На днях суд в пакистанском городе Лахоре приговорил христианина Савана Масиха к смертной казни за богохульство.
Погромщики в Колонии Иосифа
Донос на сантехника из христианского квартала (который якобы говорил плохие слова о Пророке) поступил в полицию 7 марта 2013 года от его знакомого-мусульманина, парикмахера по имени Шахид Имран. Поводом для доноса, возможно, стал какой-то спор между приятелями — а может, спора и не было, просто мулла в мечети велел Шахиду сделать богоугодное дело и донести на соседа-христианина, чтобы создать повод для давно запланированной расправы с иноверцами.

Местная полиция отработала сигнал с обычной для таких дел оперативностью: сразу после получения доноса о «богохульстве» Саван Масих был арестован. Но стукач обратился с жалобами не только в полицию: мулла, надоумивший его туда обратиться, тоже оказался в курсе жалобы. И на следующий день толпа из нескольких тысяч вооружённых погромщиков-мусульман (среди которых был и тот самый парикмахер-доносчик) ворвалась в Колонию Иосифа в Лахоре — квартал, где проживают местные католики. Погром длился с утра до вечера, в результате было сожжено 178 жилых домов, 18 магазинов и 2 церкви (всего квартал насчитывал 200 зданий). Сотни жителей Колонии стали беженцами — и остаются ими по сей день.
Погром в Лахоре. Фото: Адрис Хассаин, Reuters
Власти в ответ на погром арестовали 83 человека из тысяч его участников (включая стукача-парикмахера), предъявили им обвинения в нарушении общественного порядка, и тут же отпустили под залог. С тех пор никакого движения по делу о погроме в Колонии Иосифа не случилось. Зато весь этот год пакистанский суд напряжённо работал над уголовным делом против христианского «кощунника» — и в итоге в пятницу приговорил его к смерти.

Тут, конечно, можно заметить, что по текущему российскому закону об уголовной ответственности за богохульство пока никого ещё не казнят. И что в нём прописано даже равноправие отдельных конфессий. Так ведь и в Пакистане тоже не сразу стало так, как теперь. Сперва тоже законы о защите чувств верующих были как бы про любую религию, и смертной казни они тогда не предусматривали. А потом пришёл к власти настоящий полковник Зия уль-Хак, и тут уж написалась статья 295-С пакистанского УК, посвящённая конкретно Пророку Мухаммеду — а в ней уже была прописана «вышечка», как сказал бы российский собрат и единомышленник Зии уль-Хака.

Беда состоит в том, что «чувства верующих» любой конфессии по отношению к иноверцам очень точно выражаются формулой из опубликованного здесь давеча шлягера Жанны Бичевской: и порвем на клочья, Господа хваля. Удел цивилизованного государства — сдерживать подобные чувства верующих, объявляя их вне закона и противопоставляя им конституционные ценности, вроде свободы слова и совести. Когда же государство вместо этого превращают в дубинку для борьбы с кощунством, святотатством, богохульством и иноверием — такое государство неизбежно становится тупым инструментом для мракобесного людоедства. Кому не хватило примера Pussy Riot, тот приглашается взглянуть на прогрессивный пример Пакистана.

Оригинал


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире