Это привело к значительным убыткам для входящего в  КТРВ государственного предприятия.

Все поставленные королёвской «Звездой» комплектующие были изъяты управлением ФСБ по Москве и Московской области для проведения технического исследования. А в августе 2016 года Азовский городской суд осудил заместителя генерального директора королёвской «Звезды» Анатолия Симона, который, «заведомо зная, что поставляемые комплектующие являются некачественными (контрафактными), подделал паспорта качества, после чего комплектующие вместе с поддельными паспортами были поставлены «Азовскому оптико-механическому заводу».

Родственная и кипрская приватизация

В 2015 году Борис Обносов приехал в Таганрог открывать производство, «какого в России еще не было» (как он позже его описал), — «Таганрогский литейный завод» («ТЛЗ»). Эта компания расположилась по тому же адресу, что и другое предприятие, входящее в ракетную корпорацию, — завод «Красный гидропресс».

Владельцем 74 % «ТЛЗ» стало «Рязанское конструкторские бюро «Глобус» (тоже входит в КТРВ), которое инвестировало в производство нового литейного завода большую часть необходимых средств, — почти 430 млн рублей.

«Заводы — они как дети: младшие и пока не окрепшие, — самые любимые», — цитировала Бориса Обносова программа «Вести.Дон», делавшая сюжет об  открытии нового производства.

Генеральный директор КТРВ знал, о чем говорил: 26 % в «уникальном производстве», в которое были инвестированы деньги ракетной корпорации, принадлежало таганрогской «Звезде-Стреле».


Страница свадебного журнала Wedding Vibes, где представлены работы Ольги Зориковой

А совладелицей таганрогской «Звезды» (через промежуточную структуру), напомним, была дочь Обносова — специалист по свадебным прическам и  макияжу Ольга Зорикова.

Борис Обносов и власти Ростовской области не сомневались в успехе нового «уникального» литейного производства в Таганроге: судя по их заявлениям, завод уже обеспечен заказами. А вот будущее расположенного по тому же адресу в Таганроге и входящего в ракетную корпорацию завода «Красный гидропресс», судя по всему, не так радужно.

«Ряд дочерних предприятий корпорации имеют много нерешенных вопросов. Например, недавно я был на «Красном гидропрессе» в Таганроге. Это предприятие досталось нам в состоянии банкротства под внешним управлением. Оказываем социальную поддержку, закрыли их внешний кредит. Но пока это наша головная боль», — признался Обносов в интервью газете «КоммерсантЪ» в октябре 2018 года.

Чтобы немного унять эту головную боль и снять часть финансовой нагрузки с дочернего предприятия, директор ракетной корпорации мог бы, например, обратиться к своей дочери.


Проходная завода «Красный гидропресс» в Таганроге. mytaganrog.com

«Красный гидропресс» — один из старейших машиностроительных заводов России, основанный в 1907 году, — уже давно испытывает трудное финансовое положение. В 2016 году королёвский «Торговый дом «Звезда-Стрела», немалая часть которого принадлежит Ольге Зориковой, обратился в арбитражный суд Ростовской области с несколькими исками к  «Красному гидропрессу». Компания, связанная с дочерью Бориса Обносова, взыскала с завода ракетной корпорации десятки миллионов рублей.

Но представители «Красного гидропресса» попросили Ростовский суд о  рассрочке из-за «кредиторской задолженности по государственным контрактам <…> и ввиду тяжелого финансового положения и  невозможности единовременно выплатить весь долг». 
Суд вначале пошел навстречу заводу, однако затем королёвский «Торговый дом «Звезда-Стрела», опротестовал это решение, и суд рассрочку отменил, обязав «Красный гидропресс» выплатить задолженность.

Семья Бориса Обносова оказалась связанной не только с «Таганрогским литейным заводом», но и с другими предприятиями, входящими в ракетную корпорацию.

Например, с «Научно-исследовательским центром автоматизированных систем конструирования» («НИЦ «АСК»), расположенным в Москве.

Еще с советских времен «НИЦ «АСК» занимался разработкой и внедрением автоматизированных систем конструирования в оборонных отраслях промышленности и прежде всего в авиастроении.

А в 2005 году 24 % «НИЦ «АСК» перешло к фирме, зарегистрированной на  Кипре, — Licitare Limited. Кипрская компания долгие годы оставалась одним из крупнейших акционеров научно-исследовательского центра, работающего на оборонную промышленность России. Licitare Limited избавилась от акций «НИЦ «АСК» только в 2014 году, в разгар кампании по  деофшоризации экономики России.

Все эти годы истинные бенефициары кипрской компании скрывались за  номинальными директорами и учредителями. Но неожиданно в марте 2017 года в реестре директоров Licitare Limited появились реальные, а не номинальные лица. Ими стали три гражданина России.

  • Ярослав Карпов – бывший гендиректор самого «НИЦ «АСК». Он возглавил научно-исследовательский центр вскоре после его вхождения в состав КТРВ, а затем перешел в другой оборонный холдинг — «НПО «Высокоточные комплексы».
  • Владимир Сорокин — генеральный директор «МКБ «Искра», еще одного входящего в КТРВ предприятия.


Владимир Сорокин

  • И, наконец, сам руководитель «Корпорации «Тактическое ракетное вооружение» — Борис Обносов.

Так три видных представителя российского военно-промышленного комплекса одновременно стали руководителями компании Licitare Limited, зарегистрированной на Кипре. 

Жилье для сирот

Таганрог можно считать столицей холдинга дочери Бориса Обносова. Напомним: «ТРВ-Инжиниринг», которая организует все закупки ракетной корпорации, принадлежит фирме «Звезда-Стрела» из Таганрога. 40 % «Звезды-Стрелы» в свою очередь принадлежит компании «Теплосервис» — тоже из Таганрога. При этом обе компании расположены по одному адресу в  Таганроге, в чем репортер «Новой газеты» убедился лично, приехав к их офису.

Половина «Теплосервиса» принадлежит Ольге Зориковой. А вот владелец второй половины этой фирмы — и есть возможный ответ на вопрос, почему Таганрог стал основным местом прописки многочисленных компаний дочери директора ракетной корпорации. 50 % «Теплосервиса» принадлежит Владимиру Масленскому, — жителю Таганрога. Его можно считать ключевым человеком в  бизнесе семьи Бориса Обносова, или, по крайней мере, главным партнером его дочери.

Масленский входит в совет «Корпорации «Тактическое ракетное вооружение». Он же руководит таганрогской «Звездой-Стрелой» и  «Таганрогским литейным заводом», торжественно открытым Борисом Обносовым в 2015 году.

Миллиарды рублей, которые компании Масленского и Зориковой получают от предприятий военно-промышленного комплекса России, они затем вкладывают в различные коммерческие проекты. Например, в жилищное строительство.

В 2010 году КТРВ выделила таганрогской «Звезде-Стреле» 47 млн рублей на реализацию проекта строительства жилых домов. А в течение нескольких последующих лет, по подсчетам «Новой газеты», ракетная корпорация выдала поручительства перед банками для таганрогской «Звезды» почти на 200 млн рублей. На тот момент КТРВ принадлежало 60 % в таганрогской «Звезде-Стреле».

Однако год за годом, постепенно контроль над этой компанией переходил от государственной корпорации к частным фирмам, связанным с дочерью директора КТРВ. Сегодня Масленский и Зорикова на двоих контролируют 51 % в таганрогской «Звезде-Стреле» (40 % через «Теплосервис», а еще 11 % через другую компанию Масленского — «Альянс»).

На полученные от ракетной корпорации средства «Звезда-Стрела» строила в Таганроге малоэтажные жилые дома. К 2014 году компания дочери Бориса Обносова сдала в эксплуатацию около 500 квартир в трех жилых комплексах, а сейчас строит еще один комплекс на 72 квартиры. 
Значительную часть построенных квартир таганрогская «Звезда» продала администрации города Таганрога в рамках программ по переселению граждан из аварийного жилья или помощи детям-сиротам. По подсчетам «Новой газеты», фирма Зориковой и Масленского с 2010 года продала государству около 100 квартир более чем на 300 млн рублей.

Получается, компания Зориковой и Масленского дважды зарабатывает с  помощью государства: сначала получает средства на строительство домов от  ракетной корпорации, а затем построенные квартиры продает городским властям.

При этом и здесь не обходится без судебных разбирательств. В базе данных арбитражных судов можно найти немало исков администрации города Таганрога к таганрогской «Звезде-Стреле» по поводу построенного жилья. Например, в 2012 году администрация Таганрога взыскала неустойку с фирмы дочери Бориса Обносова за срыв сроков строительства домов для детей-сирот: «Условия муниципальных контрактов не выполнены: жилые дома в  эксплуатацию не сданы, <…> что привело к срыву сроков по  обеспечению жилыми помещениями детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей», — говорится в решении суда.

«Таганрогская «Звезда» не только срывала сроки строительства домов, но и вступала в картельный сговор, чтобы в рамках программы переселения граждан из аварийного жилья продавать администрации Таганрога квартиры по максимальной цене.

Компания Зориковой и Масленского вместе с еще одним участником аукциона использовали так называемую зеркальную схему. Ее суть заключается в том, что две фирмы вступают в сговор, подают одновременно заявки на несколько лотов, а затем одна фирма делает предложение с  минимальным снижением цены, а вторая отказывается. Затем на другом лоте эта ситуация повторяется зеркальным образом. 
Таким образом, заказчик — администрация города Таганрога — был вынужден приобретать квартиры для переселенцев почти по максимальной цене (снижение на этих «торгах» составляло 0,5 %). «Заказчик был вынужден заключить контракты без конкурентной̆ борьбы. В результате согласованных синхронных действий стороны достигли положительного результата от  участия в аукционе, каждый хозяйствующий субъект признан победителем в  аукционе по отдельным лотам, а неснижение цены привело к недостаточной экономии денежных средств и причинило ущерб соответствующему бюджету», — говорится в решении суда.

Зятья влиятельных людей

Одновременно со строительством домов для переселенцев и сирот таганрогская «Звезда-Стрела» решила заняться хранением зерна. В 2015 году компания начала строительство напольного элеватора возле таганрогского морского порта.

В 2016 году, когда элеватор уже почти был готов, «Звезда-Стрела» неожиданно продала его как объект незавершенного строительства. И  странной в этой сделке была не только продажа уже почти построенного предприятия, но и цена. Весь объект был продан за 63,4 млн рублей, хотя в  том же 2016 году власти Ростовской области оценивали инвестиции в этот проект в 430 млн рублей. То есть кому-то посчастливилось купить у  таганрогской «Звезды-Стрелы» предприятие почти в 7 раз дешевле его минимальной стоимости.

При этом сомнений в готовности элеватора быть не могло. Сделка купли-продажи состоялась в самом конце мая 2016 года, а разрешение на  ввод объекта в эксплуатацию новый собственник получил в самом начале августа того же года, то есть через два месяца после приобретения. 
Кому компания, связанная с дочерью «главного советника президента России по ракетам», могла продать элеватор с такой хорошей скидкой?
На самом деле и это предприятие не ушло далеко из семьи Бориса Обносова. От компании, связанной с Ольгой Зориковой, элеватор перешел к фирме ее  супруга и зятя директора ракетной корпорации. 
Покупателем элеватора стала компания «Агропрайм» из того же Таганрога. 25 % в ней принадлежало Ростиславу Зорикову. Его дочь Бориса Обносова указала как мужа в своем профиле в Facebook. 

В «Агропрайме» был еще один совладелец и еще один зять влиятельного человека. Другие 25 % компании принадлежали Ивану Садчикову. Он женат на  дочери первого замруководителя аппарата правительства России Сергея Приходько.


Вице-премьер правительства России Сергей Приходько. Фото: РИА Новости

Сергея Приходько и Бориса Обносова многое связывает. Оба почти  одновременно пришли в «Корпорацию «Тактическое ракетное вооружение»: Приходько — председателем совета директоров, а Обносов — директором КТРВ. И напольный элеватор был не единственным совместным бизнесом их  семей.

Элеватор позволял хранить зерно, но чтобы продавать его за границу нужно было торговое предприятие. И в 2016 году в том же Таганроге была зарегистрирована компания «Жива». По 25% в ней снова досталось двум зятьям — Ростиславу Зорикову и Ивану Садчикову.

По данным ImportGenius (базы данных об экспорте и импорте товаров), «Жива» стала продавать зерно за рубеж через таганрогский морской порт и через зарегистрированную в Шотландии компанию Amarantha LP. 
Эта британская компания больше напоминает типичную российскую фирму-однодневку. К примеру, одним из учредителей Amarantha LP была компания с Британских Виргинских островов — Akron Resources Corp., которая одновременно владела десятками фирм по всему миру, через которые отмывались миллиарды долларов.

Например, власти Азербайджана использовали сеть из этих фирм для того, чтобы выводить деньги из страны и платить взятки европейским политикам. «Новой газете» не удалось выяснить, почему «Жива» выбрала себе именно такого зарубежного партнера. Как показывает судебная практика в отношении других российских компаний, фиктивные британские фирмы часто используются при экспорте или импорте товаров для того, чтобы минимизировать таможенные и налоговые платежи в бюджет России.

В 2016 году Садчиков и Зориков вышли из состава учредителей «Агропрайма» (и почти одновременно из «Живы»). Сегодня эта компания принадлежит Владимиру Масленскому, партнеру дочери директора КТРВ, и  Владимиру Сорокину — еще одному видному представителю российского военно-промышленного комплекса, директору «МКБ «Искра» и коллеге Бориса Обносова по кипрской компании Licitare Limited.

Для того чтобы выстроить полный цикл экспорта зерна за границу, руководителям ракетной военной отрасли России не хватало самой малости. Элеватор есть, торговая компания есть… Нет только своего порта или хотя бы причала.

И Владимир Масленский вместе с Владимиром Сорокиным решили эту ситуацию исправить. И снова с помощью государства. С 2016 года Масленскому и Сорокину принадлежит компания «Морской зерновой терминал» в  Таганроге.

Эта фирма с давних пор арендовала «Северный мол» — защитное, гидротехническое сооружение в Таганрогском морском порту. «Северный мол» принадлежит государству и закреплен за ФГУП «Росморпорт» на праве хозяйственного ведения. Но в 2017 году «Росморпорт» и «Морской зерновой терминал» подписали соглашение о реализации проекта «Строительство универсального портового перегрузочного комплекса в морском порту Таганрог в районе Северного мола».

Если это соглашение будет реализовано, то еще один объект федеральной собственности перейдет в руки руководителей ракетной корпорации. Производству ракет это, конечно, никак не поможет, но частному бизнесу по экспорту российского зерна за границу, принадлежащему видным деятелям российского ВПК, вне всяких сомнений, поспособствует.

Новое прочтение идей гуманизма


Иван Садчиков. Фото из личного архива

Зять Сергея Приходько Иван Садчиков делает бизнес в России в том числе на сделках с компаниями, получающими финансирование от одной из  важнейших ракетных корпораций страны. Его партнерами были члены семьи руководителя этой военной корпорации. И Садчиков, как и многие другие родственники российских государственных деятелей, любит тратить за  границей. К примеру, ему принадлежит шале в одном из самых живописных уголков Франции.

Небольшой альпийский городок Межев на границе со Швейцарией — мекка горнолыжников, VIP-курорт, по престижности и ценам сопоставимый с теперь уже легендарным Куршевелем. Сюда тянутся обеспеченные люди со всего мира.


Виды альпийского городка Межев во Франции. Съемка с дрона Фонда борьбы с коррупцией (ФБК)

Не позднее 2016 года Иван Садчиков стал обладателем 12 соток земли со  стоящим на них домом в стиле альпийского шале в Межеве, рядом с улицей Эдмонда Ротшильда. Стоимость приобретения, согласно документам французского реестра недвижимости, как минимум 2,1 млн евро или примерно 156 млн рублей.

Виды поместья зятя Сергея Приходько с квадрокоптера снял Фонд борьбы с  коррупцией (ФБК) и передал «Новой газете». Расследование Фонда можно посмотреть здесь

Дому Садчикова всего несколько лет, однако он построен в традиционной для этих мест архитектурной манере. Три этажа: нижний каменный, верхние из благородного темно-коричневого бруса. Пара балкончиков с видом на  горы.


Дом Садчикова в альпийском городке Межев. Фото предоставлено Софи Балей

Двускатная черепичная крыша с длинными, выходящими далеко за пределы «коробки» скатами. Под этими навесами у Садчикова обустроена поленница и  небольшая опоясывающая дом открытая галерея. Есть и гараж. Что касается интерьеров, то мы знаем лишь, что до 2011 года дом был обставлен не без претензий — одни только шторы и карнизы обошлись предыдущему владельцу в  10 тысяч евро. Была здесь и дизайнерская мебель, и ковры, и прочие атрибуты статусной жизни. Вся обстановка была оценена в 48 тысяч евро и  продавалась вместе с домом. Сохранилась ли она по сей день, неизвестно.

Cхема владения этим шале была чрезвычайно запутанной. Сам дом с  участком были записаны на компанию из Люксембурга — Okilo Sarl. Она в  свою очередь принадлежала фирме с Кипра, Vionezena Holdings Ltd. В 2014 году Садчиков стал директором этой кипрской структуры, а в 2016-м она передала ему акции люксембургской Okilo.

В конце 2017 года Okilo сменила юрисдикцию и переехала из Люксембурга во Францию. Об этой перерегистрации можно было бы и не упоминать, если бы не одно важное изменение в уставе. В документах Иван Садчиков указал свой домашний адрес в поселке Аматциемс в Латвии. Это такое экопоселение премиум-класса с разгуливающими по лужайкам оленями и зайцами. У  участков здесь нет номеров, зато есть имена. Тот, что принадлежит зятю Сергея Приходько, называется «Вики» (его площадь — 69 соток).


Латвийский домик семьи Ивана Садчикова. Фото из открытых источников

Судя по выписке из латвийского земельного реестра, Садчиков приобрел эту землю вместе с домом в ноябре 2013 года за 281 тысячу латов или около 30 млн рублей по текущему курсу.

В России Иван Садчиков занимается не только бизнесом, но и благотворительностью. Ему принадлежит «Благотворительный фонд «Ивана Садчикова».

На сайте фонда можно скачать документ, который называется «Тезисы проекта манифеста фонда Ивана Садчикова». Первая часть манифеста посвящена «тревогам за судьбу современной цивилизации». И вот по каким причинам, говорится в манифесте:

«Нарастает лавина агрессии, злобы, вражды по разным придуманным основаниям; усиление тотального контроля над людьми, давления на них с  помощью электронных досье; люди яростно обвиняют друг друга из-за каких-то эпизодов в истории».

Во второй части манифеста фонда Ивана Садчикова рассматриваются проблемы планеты, которая «переживает сейчас качественный переход в  совершенно новое состояние сразу по нескольким параметрам». И вот эти параметры, согласно манифесту: «глобальная революция, в результате которой человечество фактически стало единым целым; мир нуждается в  кардинальных переменах, он перерос нынешнюю общественно-политическую систему; новое прочтение идей прогресса и гуманизма, разработка принципов более справедливого миропорядка».

И, наконец, последняя часть манифеста фонда зятя Сергея Приходько посвящена способам «стимулирования эволюции человека», среди которых предлагаются, например, такие:

  • концепция пульсирующих цивилизаций и ее проекция на Россию;
  • установление федеральной системы мирового сообщества, основанной на принципе международной справедливости.

Остается только надеяться, что Ивану Садчикову удастся донести идеи «международной справедливости» своим партнерам и родственникам, и тогда, может быть, и российской «Корпорации «Тактическое ракетное вооружение» не придется переходить на работу в три смены, как это случилось после начала операции в Сирии. 

В подготовке статьи участвовала Софи Балей (Франция), специально для «Новой» 

Оригинал

Оригинал

Автор: Денис Коротков

Имя Евгения Пригожина, близкого к Кремлю бизнесмена, внесенного в санкционный список США за вмешательство в выборы, оказалось связано не только с фабрикой «интернет-троллей» и частной военной компанией — «ЧВК Вагнера», но и с целым рядом детективных историй. «Новая газета» нашла человека, который рассказал о том, как выполнял грязную работу по заданию людей, работавших на Пригожина, участвовал в нападениях на оппозиционеров и блогеров, спецоперациях в России и за рубежом. Этот человек — Валерий Амельченко, ему 61 год. С людьми Пригожина он начал работать в конце 2012 — начале 2013 года.

К «работе» на Пригожина Амельченко привлек знакомый — Андрей Михайлов. Тот самый Михайлов, известный по провокациям в 2013 году против журнала Forbes, «Новой газеты» и других изданий. А также против писателя Дмитрия Быкова. В изданиях тогда размещали рекламу несуществующего политика, а Быкова пытались обвинить в получении гонорара за выступление.

Михайлов подтвердил «Новой газете», что в прошлом привлекал к работе Амельченко и что сам в 2012–2014 годах работал на структуры Пригожина.

справка
 

Валерий Семенович Амельченко о своем прошлом не распространяется. Нам же удалось узнать немного.

Первые достоверные сведения относятся к 1999 году, когда он принял участие в разбойном нападении на Звенигородской улице Петербурга, отняв у потерпевшего «Ниссан Патрол». Был задержан спустя месяц, но показаний на подельников не дал. В ходе следствия разбой переквалифицировали на грабеж, и Амельченко на семь лет уехал в пермские лагеря. Освободился условно-досрочно в 2004 году. Неизвестно, чем он занимался почти 9 лет, но затем оказался востребованным людьми Пригожина.

Исчезнувший

Последний раз Амельченко встретился с журналистом «Новой газеты» в кафе «Шоколадница» на петербургской Малой Садовой улице вечером 2 октября 2018 года. Незаметный худощавый мужчина в возрасте предпочел яблочный сок. После разговора около восьми вечера Амельченко, как позже установят полицейские, направился на станцию метро «Гостиный Двор». А в 21.22 позвонил с некоторой тревогой и сообщил, что за ним следят двое: «один в белой куртке, в очках, лет двадцати пяти, молодой. Другой в какой-то панаме».

Вскоре звонок прервался, и телефон Амельченко перестал отвечать.

А через час по номеру Амельченко ответил незнакомец:

«Не знаю, что случилось. Я житель дома 110 по Ленинскому проспекту. На земле валяются два телефона и ботинок».

Незнакомец сказал правду. Он действительно живет в доме 110, корпус 1 на Ленинском проспекте, в соседнем с Амельченко подъезде. Он передал два смартфона, подобранные за гаражом у дома, и показал на лежащий там же полуботинок. Смартфоны точно принадлежали Амельченко. Полуботинок был очень похож на один из тех, в котором Амельченко был на встрече.


Место, где нашли два телефона Амельченко и ботинок

С того вечера Амельченко никто не видел — ни родственники, ни знакомые. В своей квартире он не появлялся. Полиция ведет розыск, районный отдел Следственного комитета проводит проверку.

Пока официально не установлено, что произошло: похищение, убийство или инсценировка — возможно все, учитывая то, чем он занимался.

Полиция ведет розыск Амельченко

Соратники

Олег Симонов

Почти два года понадобилось, чтобы опознать нападавшего. Источник на условиях анонимности поделился сведениями — это Олег Симонов из Амурской области, который в последнее время жил в Петербурге.

Поиск по социальным сетям позволяет предположить — речь идет об Олеге Олеговиче Симонове (10 сентября 1982 года рождения). Мы смогли найти его супругу. Посмотрев на мужчину с букетом в руках на видеозаписи, сделанной у подъезда дома на Загородном шоссе в Москве, она ответила: «Да, это Олег».

Поговорить с самим Симоновым уже невозможно. Он скончался при загадочных обстоятельствах

в съемной квартире на юго-западе Петербурга 25 мая 2017 года. Мужчина, по словам хорошо его знавших людей, выпивал редко и мало, никогда не употреблял наркотиков, но нашли его мертвым в ванной, а рядом была початая бутылка спиртного.

Как вспоминает вдова Симонова (попросившая не упоминать ее имя), в ноябре 2016 года, в самом начале их с Олегом знакомства, он уезжал в Москву «по делам». Уезжал с небольшой бородкой. Бородку сбрил по возвращении и больше не отпускал, до самой смерти. Через две-три недели после свадьбы, в феврале 2017 года, Олег уехал на месяц. Говорил, опять в Москву. Но вернулся с южным загаром. Работал в аптеке, но занимался чем-то еще, и «командировки» были связаны с этой второй «работой». С его «коллегами» она никогда не встречалась и, вообще, «только после смерти Олега поняла, что не знала человека, с которым жила».

Траурная церемония прошла в петербургском колумбарии, там же вдова впервые увидела нескольких знакомых Симонова. Одного их них позднее узнала на фото из социальных сетей, которые мы ей показали. Так мы познакомились с Амельченко.

Источник

Общение с Амельченко складывалось непросто, но он все же пошел на контакт и разговорился. Почему он решил рассказать о том, в чем участвовал?

Валерий Амельченко

Во-первых, по его словам, подозревал, что к смерти Симонова, которого считал своим другом, могли быть причастны люди из структур их неформального «работодателя». Во-вторых, было понимание, что после того, как на него вышли журналисты, продолжить свою тайную деятельность без большого риска не получится. В-третьих, в случае полного и подтвержденного рассказа, он мог рассчитывать на содействие редакции в обеспечении его безопасности.

Такая договоренность была достигнута. Но что-то пошло не так.

Согласно договоренности с Амельченко, «Новая газета» в случае форс-мажора имеет право открыто использовать уже полученную от него информацию после 20 октября 2018 года.

О чем рассказал Амельченко и почему его рассказ выглядит правдоподобным?

«Мелкие шалости»

Знакомый Амельченко Михайлов привлек его к работе в то время, когда сам работал на структуры бизнесмена Пригожина в конце 2012 — начале 2013 года. До конца 2014 года, как вспоминал Амельченко, он подчинялся лично Михайлову, по его поручению сформировал свою группу, в которую вошли Владимир Гладиенко и Сергей Кузнецов. Часто посещал кабинет Михайлова в петербургском офисном центре «Петровский форт» на Финляндском проспекте (там же находилась редакция «Газеты о газетах»). О том, что все они работают на бизнесмена по имени Пригожин, «слышал от людей». Группа выполняла особые поручения по линии службы безопасности.

Михайлов подтвердил «Новой газете», что привлек к работе не только Амельченко, но и Гладиенко. И что в то время работал на структуры Пригожина под непосредственным руководством начальника его службы безопасности Евгения Гуляева.

Амельченко в ответ на просьбу рассказать, какие именно поручения выполнял, задумывается: «В основном наблюдали за разными людьми». Он припоминает каких-то братьев на Васильевском острове, чей автомобиль облили специальной жидкостью, чтобы облезла краска, и как ездил в Москву, присматривал за помещением «Новой газеты» в Потаповском переулке и молодой блондинкой.

Как выяснилось, Амельченко имел в виду направленную пригожинскими людьми в редакцию «Новой газеты» «агента» Марию Купрашевич, которая устроилась на работу в рекламный отдел, собирая информацию о материалах и сотрудниках редакции (историю про «Машу Хари» «Новая» рассказала в июне 2013 года).

Но до своего странного исчезновения Амельченко успел многое рассказать и обещал рассказать еще больше — после того, как окажется в безопасном для себя месте. Часто его рассказы звучали удивительно, как детектив, действие которого разворачивалось от Москвы и Киева до Тенерифе и Дамаска. Но мы находили этим рассказам независимое подтверждение, и поймать Амельченко на лжи не удалось.

Рассказывал Амельченко об избиении блогера в Сочи, убийстве в Луганске, а также о странной командировке в сирийский Хомс и неудачной операции на Канарах.

Укол

Знакомство с Амельченко началось с расследования отравления мужа Любови Соболь, юриста Фонда борьбы с коррупцией (ФБК), основанного Алексеем Навальным. Вечером 25 ноября 2016 года муж Соболь — Сергей Мохов, социолог и издатель журнала «Археология русской смерти», возвращался домой. У подъезда его дома на Загородном шоссе стоял молодой мужчина с бородкой, в руках он держал букет цветов.

Когда Мохов с ним поравнялся, то получил от незнакомца укол в бедро, после которого у Мохова начались конвульсии, а затем он потерял сознание.

Прибывшей через 20 минут скорой помощью Мохов был госпитализирован в Институт имени Склифосовского, через час пострадавшему стало лучше, а на следующий день он был выписан и продолжил лечение амбулаторно.

Врачи предположили, что Мохову был введен психотропный препарат, или нейролептик, но определить его невозможно ввиду быстрого распада вещества. Медики отметили, что точно предсказать воздействие подобного препарата на организм человека нельзя: при неконтролируемом применении возможен и смертельный исход от удушья.

У Мохова и его супруги Соболь было две версии по поводу причин нападения. Сергей не исключает, что его могли организовать лица, недовольные его статьями о злоупотреблениях на рынке ритуальных услуг.

Соболь предполагает, что отравление могло быть совершено людьми из структур Евгения Пригожина — именно расследованию его деятельности, связанной с получением многомиллиардных армейских контрактов, была посвящена работа Соболь в Фонде борьбы с коррупцией в 2016 году.

Глава ФБК Алексей Навальный, хотя и не стал «на 100 процентов утверждать, что за нападением стоит именно Пригожин и его люди», однако настаивает, «что эта версия должна быть рассмотрена в первую очередь».

Нападение было зафиксировано камерой наружного наблюдения, и на видео хорошо видно лицо «незнакомца с букетом». Канал «Лайф» опубликовал его спустя несколько часов после инцидента.

Кадр нападения на мужа Любови Соболь

Соратники

По словам Амельченко, «при Михайлове» ничего «особо страшного» ему не поручали. Хотя был случай, когда на Большом проспекте Петроградской стороны имитировали ДТП: специально нанятый человек падал под колеса автомобиля предпринимательницы Елены Черевко, хозяйки клиники «Дента-Л», у которой был спор о недвижимости с Пригожиным.

Черевко не захотела комментировать ситуацию, но в 2016 году она рассказывала о конфликте с Пригожиным «Собеседнику», спор возник из-за помещений в доме 9 по Большому проспекту Петроградской стороны. Предпринимательница упоминала и о том, как «пьяного бомжа под машину подбросили, как будто я его сбила».

Михайлов вспомнил, что случай с подставным ДТП действительно был и даже зафиксирован на видео от 7 февраля 2013 года. Он поделился с нами видеокадром, на котором видно, как Амельченко «оказывает помощь» якобы попавшему под колеса мужчине.

Кадр с места подставного ДТП, где Амельченко «оказывал помощь потерпевшему»

Справка «Новой»

«Работодатели»
 

Андрей Леонидович Михайлов, как установлено в результате расследований «Новой газеты» и «Фонтанки», в 2012–2014 годах работал на структуры Пригожина, принимал активное участие в формировании медиахолдинга, состоящего из «Агентства интернет-исследований» («фабрики троллей» из Ольгино) и ряда СМИ («РИА ФАН», «Невские новости», «Новостное агентство Харькова», «Газета о газетах» и другие). Был идеологом и организатором новой медиаструктуры. Организовывал провокации в отношении писателя Дмитрия Быкова, Forbes, «Новой газеты», «Аргументов и фактов», «Фонтанки» и других изданий.

В начале 2014 года покинул практически им созданный медиахолдинг.

В мае 2017 года Михайлов заявил в полицию о совершенном в отношении него преступлении. Если верить его заявлению, он был похищен группой мужчин, возглавляемой известным ему по совместной работе на Пригожина юристом Эдуардом Мещеряковым. Михайлова, как сказано в заявлении, якобы вывезли в лес, избили и будто бы принудили написать долговую расписку на 3 миллиона рублей, а также заставили подписать документы о передаче принадлежащей ему стопроцентной доли в уставном капитале ООО «Меридиан».

Евгений Аркадьевич Гуляев много лет работает начальником службы безопасности у Евгения Пригожина. В прошлом — оперативный сотрудник ленинградской и петербургской милиции, начинал в Управлении специальной службы милиции (существовавшее до середины 90-х годов подразделение, отвечавшее за работу с иностранцами), закончил службу в ГУ МВД по Северо-Западному федеральному округу.

Его роль в службе безопасности Пригожина подтверждается данными из украденной в 2013 году «Анонимным интернационалом» переписки сотрудников компаний Пригожина, многочисленными совместными поездками и полетами с установленными сотрудниками Пригожина, в том числе с командирами «группы Вагнера» Дмитрием Уткиным и Андреем Трошевым.

В мае 2016 года попал на видеозапись среди сотрудников компании «Конкорд» при задержании на площади Трезини оперативниками ФСБ автомобиля с Евгением Пригожиным за незаконное использование спецсигналов.

Нападение на блогера

По словам Амельченко, осенью 2013 года он «с товарищем» (как позже выяснилось, с Владимиром Гладиенко) посетил город Сочи, целью Амельченко было «воспитать» какого-то сочинского блогера, который «плохо писал про Путина». Якобы этот блогер торговал автомобильными запчастями, и его заманили на встречу под предлогом сделки.

В результате беседы блогер прекратил сетевую активность, отделавшись ушибами.

«Я не медик, не хирург, не травматолог, но он живой остался и здоровый, — вспоминает Амельченко. — Ну здоровый, не знаю, эпикриз не проверял. Мы приехали, всё, Михайлов остался доволен».

Михайлов не только подтвердил поездку Амельченко и Гладиенко в Сочи, но и назвал ник блогера — huipster. Он также предоставил «Новой» пару фотографий, сделанных в ходе скрытого наружного наблюдения за блогером, предшествовавшего нападению.

Следы huipster — Антона Грищенко — легко находятся в Сети. В 2013 году он активно раскручивал свой видеоблог на YouTube, в котором в основном рассказывал о сочинских городских проблемах. Незадолго до инцидента, 14 октября 2014 года, huipster разместил в твиттере карикатуру на Владимира Путина из французской Le Monde. После 25 октября 2013 года все аккаунты Грищенко удалены.

Кадры наблюдения за блогером

Антон Грищенко, как оказалось, не только отказался от успешно развивавшегося видеоблога, но и сменил место работы. В телефонной беседе он решительно отказался обсуждать события 2013 года.

С Гладиенко мы поговорили уже после исчезновения Амельченко. Гладиенко вспомнил полет на пару дней в Сочи вместе с Амельченко, но утверждает, что ничего не знает про блогера.

Владимир Гладиенко

Украинский транзит

Работа Амельченко с Михайловым прекратилась на рубеже 2013–2014 годов. Амельченко говорит, что узнал об этом, находясь на киевском Майдане: «Я был на Майдане один, в Киеве. Я там был в ноябре-декабре 2013-го и январе 2014 года. По приезду я позвонил, сказали, что его нет. Это было в первой декаде декабря 2013-го. Потом я приехал и узнал от людей, что Андрюху выгнали с работы».

На вопрос, был ли он на Майдане по личным делам или по заданию, Амельченко заметил: «Я не настолько богат, чтобы ездить туда по собственной инициативе». Подробнее обсудить его украинскую эпопею периода Майдана мы не успели.

Несколько месяцев Амельченко был без работы. Потом с ним связался человек, знакомый по прежней работе на Михайлова. Амельченко до последнего не хотел его называть, обещая раскрыть имя позже. Михайлов, который продолжал общаться с Амельченко и после своего увольнения, говорит, что это мог быть Гуляев — руководитель службы безопасности Пригожина. Впоследствии связь с Амельченко держал в основном другой работник службы безопасности — Андрей Пичушкин. Это «Новой газете» подтвердили Михайлов и Амельченко. Их знакомый Гладиенко, отрицая какой-либо криминал в своих отношениях с Амельченко, сказал, что знал Пичушкина.

Пичушкин — бывший сотрудник УВД по Василеостровскому району Петербурга и ГУ МВД по Северо-Западному федеральному округу. Впоследствии — сотрудник службы безопасности Пригожина, неоднократно был замечен в совместных поездках с руководителем службы безопасности Гуляевым, генеральным директором связанного с Пригожиным и «группой Вагнера» ООО «Евро Полис» Олегом Ерохиным, с некоторыми другими членами «группы Вагнера».

В 2014–2016 годах Амельченко и его людям приходилось работать в основном на Украине, как в Донецкой и Луганской народных республиках, так и на территории, контролируемой центральным правительством. Об этой части своей «работы» он рассказывал мало, откладывал на потом. Например, упоминал о том, как в Луганске из «пэбэшки» (9-мм ПБ «пистолет бесшумный») был ликвидирован некий важный персонаж, «правая рука Плотницкого» — в своем подъезде, на лестничной площадке между 3-м и 4-м этажами девятиэтажного дома.

По описанию, это очень похоже на убийство помощника главы ЛНР Дмитрия Каргаева, труп которого с огнестрельными ранениями 16 марта 2016 года был обнаружен на лестничной площадке 2-го этажа в 6-м подъезде дома 12 по Суходольской улице в Луганске. Мы не можем считать эту информацию полностью подтвержденной, так как достаточных сведений, которые бы не были доступны в Сети, Амельченко сообщить не успел. Хотя детали и подробности как в данном случае, так и в других, о которых рассказывал Амельченко (все записи разговоров имеются в распоряжении редакции), дают возможность предположить, что он не лгал. Однако мы не считаем возможным предавать их гласности.

Как и не будем рассказывать о работе Амельченко в европейских странах (в частности, на Канарах) — да, возможно, он говорил правду, но достаточных доказательств предоставить не успел.

Отравления

Истории Амельченко, связанные с отравлениями, начинаются в 2016 году, когда он познакомился с Симоновым, — тем самым, который подкараулил мужа юриста ФБК Любови Соболь и уколол его каким-то препаратом. Свели их общие знакомые.

Про Симонова известно, что в Благовещенске он успешно отучился в фармацевтическом колледже и работал по своему профилю, не позднее 2014 года перебрался в Петербург и устроился в одну из аптек на Ленинском проспекте.

Олег Симонов

С появлением в команде Симонова упор был сделан на проведение операций с помощью химических препаратов.

О характере препаратов, которые использовались в акциях, Амельченко подробно не рассказывал, так как у него «в школе по химии была двойка с минусом». О способе применения рассказал больше и подробно описал устройство для инъекций — судя по всему, использовался ветеринарный шприц-дротик.

Одна из акций, по словам Амельченко, произошла летом 2016 года в Пскове. Из рассказа Амельченко следует, что «куратор» якобы поставил задачу проучить некоего блогера. Амельченко описал дом, в котором блогер проживал на улице Фомина, рассказал, что он сам не наносил укол, «смотрел из-за угла», а Симонов был за рулем автомобиля, который эвакуировал группу после нападения. Само нападение произошло утром, когда блогер шел на работу, на улице, параллельной улице Фомина. Имени блогера Амельченко не вспомнил, но указал, что на участке был гараж, на котором краской было написано объявление о резке стекла и номер телефона, а во дворе стоял старенький «Запорожец» и рама от УАЗа.

Блогер, которому было около 40–45 лет, после инъекции упал, и скорая помощь не смогла спасти ему жизнь. Через несколько дней Амельченко звонил по телефону из объявления о резке стекла, чтобы «уточнить результат» (как он сказал), ответил сын блогера: «Папа умер».

Этого «куратору» оказалось недостаточно, и Амельченко пришлось звонить второй раз, уточнять у родственников по телефону место захоронения, а затем ехать на кладбище и фотографировать могилу.

По данному Амельченко описанию мы нашли дом на улице Фомина с надписью на гараже «Стекло» и номером телефона. В Сети обнаружили сведения об оппозиционно настроенном псковском блогере Сергее Тихонове (skobars), проживавшем в этом доме. Тихонов умер «от сердечного приступа» на улице недалеко от своего дома 29 июля 2016 года. В разговоре с родственниками Тихонова установили, что во дворе дома действительно стояли останки «Запорожца» и УАЗа.

Дом и гараж на ул. Фомина

Родственники не сомневаются, что Тихонов умер от сердечного приступа. Звонков по телефону в те дни было много — друзья и знакомые выражали соболезнования и предлагали помощь, — и разговоры о резке стекла или о месте на кладбище не запомнились. Якобы был какой-то человек, который видел, как Тихонов зашатался и упал посреди улицы, и пытался ему помочь, но кто это был и как выглядел, никто уже сказать не может.

Почему естественность смерти псковского блогера вызывает вопросы? Амельченко рассказал о том, как выглядел дом Тихонова, указал подробности, которые не видны на картах Google или «Яндекса», рассказал, на каком автомобиле Тихонов ездил на работу, описал окрестности и место захоронения. Предположение, что он, готовя дезинформацию, откуда-то узнал о смерти блогера, поехал в Псков, тщательно изучил окрестности дома и посетил кладбище для того, чтобы ввести в заблуждение журналистов, представляется маловероятным.

В нападении Симонова на Мохова (мужа юриста ФБК Соболь) Амельченко, по его словам, не участвовал и узнал подробности только со слов Симонова:

«Этот человек [Мохов] где-то в спортзале занимался по вечерам. [Симонов] несколько дней за ним следил, потом сказал, что купил букет цветов и у его дома ждал. Ему была поставлена задача просто его припугнуть. Жестко. Он его уколол каким-то лекарством. Он [Симонов] стоял с цветами, холодно было, тот человек [Мохов], проходя, сказал вроде бы «Ждешь?» Он сказал: «Жду. Дождался. Ничего личного». Он уколол, бросил цветы и ушел».

Целью операции, по словам Амельченко, было «припугнуть» не самого Мохова, а его жену — юриста Фонда борьбы с коррупцией Соболь. Амельченко уверяет, что, в отличие от других акций, задачу Симонову ставил непосредственно «куратор», тогда как обычно команда поступала Амельченко, а он уже руководил «своей группой».

Вряд ли Симонов мог справиться один. Для того чтобы качественно провести подготовку, изучить распорядок дня «объекта», разработать план нападения, обеспечить отход с места акции, необходимы слаженные действия нескольких человек. Из показаний Мохова, например, следует, что нападавшего ждал сообщник на автомобиле.

Сирия

Главная история Амельченко — сирийская. О многих ее нюансах Амельченко говорить отказывался до тех пор, пока не окажется в безопасности. Но и того, что он успел рассказать, достаточно, чтобы отнестись к его словам серьезно.

По словам Амельченко, 12 февраля 2017 года в Сирию направилась группа по заданию службы безопасности Пригожина. Маршрут: самолетом из Петербурга в Стамбул, через несколько часов пересадка и перелет до Бейрута. Из Ливана в сопровождении арабских военных автомобилей в Дамаск. В группу, по словам Амельченко, входили он сам, Симонов, Гладиенко, Сергей Кузнецов и впервые привлеченный к сотрудничеству Вячеслав Вареев. Курировал группу направлявшийся вместе с ними сотрудник службы безопасности Сергей Губанов.

Губанов, в прошлом сотрудник полиции, проходил службу в ГУ МВД России по Северо-Западному федеральному округу. По нашим данным, в настоящее время — сотрудник службы безопасности Пригожина (позывной «Малыш»). Является одним из учредителей «Лиги защиты интересов ветеранов локальных войн и военных конфликтов». Соучредители «Лиги» — один из командиров «Вагнера», Герой России Андрей Трошев и генеральный директор связанного с Пригожиным и «группой Вагнера» ООО «Евро Полис» Олег Ерохин.

Эмблема «Лиги» — изображение «окопного креста», корпоративной награды «ЧВК Вагнера».

Задание группы, по словам Амельченко, — испытание различных препаратов на захваченных сирийской армией в плен членах «Исламского государства» (запрещено в России) и других боевиках.

Как следует из рассказа Амельченко, по прибытии в Сирию оказалось, что их там никто не ждет и никаких пленных «для опытов» предоставлять не собирается. Он упоминал, что группа какое-то время находилась в Тартусе, затем какое-то время в Хомсе, побывала в Тифоре.

Якобы «главный» из Петербурга настаивал на выполнении задания, несмотря на трудности. Кем-то из руководства было принято решение проводить тестирование препаратов на членах отрядов так называемых «Охотников за ИГИЛ» («Исламское государство» – запрещенная в России террористическая группировка) (ISIS Hunters), подготовка которых велась инструкторами «группы Вагнера» на базе примерно в 80 километрах от Хомса.

Подготовка охотников на ИГИЛ («Исламское государство» – запрещенная в России террористическая группировка)
«В Сирии нас кинули, — рассказал Амельченко. — Изначально говорили, что у вас будут пленные, вас они ждут — езжайте. Потом, когда пленных не было, сюда позвонили, сказали… (не я звонил, люди есть, до нас доносили по цепочке) как хотите, так и пробуйте. Вас легче оставить там, чем вывозить.
Донесли до нас люди там, что пленных нет, на ком хотите, на том и пробуйте.
В итоге мы были переодеты в форму как военная прокуратура. И там же было ополчение… [Те люди] которые не хотят воевать, уроды. Мы их через переводчика допрашивали. Делали вид, что допрашиваем. Почему они отказываются. Два или три месяца они должны были воевать, десять дней дома. Они говорят: нет, месяц воюем, десять дней дома».

От командования «Вагнера» с группой контактировал человек с позывным «Юрич».

«Юрич» (редакция не раскрывает фамилию по соображениям безопасности) — член «группы Вагнера» с 2015 года. Находился на «штабных» руководящих должностях, в настоящее время, по предварительным данным, понижен до инструктора на базе подготовки в Молькино.

Кадровый офицер, подполковник запаса. По отзывам сослуживцев, один из грамотных в военном отношении и ответственных командиров «группы Вагнера».

Беседа с нежелающими воевать ополченцами проходила в Хомсе.

«Там до базы далеко. Снято было помещение. Хороший дом, — рассказывал Амельченко. — Их было пять или семь (допрашиваемых. — Д. К.). Допрашивали, а Олег [Симонов] на кухне работал. Подносил нам всем чай, кофе, и когда они объясняли, почему не хотят воевать, когда расставались, он давал им всем по бутылочке сока. Их сок, сирийский, в запечатанных стеклянных бутылочках».

Кроме Амельченко и Симонова, других «командированных» при беседе, как мы поняли, не было.

По словам Амельченко, в бутылочки с соком Симонов добавлял какой-то препарат отсроченного действия. Беседы-допросы прошли нормально, но через несколько часов он и Губанов были разоружены (в Сирии все члены группы имели при себе автоматическое оружие и пистолеты), арестованы сирийской военной разведкой Мухабарат, отвезены в Дамаск и подвергнуты длительным допросам.

Якобы после их отъезда смертельное отравление получил высокопоставленный сотрудник Мухабарата, курировавший «Охотников за ИГИЛ» («Исламское государство» – запрещенная в России террористическая группировка): он не то выпил сок из бутылочки, подаренной допрашиваемому, не то его позже угостили чаем со столика, на котором готовил отраву Симонов.

Сам Симонов, как выяснилось, тоже был арестован и допрашивался.

Через несколько часов допросов арестованных повезли на ведущую из Дамаска в Хомс дорогу, на которой якобы был куплен с лотка «отравленный сок», и после безрезультатных поисков места покупки отпустили.

Как Амельченко стало известно позже, пятеро ополченцев, которых допрашивали, также отравились, но отделались рвотой и поносом. Такие же симптомы были и у «Юрича», и у самого Амельченко, но они благополучно выздоровели.

После инцидента со смертью контрразведчика операция была свернута. Амельченко с большей частью группы прилетел в Петербург тем же путем, через Бейрут и Стамбул, 29 марта 2017 года. По словам Амельченко, в Сирию (отдельно от общей группы) прилетал и Пичушкин, он улетел из Сирии на две недели раньше военным бортом из Хмеймима на Чкаловский вместе с Гладиенко, отпросившимся на день рождения сына.

О возможном отравлении еще в 2017 году было получено сообщение от нашего источника, хорошо знакомого с ситуацией в «группе Вагнера». Он сообщил, что «приезжали два СБшника из Питера решать какие-то вопросы с местным представителем Мухабарата, отвечающим за набор сирийцев. В итоге представитель умер, а два СБшника уехали с тяжелыми отравлениями после совместного употребления каких-то сладостей, купленных вышеуказанными СБшниками где-то по дороге». Амельченко и источник, приславший сообщение, насколько нам известно, не знакомы и никогда не встречались, оснований предполагать их сговор нет.

Человек, имеющий доступ к сервису по продаже авиабилетов, подтвердил вылет из Петербурга группы именно в том составе, который указывал Амельченко, а также то, что Гладиенко возвращался отдельно, через Москву, и его попутчиком был Пичушкин.

В смартфонах Амельченко, обнаруженных на Ленинском проспекте 2 октября 2018 года, были сохранены некоторые фотографии, на которых можно видеть приморский арабский город (предположительно Тартус), фото самого Амельченко в соответствующем пейзаже. Сохранились «иконки» удаленных из Viber фото, на которых Амельченко запечатлен в камуфляже с оружием. По этим «иконкам» достоверно идентифицировать личность невозможно, но ранее Амельченко демонстрировал эти фотографии в нормальном качестве, так что у редакции нет сомнений, что он находился в Сирии с оружием в руках. При встречах Амельченко показывал и совместные фото с командиром первого штурмового отряда «Вагнера» «Ратибором» (редакция не раскрывает фамилию по соображениям безопасности), но следов этих изображений в смартфонах не нашлось.

Фото из Сирии с телефона Амельченко
Фото из телефона Амельченко

Владимир Гладиенко подтвердил «Новой газете», что действительно вылетал в Стамбул в составе группы, но утверждал, что их маршрут закончился в Бейруте. Якобы он полетел по приглашению Амельченко «на строительство», но что-то не сложилось, и, бессмысленно проведя в Ливане месяц, они вернулись обратно тем же путем, через Стамбул. Пичушкина, по его словам, он во время поездки не видел.

Объяснение Гладиенко сложно расценивать как достоверное: поездка шестерых мужчин, не являющихся строителями, на «шабашку» в Ливан по приглашению Амельченко (который не имеет строительной специальности и не знает иностранных языков) и бездельное месячное пребывание в чужой стране выглядят странно. Его версия опровергается также сирийскими фото Амельченко и данными о действительном маршруте группы, которые выглядят достоверно.

На просьбу связаться с редакцией, переданную через аккаунт его супруги в социальной сети, Сергей Губанов не отозвался. Наши партнеры из международного Центра по изучению коррупции и оргпреступности (OCCRP) направили запрос через «Лигу защиты интересов ветеранов локальных войн и военных конфликтов». Оперативного комментария пока не последовало.

«Юрич» по телефону объяснил, что он в феврале-марте 2017 года в Сирии не был и не понимает, о чем разговор. Но у нас есть документы, свидетельствующие о связи «Юрича» с «группой Вагнера», в том числе копия его расписки с обязательством не распространять никаких сведений об «организации» и выполняемых задачах.

С Кузнецовым и Вареевым связаться не удалось.

Телефон Евгения Гуляева отключен. На просьбу связаться с нами, направленную через его супругу, он пока не ответил.

OCCRP направил запрос Евгению Пригожину, в котором наши коллеги просили подтвердить или опровергнуть факт работы ряда лиц в его компаниях. Оперативный комментарий получить не удалось.

С Андреем Пичушкиным до публикации материала встретиться не получилось. Наши вопросы и просьба о комментарии были доставлены ему через несколько интернет-мессенджеров. Предварительно он согласился на разговор.

К моменту публикации нам неизвестна судьба Валерия Амельченко. Может быть, он инсценировал свое похищение и решил самостоятельно скрываться как от расплаты за разговорчивость со стороны бывших коллег, так и от интереса журналистов. Но не менее вероятно, что после встречи с «кураторами» он изменил свою позицию и сейчас готовится публично опровергать собственные слова, невзирая на факты.

«Операция прикрытия» началась: «Невские новости» из пригожинского медиахолдинга уже предполагают, что «журналист, возможно, сам решил расправиться со своим информатором».

Оригинал

Автор: Роман Анин

Российское издание The Insider совместно с исследовательским центром The Bellingcat опубликовали справку из ФМС на Александра Петрова, которого власти Великобритании называют агентом Главного управления генерального штаба (ГУ ГШ) Минобороны России и обвиняют в отравлении Сергея Скрипаля и его дочери Юлии.

В этой справке ФМС есть пометки, которые могут действительно свидетельствовать о том, что Александр Петров имеет отношение к российской разведке. Например, там стоит пометка «есть письмо с.с». Аббревиатурой «С.С» обычно помечают сведения под грифом «совершенно секретно».

Но никто не обратил внимание на другую пометку в справке, которая гораздо более явно доказывает возможную причастность Петрова к Министерству обороны России. В справке ФМС есть пометка «сведений не давать», и в ней указан телефон: 195-79-66.

Этот номер относится к АТС 195 в Хорошевском районе Москвы. В этом же районе находится и штаб-квартира ГРУ Минобороны России. В том, что телефон из справки ФМС на Петрова относится к Министерству обороны России, легко убедиться и другим способом. Можно в любом поисковике вбить первые 5 цифр из справки на Петрова и найдется несколько номеров телефонов подразделений и подведомственных структур Минобороны.

К примеру, у журнала «Зарубежное военное обозрение» Министерства обороны телефон (499) 195-79-64 (отличается только на одну цифру от номера из справки на Петрова). Редакция журнала располагается на Хорошевском шоссе, поблизости со штаб-квартирой ГУ ГШ.

«Скорее всего, номер в справке ФМС на Петрова, — это телефон отдела кадров места, где они служат», — предположил в разговоре с «Новой газетой» бывший сотрудник спецслужб.

Оригинал

Владимир Путин посетил строительство судостроительного комплекса «Звезда» в городе Большой Камень Приморского края. После того, как расшифровка беседы Путина с рабочими привлекла внимание СМИ, ее удалили с сайта Кремля. Сохраненная копия страницы доступна в Google. В новости о посещении верфи есть видеозапись общения Путина с рабочими (момент с 01:10), однако расшифровка не была восстановлена. 

Путин: Здравствуйте! Как вам поживается?

Ответ: Очень хорошо.

Путин: Как работается?

Ответ: Прекрасно работается, хорошо.

Путин: Хорошее предприятие?

Ответ: Очень хорошее предприятие, очень много работы.

Путин: Зарплаты приличные должны быть.

Ответ: Да, приличная зарплата.

...

Путин: А средняя (прим. — зарплата) на предприятии примерно какая?

Ответ: Средняя на предприятии? Кто скажет про среднее, товарищи?

Путин: Около 90?

Ответ: Нет, что Вы. 30–40 тысяч.

Ответ: Это средняя.

Путин: 30–40 — это как по краю.

Ответ: Не знаю.

Путин: Я знаю: в крае средняя — 40.

Ответ: У нас повыше, не обижают.

Ответ: Средняя, отдел кадров говорит, — 70 тысяч.

Путин: Отдел кадров знает.

Ответ: Да-да, мы ей доверяем.

Путин: Ладно.

«У вас будет уникальное предприятие. Док сухой — 500 метров. Такого вообще нет в стране! Да и в мире-то — по пальцам пересчитать, где такие есть. Здесь будут средние и крупные гражданские суда строиться, таких в  России еще не строили никогда», — приводит ТАСС слова Путина. — Это такой большой, крупный, общенациональный проект, даже не дальневосточный. В этом смысле вам повезло, что вы  работаете на таком предприятии».

Судоверфь «Звезда» с 2013 года принадлежит консорциуму «Роснефти» и Газпромбанка, которые приступили к  строительству в 2015 году. До этого верфь строилась силами Объединенной судостроительной компании (ОСК) и южнокорейской компании DSME.

В апреле 2015 года стало известно о расследовании хищений при строительстве судоверфи «Звезда». Тогда ущерб оценивался в 4 миллиарда рублей. В конце июня 2018 года источник Интерфакса сообщил, что, по  оценке следователей по делу, ущерб составил около 7,5 миллиардов рублей.  В ответ верфь подала против Интерфакса иск о защите деловой репутации.

Оригинал

Деньги пойдут на оплату работы журналистов, командировки и аренду помещения, — сказано на сайте издания. Такой способ привлечения финансов выбрали, поскольку он не ограничивает доступ к её публикациям для читателей, — сказал издатель «Новой Газеты» Дмитрий Муратов. Он подчеркнул, что деятельность «Новой газеты» важна тем, что она не только комментирует, но добывает факты.

Подробности >>>

Уважаемый Сергей Семенович!

22 августа ваш коллега, глава региона Российской Федерации Рамзан Ахматович Кадыров выступил перед сотрудниками МВД Чечни. В ходе этого выступления он неоднократно апеллировал к публикации «Новой газеты», посвященной недавнему нападению вооруженных ножами чеченских детей на вооруженных до зубов чеченских полицейских.

Из выступления Кадырова очевидно следует, что критика, высказанная в статье «Новой газеты» в отношении методов, которыми в Чечне пытаются бороться с современным терроризмом, сильно расстроила Рамзана Ахматовича. До такой степени, что он запретил въезд на территорию Чеченской Республики всем «так называемым правозащитникам», которые занимаются «болтологией» и «пишут бумаги в своих кабинетах».

Мы самым прямым образом относим себя к категории тех, кто считает, что лучшей профилактикой терроризма в Чечне является неукоснительное соблюдение законов и прав человека. В этом смысле коллектив «Новой газеты» можно назвать правозащитниками, хотя на самом деле мы, конечно, журналисты. И единственная наша задача — описывать реальность такой, какая она есть, а не такой, как ее представляют некоторые главы некоторых регионов Российской Федерации.

Мы считаем, данное публичное выступление Кадырова содержит в себе уже не столько признаки экстремизма, сколько ничем не замутненного сепаратизма, который федеральная власть России пыталась вылечить в Чечне все эти годы.

Как мы видим, опасный вирус по-прежнему сидит в организме, раз глава российского (подчеркнем лишний раз) региона публично называет Чеченскую Республику «своей территорией» и в ультимативном порядке опускает по ее периметру «железный занавес».

Мы с сожалением констатируем факт, что наши попытки сподвигнуть чеченские власти к неукоснительному соблюдению Конституции Российской Федерации оказались недостаточными. И считаем, что во времена тотальных санкций всех против всех стоит воспользоваться более доходчивыми аргументами.

В связи с чем обращаемся к вам, Сергей Семенович, с деловым предложением ввести симметричный санкционный запрет в отношении главы Чеченской Республики Рамзана Кадырова на въезд в регион Российской Федерации город Москву.

Нам в нашем регионе точно будет спокойней без его свиты, «порше-кайенов» и прочих кортежей с номерами 95-го, между прочим, глубоко дотационного региона. Резко возрастет безопасность москвичей, если прекратятся криминальные разборки со стрельбой во все стороны, участниками которых так часто выступают сотрудники правоохранительных органов Чеченской Республики. Нашим московским бизнесменам будет не так страшно без финансовых наездов этих самых сотрудников. Ну и киллеров с «корочками» чеченских силовиков с нас, москвичей, более чем достаточно.

Мы не знаем, какой реальный вред (кроме, быть может, уязвленного самолюбия) нанесли журналисты и правозащитники Рамзану Кадырову. Но вред Москве и ее жителям от набегов кадыровцев совершенно очевиден. Полагаем, он настолько очевиден, что нашу просьбу поддержат 100% избирателей, которые, кстати, совсем скоро придут на выборы мэра Москвы.

С уважением и надеждой
на крепкое чувство юмора,
коллектив «Новой газеты»

P. S. А мирному чеченскому народу мы всегда рады.

«На каждом судебном заседании , как будто только его в этой стране судят за наркотики, вся продажная шантрапа со всего мира, со всей страны приезжает на этот суд.

Люди, которые не понимают, что такое родина, народ, честь, совесть, которые продали все западным спецслужбам, — так называемые правозащитники! Будто у нас в России и мире нет других проблем, кроме одного наркомана…

Дали им задание на Западе: занимайтесь Чечней! Устраивают провокации в суде… Если суд докажет вину и вынесет решение о виновности подсудимого, после этого в этой республике такие правозащитники не будут ходить. Пусть меня осуждает все мировое сообщество!

Я прекрасно понимаю, что они продажные и у них нет другой цели, кроме как усугубить ситуацию в Чечне, как бы нанести нам побольше вреда. Для меня они, как террористы, экстремисты… Их приглашают, вручают награды в Америке за их деятельность тут, потом они вновь приезжают в Чечню и говорят, что защищают [здесь] права человека.

Но мои права они не защищают. Меня незаконно включили в санкционный список, без всяких оснований заблокировали мои аккаунты [в соцсетях]. Даже лошадей у меня отобрали, я не могу их вернуть домой!

Полный беспредел [творят] западные, европейские спецслужбы! Почему они не защищают мои права?

Без суда, без всяких доказательств, на основании одних лишь утверждений правозащитников, которые тут околачиваются, меня внесли в санкционные списки…
Поэтому мы тоже вводим санкции против всех и всего, что мешает мирной жизни нашего народа! Раз я не имею права поехать в Европу и на Запад, я говорю: их сотрудники, называющие себя правозащитниками, не имеют права ходить по моей территории! Я ввел против них санкции! Если они думают, что будут ходить [здесь], просто, чтобы в очередной раз доказать, что они вруны и болтуны, что они защищают интересы отдельных государств, это ненадолго.

Мы пока позволяем, пока ничего не говорим, пусть ходят! В Шали (где идет судебный процесс по делу Оюба Титиева. — Ред.) приезжайте, в Грозный приезжайте, но после окончания суда — нет!

Пусть приводят любую власть со всего мира — или они меня убьют, или для них будет существовать запрет [на посещение и пребывание] в Чечне, потому что они мешают мирно жить нашему народу.

Официально заявляю правозащитникам: после окончания суда Чечня [станет] для них запретной территорией, так же как и для террористов, экстремистов. Потому что эти являются провокаторами…»

(Выступление Рамзана Кадырова перед чеченскими силовиками 22 августа 2018 года)

Оригинал

UPD 16:20

Понятно, что некоторые журналисты выполняют заказ по дестабилизации ситуации в Чеченской республике. Но в Чечне работают верные последователи курса Первого Президента Чеченской республики Ахмата-Хаджи Кадырова, и мы 24 часа в сутки стоим на страже вашего спокойствия.

А тем, кто все ещё неспокоен, советую пропить курс «Ново-Пассита». Уточняю: конкретным журналистам конкретного издания.

Источник

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире