Госдума приняла в первом чтении законопроект о защите чувств верующих (Законопроект № 142303-6).

Очередной выс*р депутатского слабоумия отмечен в точности той же Каиновой печатью, что и  все предшествующие их сочинения на тему «как надлежит чувствовать, думать и выражаться гражданам России».

Главная беда всех этих г*внозаконов — и про экстремизм, и про реестр, и про кощунство с богохульством, и про разновсяческую пропаганду — даже не в том, что сборище полуграмотных жуликов и воров пытается преобразоваться в Святейший Правительствующий Синод царских времён, и рулить всеми именно теми вопросами, про которые в Первой поправке к Конституции США сказано с предельной ясностью: Congress shall make no law. В свободной стране милиция не рассказывает гражданам, что им читать, во что верить и кого уважать.

Это, конечно, неприятно и стыдно, однако есть куда более серьёзная беда со всем нашим законодательным мусором, чем его направленность против Конституции. В конце концов, теократии в современном мире случаются, и не все они такие анальные, как Саудовская Аравия депутатской мечты, где за святотатство не штрафуют, а сразу казнят. В Израиле тоже нет отделения религии от государства, и три ветви власти активно участвуют в составлении регламента, по которому религиозные предписания про шаббат и кашрут исполняются на уровне госсектора. В Великобритании королева является главой церкви. Так что главная наша беда — не в теократии как таковой, а в говённом качестве принимаемых законов и лиц, их принимающих.

Главная беда — что наши думские придурки не в состоянии вообще ни хрена сформулировать по-человечески. Они из года в год штампуют такие законы, которых они же сами не могут осмысленно объяснить и истолковать. Помните обсуждение в связи с законом о запрете митингов — какого рода скопление граждан следует считать несанкционированной акцией? Как там думцы тужились и пыжились, пытаясь разъяснить, может ли такой акцией быть признана, например, свадьба? И не смогли же. Один говорил «конечно, нет», другой говорил «да, если на этой свадьбе ругают правительство». А если там поют песни Шевчука?

Отдельно прекрасна 282-я статья УК: Действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе... — 17 лет суды выносят по этой статье приговоры. При этом нигде не сказано, что такое социальная группа, можно ли ею считать, например, взяточников, казнокрадов, членов ПЖиВ, или оборотней в погонах. Кто-то говорит, что можно, другой — что нельзя. Но самый фейерверк — это закон об экстремизме 2002 года, на основании которого суды вынесли больше 1800 цензурных решений, а определения этого самого экстремизма так никто и не дал. И не даст, по секрету скажу вам. Потому что как только кто-нибудь попробует сформулировать, какого рода утверждения следует считать экстремистскими, тут же выяснится, что самая большая концентрация именно таких утверждений — как раз в Библии и Коране.

Новый законопроект о чувствах верующих — это очередной перечень всевозможных кар и штрафов, без малейшей попытки внятного объяснения, за какие действия может и должна наступать уголовная ответственность. Если ещё про «осквернение» можно предположить, что оно подразумевает какой-то физический контакт с предметами культа, то про «оскорбление» даже таких догадок не построишь. Мусульмане, например, веруют, что человек, который держит в своём доме собаку, после смерти отправится в Ад. Является ли выгул собак публичным оскорблением чувств мусульман? А заседания Государственной Думы по субботам не оскорбляют ли чувств иудеев?

И со списком потенциальных потерпевших тоже полная мутность. Пассаж законодательства, говорящий про религии, которые составляют «неотъемлемую часть исторического наследия народов России», как бы намекает, что верующими, для нужд законопроекта, следует считать только православных, мусульман, буддистов и иудеев. А, например, католиков, протестантов, индусов, конфуцианцев, зороастрийцев, сайентологов и свидетелей Иеговы верующими считать не следует, потому что их религии не составляют ту самую часть наследия. Но это всего лишь трактовка, основанная на невежестве наших думцев, отродясь не заглядывавших в учебники истории. А буква закона говорит об историческом наследии, и как тут не вспомнить, что православие импортировано на территорию бывшего СССР из Византии лишь в конце X века. До этого основной религией там было язычество. Да и после того, как киевский князь Владимир заключил с ромеями династический союз, по условиям которого обязан был креститься, на многих территориях нынешней европейской России сохранялась языческая вера. Та самая, сторонников которой по закону от 2002 года преследуют у нас за экстремизм.

Отдельно интересен вопрос про сатанизм. Сегодня, покуда закон не принят окончательно, я смело могу сказать, что отрицаю существование бесов. И тогда, когда о встрече с ними рассказывает выведенный из белой горячки алкоголик, и тогда, когда мне эту телегу гонит протоиерей Всеволод Чаплин в интервью РИА «Новости». Вера в бесов, наделённых сверхъестественной силой и управляющих поступками людей, является формой сатанизма. На сегодняшний день этот сатанизм в РФ разрешено отвергать и оспаривать. А что случится после принятия закона? Не потребуют ли от нас, под страхом уголовного преследования и космических штрафов, публично заявить, что мы веруем в Князя Тьмы и его власть над людьми?

Оригинал


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире