В 80-е годы я был в столице Эстонии несколько раз, последний — в марте 1988 года. В советские времена Таллин был для нас доступной «заграницей». Туда мы ездили по профсоюзным путёвкам на автобусе на пару дней. Из Ленинграда это было вполне доступно. Вот только отношение к нам, помню, в Эстонии не всегда было доброжелательное. В магазине могли и не обслужить, сославшись на плохое знание русского языка, или переспросить на эстонском языке.
Сейчас наоборот, радуются русским туристам, благодарят за покупку, стараются обслуживать на русском языке. Сентябрьская поездка в новый старый Таллинн оставила настолько приятные воспоминания, что захотелось снова приехать на Рождество.

Уже на вокзале нас удивила доброжелательность местного населения. Когда мы искали камеру хранения, проходящая мимо эстонская женщина на ломаном русском языке указала, где находится камера хранения.
На остановке трамвая мы спросили, как добраться до гостиницы «Виру». Пожилая женщина, представившись гидом, на чистом русском языке рассказала как доехать и долго беседовала с нами всё время поездки в трамвае. Один молодой человек присоединился к нашему разговору и посоветовал где лучше сойти. У меня возникло ощущение, что они очень хотели поговорить на русском языке с туристами из России.
Приятно удивило, как хорошо молодые люди (продавцы, официанты), говорят на русском языке.

В Таллинне проезд в общественном транспорте для всех жителей города БЕСПЛАТНЫЙ. Зато нам (приезжим) пришлось заплатить 2 евро за билет (140 рублей). Для сравнения, в Петербурге проезд стоит 40 рублей.

На рынке одна пожилая женщина пожаловалась мне, что не покупает продукты в супермаркетах, поскольку от употребления этих продуктов у неё болит живот.
Отдельные страны Прибалтики возмущаются тем, что им поставляются продукты более низкого качества, чем странам Западной Европы. Европейцы превратили Прибалтику в рынок сбыта дешёвой некачественной продукции, которую немцы или французы никогда потреблять не станут.

В Советском Союзе Прибалтика кормилась лучше всех, всегда получала всё самое лучшее и считалась самым передовым и успешным регионом СССР. Прибалтика, наряду с Москвой и Ленинградом, снабжалась по самой высшей категории. В Эстонию приезжали за эстонским сыром, качественным трикотажем, знаменитым ликёром и вкуснейшим шоколадом.

В СССР многим творческим людям казалось, что в Эстонии цензура чуть мягче. В Тартуском университете мы публиковали тезисы и статьи в сборниках, которые бы в Ленинграде цензура (главлит) вряд ли бы разрешила. Многие учёные из Эстонии и сейчас отличаются прежним свободомыслием, что и в советские времена.

В Таллине с 1972 по 1975 год жил Сергей Довлатов. Чтобы получить прописку, он был вынужден работать в кочегарке. Довлатов пытался публиковать в Таллине свои рассказы. Однако эстонский КГБ запретил публикацию уже подготовленного сборника.

В середине 80-х мой коллега хвастал, что купил дачу в Усть-Нарве. Но после обретения Эстонией независимости только и думал, как бы продать свою дачу.
В 1983 году мы гостили в Раквере у матери одной моей знакомой. Она жила одна в двухкомнатной квартире. Но после «перестройки» пожилая женщина была вынуждена вернуться в Россию.

А куда было возвращаться русским пенсионерам? В России им никто жилья не предоставил, пенсия мизерная, льгот никаких. Что им было делать? Потому и остались в Эстонии.

Русские люди оказались заложниками «большой политики» и её жертвами!
В 2008 году финский учёный Йохан Бекман заявил, что главная проблема Эстонии — узаконенная дискриминация русских и их моральное уничтожение.

Конечно, уровень жизни в Эстонии незаслуженно высокий. В соответствии с политикой кохезии, богатые страны Западной и Северной Европы финансово поддерживают бедные страны Центральной и Восточной Европы с целью выравнивания уровня жизни и экономического развития. Однако после принятия нового семилетнего бюджета ЕС в 2020 году возможен полный отказ от политики кохезии и выделения средств бедным странам. Прибалтам придётся жить на собственные средства.

После распада СССР, некоторые русские уехали из Эстонии, чтобы возвратиться в Россию. Но многие и остались. На рынке в Таллине я разговорился с одной пожилой женщиной. У неё российский паспорт, но возвращаться в Россию она не хочет, потому что в Эстонии ей платят приличную пенсию.

Приглашаю посмотреть мой видеоролик беседы с 92-летней русской женщиной в контексте моего поста «РУССКИЕ В ТАЛЛИНЕ» или на моём канале ЮТУБ.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире