26-28 октября я принимал участие в работе уже cтавшей традиционной конференции «Дни философии в Санкт-Петербурге». Дискуссии проходили в Институте философии (философском факультете) Санкт-Петербургского госуниверситета. Конференция называлась «Философия ДО и ПОСЛЕ революций» и была посвящена 100-летию Великой русской революции.

Философы сегодня в трудном положении. Ещё недавно они убеждали студентов в неоспоримой истинности марксистско-ленинского учения. Теперь, когда всё перевернулось, от философов ждут новой теории оправдания нынешнего капитализма и либерализма.

Быть философом в России всегда было опасно для жизни. Судьба Чаадаева, Радищева, Чернышевского, Герцена, Огарёва, Белинского, Николая Бердяева и других русских мыслителей весьма показательна. В 1922 году многих русских философов выслали из России на так называемом «философском пароходе». Как объяснил Лев Троцкий: «расстрелять их не было повода, а терпеть было невозможно».

Надо сказать, что от этой конференции многие ожидали большего. К сожалению, не участвовали такие известные «философы-революционеры» как А.Г.Дугин, Славой Жижек и другие. Хотя Славой Жижек выступал в Петербурге днём раньше 25 октября, и его доклад напрямую был посвящён революции.

Нынешние философы не хотят изменить мир, нет у них больших идей. А ведь мир, согласно Платону, изменяют именно Идеи (с большой буквы). Большинство философов ничего предложить не могут, кроме набивших оскомину банальностей. Нет в их идеях гениальной простоты и одновременно глубины.

Философия находится в кризисе. В философских коридорах у некоторых людей возникает ощущение, которое они называют «мерзость запустения».
Философию перестают финансировать по всему миру. Если раньше от социальных наук ожидали какого-то практического эффекта, то теперь не ожидают ничего. Болтологию же никто не хочет спонсировать.

Если раньше философия была обоснованием идеологии и теорией воспитания нового человека, то теперь никто не знает, чему воспитывать, каково представление об обществе, в котором мы живём, нет целостной теории, объясняющей происходящие в обществе процессы.
Раньше такой теорией был диалектический и исторический материализм.
То, что казалось раньше понятным, теперь, после капиталистической реставрации, стало непонятным.
Вопрос личности в истории вновь оказался открытым.

Как объяснить четвертьвековую несменяемость президентов?
Видимо, следует допустить стремление к власти не только как желание реализовать свои идеи, но и как способ выживания.

Многие в своих выступлениях подчеркивали, что революция и её последствия до сих пор недоосмыслены. С одной стороны, признают, что революции не могло не быть. С другой стороны, как показывает история, в результате торжествует не борьба идей, а грубое физическое насилие.

В революции проявляется душа народа. Поэтому каждая революция глубоко национальна. Революция должна решить метафизические проблемы нации.

Директор Института философии РАН, академик РАН, доктор философских наук, Андрей Викторович Смирнов в своём докладе «Классическое евразийство как постреволюционная философия» подчеркнул, что у каждой культуры своя логика, которую нельзя нарушать. Создание глобальной этики невозможно. Всечеловеческое — это матрица для разных типов культур. Надо искать собственные основания в своей культуре.

Жаль, что идейный лидер евразийского движения в России А.Г.Дугин не смог приехать и выступить на конференции. В своей передаче «Экспертиза Дугина» Александр Гельевич сказал, что «100 лет русской истории — коту под хвост. По крайней мере, с точки зрения смысла. Великие страдания, великие достижения, великие успехи — а по итогам некая зияющая семантическая пустота».

А.Г.Дугин был вынужден уйти с должности профессора МГУ (не по собственному желанию).
Другие философы вынуждены приспосабливаться, чтобы не потерять работу, и часто говорят то, что от них требует новая ситуация и новая власть.
Не хотят лишиться работы и редакторы (модераторы), не пропускающие революционные тексты, именуемые экстремистскими. «Ваша статья интересная, но, к сожалению, я не могу её опубликовать». И это при том, что у нас якобы нет цензуры.

Мы находимся в точке бифуркации. У нас нет выбора: осуществлять перемены или нет. Те, кто должны принимать решение, не хотят или не могут этого сделать. Президенты утратили способность управлять людьми и не способны принимать решения национального характера в глобальном мире. И даже если они договорятся до чего-то, они не способны претворить это в жизнь.
Почему?

Потому что их личное благополучие, основанное на власти, слишком сильно связано с прежней системой ценностей, и они боятся перемен, потому что их мощь и богатство заключено в сохранении нынешней системы.
Потому и продолжается кризис. Но перемены это уже историческая необходимость. Тот, кто не следует необходимости, того заставляет революция.
И потому революция неизбежна!

Участникам конференции я задал вопрос: как философия сегодня отвечает на вопрос о революции и роли личности в истории?
Приглашаю посмотреть мой видеоролик в контексте моей статьи «ФИЛОСОФИЯ ДО И ПОСЛЕ РЕВОЛЮЦИИ» или на моём канале ЮТУБ по ссылке


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире