10:15 , 03 июля 2017

Независимость Белоруссии Алексиевич

Сегодня 3 июля Белоруссия отмечает День независимости. В этот день в 1944 году была освобождёна столица Белоруссии город Минск. В то время, как Светлана Алексиевич в Петербурге давала своё «запрещённое интервью», мы из Петербурга приехали в Минск, посетили Хатынь и Линию Сталина.
К сожалению, идёт война, и приходится выбирать, на чьей ты стороне.

В этом году исполнилось двадцать лет с того момента, когда 2 апреля 1997 года был подписан Договор о Союзе Беларуси и России, а день подписания стал отмечаться как День единения. В Верхнем городе устроили праздничные гуляния, выступали российские музыканты, вовсю торговали российские ремесленники. Нам было приятно чувствовать себя не чужими на этом празднике дружбы народов.

Белоруссия для нас это родина предков. Наш дед, которому скоро исполнится 87 лет, родился в 1930 году в западной Белоруссии, тогда это была территория Польши. Всю войну он прожил при немецкой оккупации, а отец его был в партизанском отряде. По нашему деду можно изучать особенности белорусского национального характера.

В Белоруссии я бывал неоднократно: в 1982 году в Витебске проводил социологические исследования среди молодёжи, в Бресте участвовал в научной конференции по девиантологии, в июле 1989 года в Минске участвовал в работе школы молодых учёных.

В Белоруссии ещё сохраняются остатки социализма. Государство регулирует цены на социально значимые группы товаров. Экономика характеризуется доминированием госсобственности.
Лично я предпочитаю покупать молочные продукты белорусского производства, поскольку доверяю государственной системе контроля качества.

Поездка в Белоруссию это не возвращение в СССР, а скорее путешествие в будущее. Первое, что бросается в глаза, когда въезжаешь на территорию Белоруссии, это чистота и порядок, поля аккуратно засеяны как в Европе. Почти никто не перебегает улицу на красный свет. Похоже, это уже стало частью культуры: люди не просто боятся штрафов, выполнение правил стало привычкой.

На железнодорожном вокзале Минска нет рамок-детекторов, багаж не досматривают. Однако в метро меня всё-таки досмотрели. Вопрос, который мне задали, меня приятно удивил: «по-русски говорите?» Это показалось символичным.
В Белоруссии два языка государственных: белорусский и русский. В Минске я слышал речь только на русском языке. Гастарбайтеров из среднеазиатских республик не видел ни разу.

Было приятно, когда в ресторане «Макдональдс» за «сытный завтрак» с меня запросили всего четыре рубля. В 2016 году Беларусь провела деноминацию, в результате чего отбросили сразу четыре нуля на денежных знаках и возвратили копейку. Правда на ценниках пишут две цены: старую и новую. Белорусский рубль ныне крепкая валюта: за один белорусский рубль дают тридцать (!) российских рублей.

Жили мы в пятизвёздочном «Президент-отеле», что находится рядом с резиденцией президента республики. Признаться, я чувствовал себя неуютно в роскошном номере. Оказывается, «Президент-отель» не только для глав государств, но и для простого народа. Каждый желающий может купить абонемент и пользоваться услугами СПА-комплекса с бассейном. Там можно встретить представителей разных стран. Стоимость на два с половиной часа — 28 рублей. Такая вот критикуемая «демократия по-белорусски».

В России об этом приходится только мечтать…
Казино в Минске не закрыты и не запрещены. Всё под контролем строгих полицейских.
Расплачиваться кредитной картой можно везде — даже в общественном туалете!

Вообще, нам есть чему поучиться у наших братьев-белорусов.
Белорусы поступили умнее нас: они не выплеснули с водой и ребёнка, сохранили всё самое лучшее, что было накоплено в СССР.
В Белоруссии до сих пор отмечают День Октябрьской революции и 7 ноября выходной. А памятник Феликсу Дзержинскому никому и в голову не приходит демонтировать.

Некоторые считают, что в Белоруссии недостаточно демократии. Но ведь, по большому счёту, демократия это миф. Афинская демократия приговорила к смерти Сократа. А нынешняя представительная демократия давно стала привилегией профессионалов и правящей элиты.

Возможно, кому-то недостаёт свободы и демократии, — в основном интеллигенции и политикам. А простому человеку важно, чтобы не было войны, чтобы был порядок и повышался уровень жизни.

Кто-то считает, что на просторах СНГ ещё сохранились «последние монархические режимы», которые неизбежно падут в результате «цветной революции». А кто-то считает, что надо защищать остатки «русского мира».

Многие надеются, что политики вновь «не наступят на грабли», не повторят ошибок, и в Белоруссии не произойдёт то, что произошло в Украине.

Недавнее интервью Светланы Алексиевич журналисту Сергею Гуркину (которое она дала, но запретила публиковать) наделало много шума. Позднее Алексиевич через своего литературного агента сообщила, что изучит вопрос с публикацией несогласованного интервью с юридической стороны.

Интересно, а согласовывала ли Алексиевич все те многочисленные интервью, на которых построена её документальная проза? И если бы согласовывала, то что бы осталось от её прозы?

Я не берусь оценивать художественные достоинства прозы Алексиевич (известно, что многие премии даются для политического пиара), однако некоторые высказывания Светланы Алексиевич заслуживают внимания. Не понятно только, почему мнение писателя (пусть даже признанного лауреата Нобелевской премии) считается истиной в последней инстанции.

В России ещё есть свобода средств массовой информации, раз «запрещённое интервью» Алексиевич всё-таки опубликовали. Хотя, на мой взгляд юриста, журналист не должен был публиковать интервью, поскольку был прямой запрет автора.
Правда, запрещать демонстрировать поединок только потому, что ты его проиграл, просто смешно. «Слово не воробей, вылетело — не поймаешь». Нужно уметь отвечать за свои слова!

Хотя, возможно, это был такой пиар-ход: дать интервью, потом запретить его публиковать, чтобы разразился скандал и все прочитали «запрещённое интервью».
Даже если не было сговора, журналиста можно было бы поблагодарить за такой пиар!


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире