19:26 , 24 апреля 2019

Национальная идея (для всех наций)

В нашем прекрасном мире существуют, однако, такие места — деревеньки, посёлки, городки, области и даже целые республики и страны, где главное, что люди могут сказать о своей жизни это: (а) «У нас нет работы» и (б) «У нас нет денег». Плохо это. Очень. Кто бы придумал и дал им эту работу а с ней и всё остальное? А ведь были же когда-то и ещё иногда встречаются такие персонажи с длинным скучным названием: «предприниматели» и с обидной кличкой «бизнесмены». Недолюбливали их как-то, ругали при всяком случае, даже осуждали.

Правда не везде. Вот, к примеру, были двое таких чудаков-инженеров в Японии, начали (ещё до войны) с 10-ти фотоаппаратов в месяц, потом кинокамеры, позже — лазерные принтеры, медицинская и всякая другая техника.. Сегодня всё это называется — компания Canon. Далеко не самая большая компания, но всё же дали эти чудаки работу в итоге почти 200 тысячам сограждан на 30 заводах в своей Японии и ещё на 18 во всём мире. А если по деньгам, мировой объем продаж в 2018 г. почти 36 млрд долларов (80% — экспорт). Много это или мало? Можно было бы конечно сравнить с нашими 22 млрд — цифра недалека, но это ВЕСЬ несырьевой промышленный экспорт нашей страны (машины, оборудование и транспортные средства), поэтому лучше не будем. А там же есть и такие как Sony (~70 млрд), Toyota (~250 млрд — ужас) и ещё десятки, и это только в маленькой Японии (все цифры — приблизительные, относятся к последним годам). А где же наши такого уровня мировые «бренды»? За 30 лет свободы рынка ведь мог бы хоть один появиться? А-у-у-у.

Но может быть надо посмотреть глубже, может быть такого класса компаний не так уж и много и всем им по 100-200 лет? Посмотрим. Выделим из списка Forbes Global 2000 за 2018 год наиболее крупные компании, имеющие годовую выручку выше рассматриваемого уровня в 20 млрд долларов. Таких в мире насчитывается около 500 (наших здесь 5: Газпром, Сбербанк, Роснефть, Лукойл, ВТБ). Среди них есть и монстры с доходом в 300-500 млрд и действительно с историей от позапрошлого века. Но нам сейчас интереснее история образования последних из этой верхней части списка, скажем, 30-ти (диапазон их годовой выручки ~20..40 млрд). Оказывается, что только 30% из них появились реально давно — в 1899..1969 гг. У большинства же (70%) годы основания довольно равномерно распределены в интервале 1974..2008, причём бОльшая часть из них начала работу после 1990 г. Почти каждая из этих компаний даёт работу и зарплату многим десяткам, а некоторые и сотням тысяч людей.

Например, американская Cisco Systems (телекоммуникационное оборудование), образованная в 1984 г. супружеской парой, занимавшейся до этого техническим обслуживанием вычислительной техники в Стэнфордском университете. Компания быстро развивалась именно в 1990-е и 2000-е годы и на сегодня имеет выручку около 50 млрд, обеспечивая работой более 60 тысяч человек (несколько сотен и у нас). Вдвое большего уровня (~107 млрд) достигла конкурирующая с Cisco Systems китайская Huawei Technologies, основанная в 1987 г. бывшим инженером народно-освободительной армии.

Но в тот период, начиная с 1990-х и далее и наши настоящие, а не финансово-сырьевые бизнесмены уже могли бы так же быстро развиваться, ведь энтузиазм то поначалу был, и немалый, как и профессиональный уровень научно-технических кадров. К примеру, то же телекоммуникационное оборудование, которое необходимо и операторам мобильной связи, и многочисленным интернет-провайдерам и т.п. имело и имеет огромный рынок в нашей стране. Выручка тех же Cisco и Huawei в России достигала в лучшие годы почти миллиарда долларов у каждой. Однако отечественных компаний сколько-нибудь близкого масштаба в этой или других высокотехнологичных отраслях нам пока не известно.

Для объективности, если заглянуть ниже, на уровень годового дохода порядка 1-10 млрд долларов, то здесь помимо многочисленных торгово-финансовых и ориентированных на добычу и переработку сырья и энергетику, мы уже имеем несколько десятков реально машино— и приборостроительных компаний, в основном связанных с авиастроением, судостроением, жел/дор машиностроением, ОПК и немного с электроникой. Большинство из них государственные или тесно связанные с ним и как правило с историей из советских времён. Однако суммарный уровень их общей годовой выручки (как это можно оценить из рейтингов РБК-500 и т.п.) не более 50 млрд долларов. Это соизмеримо с уровнем любой одной из длинного списка компаний типа Canon, Cisco или Huawei и лишь немногим превосходит суммарную выручку только 20-ти основных отечественных телекоммуникационных и ИТ компаний (они в основном частные).

Таким образом, относительно неплохо себя чувствуют у нас только те производственные отрасли, которые благодаря своей естественной локализации не испытывают сильной конкуренции извне, такие как транспорт, телекоммуникации, строительство, производство стройматериалов и мебели, металлургия, нефтепереработка, химическая и пищевая промышленность. Но наши компании практически полностью отсутствуют на рынке во всех тех областях, где имеет место прямая конкуренция с глобальными мировыми производителями. Это бытовая и промышленная электроника, компьютерная, микропроцессорная, медицинская техника, современное приборостроение, роботизированное производственное оборудование и многое другое вплоть до одежды и обуви, без чего невозможно представить будущее страны как самостоятельной и независимой.

Что же, у нас в стране НИКОГДА уже не образуются крупные мирового уровня компании в современных производственно-технологичных областях? Ведь работать то мы не прочь, а некоторые даже и умеют. Да вот только этого мало. Настоящая задачка в том, что кто-то должен взять на себя труд и риск по организации адекватных новому веку крупных научно-производственных компаний. И этот кто-то должен не только уметь, но и хотеть заниматься этим не всегда благодарным делом. И этот кто-то — не государство. Государство и не умеет, и похоже не хочет, да и уже пробовало.

На практике у нас так или иначе выживают наиболее «лёгкие на подъём», большей частью ориентированные на ИТ небольшие компании или мелко-средний бизнес типа торговли и бытовых услуг, что впрочем и создаёт относительный комфорт для жизни населения. Те же, кто ближе к массовому производству современной наукоёмкой техники — никак. Здесь нужны стабильные профессиональные коллективы, огромные начальные затраты и денег, и сил, и интеллекта, возможность планировать на длительное время. Главное, для серьёзных начинаний требуется абсолютная уверенность в своих правах и защищенности интеллектуальных и финансовых вложений, 100%-я уверенность в будущем, что хотя бы не помешают, не замучают, не отнимут… Вероятно там, где скромные частные фирмы существуют по 100-200 лет и превращаются в мировые бренды, эта уверенность есть. А у наших энтузиастов её нет. Как нет уверенности в будущем и у тех миллионов потенциальных более скромных предпринимателей, кто мог бы организовать хоть какую-то работу и спасти от деградации упомянутые выше деревеньки, посёлки, городки, области и даже целые республики и страны… Вместо этого у нас до 200 тысяч уголовных дел против предпринимателей в год, что так возмущает президента. Искренне ему сочувствую.

Надеюсь, не надо говорить, что здесь речь о настоящих предпринимателях в реальном производстве или реальных услугах. Не путать с разного рода финансовыми мошенниками, посредниками и «бизнесменами» по освоению бюджетных потоков, которых у нас развелось едва ли не больше. Однако и на настоящих у нас по привычке сверху смотрят как на жуликоватую дойную корову, а снизу как на жуликоватых угнетателей трудового народа (что вполне устраивает тех, кто сверху).

Когда я вижу человека, который пытается организовать реальное дело, то мне следует понимать, что это не только даст и мне возможность купить его будущую продукцию, но и (а) может дать работу мне или моим детям; (б) может дать возможность мне или моим детям инвестировать в данный бизнес, то есть заработать на нём; (в) ну и налоги с его бизнеса также выгодны и мне в том числе. Таким образом, если я не дурак, я должен содействовать ему чем могу, буквально молиться за его успех, а не думать, что он на мне слишком много заработает.

Мы уже не сможем жить без миллионов окружающих нас компьютеров, мониторов, принтеров, смартфонов, массы умных бытовых и медицинских приборов, современных машин и множества других менее заметных устройств, ни одно из которых мы не в состоянии сделать самостоятельно. Но разве кто-то обязан их делать для нас? Будет ли у наших потомков шанс продолжать расплачиваться за всё это природными ресурсами любимой державы?

Мир сегодня это повсеместная жёсткая конкуренция за сферы производства и услуг, и мы уже далеко в арьергарде. Так что единственная достойная национальная идея, которая может дать надежду на выживание нации и ключ к её развитию проста: «Страна — это предприниматели и труженики, то есть те, кто умеет что-то делать, а не те, кто способен только отбирать или делить».




Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире