Предыдущий выпуск здесь.

Привет, одинокий рыбак! Добро пожаловать на депрессивные рецензии от Кириченко на Оскаровские фильмы. Помни: если у тебя когда-нибудь было хорошее настроение, сегодня с этим будет покончено.

И поскольку СДВГ стал нормой жизни, начнём с конца.

Вердикт: «Форма воды» – фильм милый, развлекательный, абсолютно антиинтеллектуальный и политически безграмотный. Что неудивительно, ведь он сделан режиссёром, который похож на Терри Гиллиама без мозгов, яиц, надрыва и юмора.

Вот. Теперь, когда все желающие оскорбиться были оскорблены, перейдём ближе к телу, как говорил Аллен Гинзберг.

Видео-версия статьи:

1962 год, США, холодная война бушует, аки пьяный футбольный зевака. Немая женщина (Салли Хокинс) тусит со старым неудавшимся художником и работает в неизвестном, но страшном госучреждении уборщицей. Солдаты притаскивают сомнительное существо, которое наполовину человек, наполовину рыба, наполовину лягушка, наполовину спортсмен, наполовину секс-символ и наполовину мужская супермодель. (Знаю, слишком много половин, но мы в России, а здесь давно уже 2+2=5.) Главгероиня влюбляется в этого человеколягуша: он же такой красивый, и при этом непонятый! К тому же, он немой, как и она! Однако организация хочет беднягу замочить и расчленить, думая, что узнает что-нибудь, что можно использовать против русских. Досель нерешительная протагонистка начинает составлять план того, как им помешать.

Да! Ты прав, мой дорогой читатель, это всё звучит знакомо. «Инопланетянин» Спилберга и «Эдвард руки-ножницы» Бёртона уже показывали такие истории раньше; у Бёртона это было куда лучше, чем здесь. Сходства «Формы воды» с «Инопланетянином» особенно заметны, ведь наш Супермодельный Монструозный Чувак тоже умеет лечить людей прикосновением!

Однако у меня было и остаётся ощущение, что Гильермо «Бенисио» дель Торо пытается быть не Спилбергом и не Бёртоном, а Терри Гиллиамом – и у него не хватает для этого мозгов. Ему же лучше: если бы он был умён как Гиллиам, его фильмы проваливались бы в прокате. Здесь он пытается быть таким же, как Гиллиам, полным сил: более «взрослым», чем Спилберг и Бёртон, с большим количеством секса и извращённости, но в итоге он получает милую сказку о прекрасных неудачниках (привет, Лео Коэн), где есть явные хорошие и плохие ребята. Гиллиам не бывает таким простым, если ему ну очень не приходится.

Также от фанатически антиавторитарного Гиллиама сеньора дель Торо отличает его скрытая любовь к Совдепу. В «Лабиринте фавна» кратковременная победа сталинистов показана в конце фильма как героическая и романтическая. Необходимо быть политически близоруким в предельной степени, чтобы смастерить такое, и дель Торо не против являться именно таким. Здесь эта тенденция продолжается: советский шпион (Майкл Стулбарг), работающий в Страшной Правительственной Организации – милый и достойный человек, в отличие от насквозь американского полковника (Майкл Шеннон, который нереально крут; ему бы сняться в главной роли в современном нуаре в духе Богарта), карикатурного гада без положительных черт. Позже мы увидим и злых советских ребят, но единственный раскрытый русский – хороший парень.

Но кому нужна политика? У нас же любовная история! Хватит всё анализировать, Николаша, радуйся милой нежности этого фильма! Ну… Если вы читали Оруэлла за последнее время, то вы помните, что любовь и секс – крайне политическое явление. Это касается «Формы воды» в том числе.

Мы живём во времена сирийских беженцев (см. фильм «Последние люди Алеппо», номинированный на лучшую документалку) и невозможной-но-всегда-маячащей-в-нашем-сознании стены Трампа, которая навсегда должна перекрыть этим жутким мексиканцам доступ в США во славу ксенофобии. Ксенофобия – это образ мыслей и образ жизни нашего времени. Любовная история нормальной американской девчонки и существа, отличающегося максимальной инакостью (человек-амфибия!) должна стать смелым и мощным символом универсальной дружбы и примирения, так? RICHTIG?!!

Не совсем. Так же, как Спилберг сделал своего Инопланетянина плюшево-кавайным, дель Торо показал своего королевича-лягушонка самым что ни на есть принцем. Красивым, накачанным, со светящейся кожей (чешуёй?), да ещё и лечащим людей прикосновением, аки Кашпировский – голосом. Это как если бы граждане Евросоюза сказали: мы с радостью примем сирийцев – при условии, что они все красавцы, прям из спортзала, отлично целуются и всегда готовы эротично шептать женщинам в уши милые мелочи голосом Барри Уайта. Типичное спилберговское двоемыслие (привет, Джонатан Розенбаум!), вполне подходящее под уровень интеллекта дель Торо.

Но я только и делаю, что критикую – а ведь фильм мне скорее понравился, чем нет. Причина: «Форма воды» – штучка милая, но стандартная. Её скромные удовольствия – ровно то, чем Голливуд кормит нас ещё с 1910-х годов.

Самое уютное здесь – это чувство рая и ада, чёрного и белого, хорошего и плохого, которое мы испытываем, перемещаясь между двумя главными местами действия фильма. Первое – дом главгероини, определённо рай, здесь доминирует милый коричневый цвет, законы физики не работают, а «волшебная сила кинематографа» (кинотеатр всего на пару этажей ниже её квартиры) делает всё особенным. Второе – правительственная организация, где держат Рыбочеловека против его воли, это – ад, здесь за всеми постоянное наблюдение, везде ходят злые солдаты и учёные, а в картинке доминирует металлический серый. Эта дихотомия крайне проста, и легко радует. Голливуд приучает нас к такому с детства.

Просто не притворяйтесь, что в этом фильме есть что-то интеллектуальное.

Рейтинг:

Николай «Николаус» Кириченко также есть Вконтакте, на Фейсбуке и на Твиттере. Добавляйтесь и подписывайтесь.

Good night and good luck.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире