Главная проблема Идлиба и неожиданного торможения идлибской операции в том, что там, ну и в соседней приграничной полоске у Азаза, контролируемой турками, собрались практически все, кто не любит Башара нашего Асада. Что сирийцы, что понаехавшие в рамках «интернациональной помощи» джихадисты. Это обратная сторона столь легко прошедших операций по «примирению» и ликвидации оппозиционных анклавов, несогласные откуда вывозились в тот же Идлиб. Довоенное двухмиллионное население провинции вздулось в полтора-два раза. Сторонники правительства бежали еще в разгар войны и их заместили радикалы всех мастей.

Соответственно, при внешнем давлении большинство джихадистов, от умеренных, до крайних, никоим образом не сможет остаться или оставить членов своих семей под властью Дамаска, а уходить теперь особо некуда. Протурецкие территории вокруг Азаза всех не вместят, они и так уже готовы лопнуть и остается только одна дорога, через границу в Турцию. Во многом по-этому Эрдоган уже который месяц и концентрирует свои войска у границы, чтобы в случае необходимости установить там жесткий кордон и контроль.

Туркам миллион-полтора исламских радикалов, спасающихся от асадовского режима, абсолютно не нужны. Одно дело, когда бородатые ребята строят шариат в своем государстве, а другое — на туристических турецких берегах средиземноморья, на радость ошалевшим от этого европейским туристам. Это не считая продолжения междоусобных разборок между разными оппозиционными группами, которые друг-друга недолюбливают не меньше, чем Асада. Так что вероятность того, что Анкара выпихнет эту волну дальше в Европу очень велика.

Теперь подходим к главному, если первая волна беженцев, от полутора, до двух миллионов, достаточно светская и состоящая во многом из христиан, вызвала в уютных европейских странах такой переполох, то что же произойдет, когда на континент двинет вторая, не меньшего размера, но состоящая уже из винегрета приверженцев радикальных исламистских групп и нескольких десятков тысяч реальных комбатантов, среди которых бывшие игиловцы могут и не оказаться самыми «крайними»? Опасения такого сценария и являются, скорее всего, причиной жесткого противодействия операции со стороны европейских правительств. Умиляться борьбою гордых повстанцев против «кровавого режима» лучше со стороны, а не когда они устраивают «шариатскую территорию» у тебя в столице. На сам конфликт большинству правительств уже плевать, но и выплеснуть накипь проигравших из Сирии вовне никто не даст.

С другой стороны сам Асад не может смириться с крупным, неконтролируемым анклавом у себя в стране, как и с сотней тысяч боевиков, пусть и разрозненных, но находящихся там и в любой момент готовых двинуться в попытке продолжения джихада и «освобождения» потерянных территорий. Идлиб сковывает практически все боеспособные части, рвет коммуникации и остается источником максимального напряжения. Ну и вытеснить своих противников за границу, чтобы они стали чьей-то чужой проблемой тоже достаточно очевидная мысль.

Ситуация патовая.
Разрешиться, пусть и отчасти, она может только с помощью турок, которые теоретически могут спровоцировать внутри Идлиба конфликт между протурецкими и радикальными группировками, который тлеет, периодически разгораясь, уже пару лет, изрядно проредив таким путем численность боевиков, уступив часть территорий асадовцам, а на оставшихся, объединившихся с Азазом, создать полуофициальную приграничную Новотурцию. Но это будет стоить немалого торга и уступок, прежде всего по курдскому вопросу и по степени автономности «новотурции». Впрочем, прецеденты уже были в прошлом веке, когда турки «отжали» у сирийцев провинцию Хатай, почему бы этому не повториться? Пусть и не в виде прямого присоединения, благо крымские уроки выучены, но в виде образования буферной территории вроде Северного Кипра.

Переговоры идут, достаточно напряженно, итоги их мы узнаем в течение ближайшего времени, после очередной встречи Путина и Эрдогана.

Оригинал


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире