nikolay_kirichenko

Николай Кириченко

14 сентября 2018

F

Блок 1

Блок 2

Блок 3

Автор фото — Светлана Наумчик

Четвёртая и последняя (уфф!) статья про фестиваль короткометражного кино «Короче» 2018 года, которую Николаша Кириченко писал, вылечившись от бронхита и заболев простудой. Напомню, что фестиваль проходил с  17 по 19 августа в калининградском кинотеатре «Заря» (по большей части).

Хороших фильмов в этом (4-м) блоке было чуть больше, чем обычно: целых три из девяти.

«Правда» (реж. Татьяна Полосина) – «нет хуже идиота, чем влюблённый идиот,» — говорил Энди Ларкин из давно забытого мультсериала. Аналогично нет хуже российского фильма, чем комедийный российский фильм. Конечно, здорово, когда фильм честно говорит, что секс в  России чаще всего имеет место между привлекательными женщинами и  непривлекательными мужчинами. Или предупреждает, что правда и сбрасывание масок могут быть убийственно опасны. Но смотреть современные российские комедии – это удовольствие для истинных мазохистов, и в целом от короткометражки ощущение, что создателем руководила мотивация «ну надо же мне хоть что-то снять, пора становиться режиссёром». 2.0/10.

«Нет» (реж. Иван Петухов) – очередной радующий толпы фильм, что заставляет отнестись к нему с особой подозрительностью. В нём есть ровно один положительный момент: еврей-скрипач, которого надо было сделать главгероем. Не сделали. Вместо этого имеем: конвеерную главгероиню; конвеерного же жлобопротагониста, напоминающего морпеха; потоки шизотерического бреда со стороны главгероини (потому что все женщины увлекаются этой чепухой, не  так ли? Сексизм – главное развлечение современной молодёжи); попытки сделать романтическую комедию, которые проваливаются. Да, снова комедию. 2.0/10.

«Невиновный» (реж. Денис Симачев) – в этом фильме хорошо сняты хрущёвки, и это очень круто. Демонстрация современной российской хрущеты, всецело подавляющей любую человеческую индивидуальность и уничтожающей любые шансы на хорошую картинку в кино, – это очень важно для правдивого российского кинематографа, с этого надо начинать. Хрущёвки и брежневки нужно не  скрывать, а пихать в объектив ежесекундно. Обидно только, что помимо этого фильм беспомощен. Всё, что мы получаем – это очередные «как ваша фамилия, мыслитель?» на тему наших старых прегрешений, которые обязательно нас настигнут, и что вообще чувство вины горше и тяжелее любого наказания, и прочая chepooka. Слабо. Но хрущёвки хороши. 5.0/10.

«Правила» (реж. Евгений Зверев) – режиссёр берётся за сразу две трудные темы: обсессивно-компульсивное расстройство психики (оно же невроз навязчивых состояний) и тоталитарных родителей и получает первый мощный фильм из четвёртого блока фестиваля! Может ли жизнь с тоталитарными родителями приводить к ОКР? Фильм говорит нам, что может, и доказывает это на  примере персонажа – мальчика, который настолько измучен нелепыми правилами, выдуманными его тоталитарной мамашей, что начинает выдумывать собственные, которым он навязчиво (компульсивно) следует. Тоталитарный родитель/сожитель может даже быть смертельно опасен, что здесь тоже показано, хотя не так явно. Моя ассистентка, страдающая ОКР и росшая с тоталитарной мамой, была растрогана этим фильмом; это доказывает его правдивость не меньше, чем исследования. 8.0/10.

«Ни любви, ни смерти» (реж. Глеб Росс) – один из тех фильмов, которые ничем не  оправдывают своё существование, если только истории гламурных дам в гламурном окружении, измученных излишней гламурностью происходящего, не кажутся вам вершиной трогательности в мире, где до сих пор умирают от голода люди и  прирученные ими животные. Но даже если кажутся, то отсутствие ощутимой драматургии убьёт любой шанс на зрительское сопереживание. Главгероиня достаточно фотогенична, чтобы порадовать глаз среднего школьника, но таких на  фестивале было уже много. 2.0/10.

«Четверг» (реж. Suro Jr) – российская государственная система здравоохранения может убить человека; это может подтвердить почти  любой, кто сталкивался с ней хоть на секунду. Она убьёт и здорового. Не говоря уже про ребёнка, который попал в её лапы на грани смерти. Ненавижу пересказывать сюжеты, но скажу, что на страдания ребёнка в руках пофигистичных врачей мы смотрим через глаза его матери, что делает эффект ещё мощнее. Не волнуйся, мамаша, эти ребята от всего отвертятся. Режиссёр с сомнительным именем сварил мощную смесь из триллера и социальной критики, получив на выходе ещё одну из  немногих короткометражек фестиваля, которые стоит на самом деле смотреть. 8.0/10.

«Восьмой вид» (реж. Лена Ланских) – и  снова мощный фильм! На этот раз про детей, которых ошибочно поместили в  «коррекционные» школы для детей с глубокой умственной отсталостью (школы того самого восьмого вида) и забыли. В центре внимания – девочка-подросток, у  которой с интеллектом всё в порядке, но всем плевать. Она подвергается сексуальным домогательствам, маразму сотрудников (ох уж эта постановка утренника) и пофигизму родителей. Это не «Гнездо кукушки», но это сильно и  привлекает внимание к важной социальной проблеме. Полнометражка была бы к месту. Режиссёр Лена Ланских пишет отстойные стихи, но здесь она на высоте. 8.0/10.

«Меня зовут Махаз» (реж. Инар Нармания) – эта история уже была снята раньше и гораздо лучше и  правильнее; тогда она называлась видеоклипом Боба Дилана на песню Duquesne Whistle. Там было показано, как реально выглядят ребята, которые считают, что преследовать женщин против их воли (т.н. сталкинг) – это нормально и желанно, и  как одного такого парня проучили. Здесь же сталкинг – это романтическая идиллия, о которой, как считает режиссёр (мужчина), должна мечтать каждая женщина. Некоторые женщины даже были тронуты. Вероятно, они, привыкшие к гламуру дорогих кинотеатров, не знают, что такое реальный сталкинг. Очень нездоровый фильм. Намёки на оправдание сталинизма прилагаются. 1.0/10.

«Зайка» (реж. Таир Полад-заде) – фильм, завершающий фестиваль – это фильм, который абсолютно ничего к нему не  добавляет. Не то, чтобы он был агрессивно плох – просто в нём нет ничего хорошего. Хотя любительницы и любители боди-позитива будут, возможно, в восторге от внушительной главгероини. Ах, да, это частично комедия. Российская комедия. Зачеркните то место, где я говорил, что фильм не является агрессивно плохим, у меня уже кончились чернила. 1.0/10.

Вот. Если охота подвести итоги, то посмотреть из  фестивальных короткометражек надо следующие:

 — «Счастье» (реж. Владимир Мункуев)

 — «Марсианские хроники нас нас нас» (реж. Анатолий Коблов)

 — «Сплошной забор из профнастила» (реж. Игорь Нестеров)

 — «Настенька» (реж. Ольга Дибцева)

 — «Правила» (реж. Евгений Зверев)

 — «Четверг» (реж. Suro Jr)

 — «Восьмой вид» (реж. Лена Ланских)

Засим прощаюсь. Через год будет ещё про следующий «Короче». Если к этому времени меня не похитят азербайджанские инопланетяне. Или я не окажусь в местах, где мне будет не до калининградских фестивалей.

Good night, and good luck.

Николай «Николаша» Кириченко также есть Вконтактена Фейсбуке и на Твиттере. Добавляйтесь и подписывайтесь.

Блок 1
Блок 2

Автор фото — Светлана Наумчик

...и как раз когда ваш не самый покорный слуга собрался писать про третий блок фестиваля короткометражных фильмов «Короче»-2018, проходившего в Калининграде с 17 по 19 августа, его свалил жуткий бронхит с  температурой и больной головой. Прошу прощения за задержку.

Но они здесь! Рецензии на все фильмы из 3 блока конкурсной программы. Короткие, как у Роберта Кристгау. Почти.

«Сплошной забор из профнастила» (реж. Игорь Нестеров) – один из лучших фильмов фестиваля. «Забор» может претендовать на то, что он говорит что-то похожее на правду о современной России. Как? Через демонстрацию насилия и глупости, конечно! Не то, чтобы насилие здесь было обильным и подробным, как у Скорсезе (Марти любит свежую, вытекающую из губки кровь, что бы он вам ни говорил), но оно двигает сюжет вперёд, и оно глупо, как и положено. Остальное – деревня, запустение, отчаяние, никчёмность всего. Хотите сравнений – представьте себе «Охоту» с Масом Мигельсеном (так его на самом деле произносят) без датского уровня жизни. «Сплошной забор» – редкий случай короткометражки, из которой стоило бы сделать полный фильм на  полтора-два часа. 8,0/10.

«Твою мать» (реж. Виктория Рунцова) – комедия про труп, которая всегда радует толпу – факт, который почти всегда записывает любой фильм в отстой, но не совсем всегда. Сама идея комедии про труп – это неплохо («Неприятности с Гарри» были ничего). Проблема в другом: современный российский юмор, как мы уже говорили, означает сугубо «поржать под пивко», и данный фильм тут ничего не меняет. Положительный аспект: неожиданно трогательный Михаил Трухин, которому приходится возиться с трупом пилившей его тёщи (оригинально, правда?), делает неожиданно смотрибельного протагониста. 5,0/10.

«Новые чувства» (реж. Анастасия Нечаева) – сердце – это, цитируем Википедию, «полый фиброзно-мышечный орган, обеспечивающий посредством повторных ритмичных сокращений ток крови по кровеносным сосудам». Всё, господа присяжные заседатели, никакого отношения к эмоциям оно не имеет. Любой сценарист, который идентифицирует сердце с эмоциями, должен за многое ответить перед Адской Биологической Комиссией (которой нет, но дайте мне помечтать). В данном фентези-фильме желающим удаляют сердца для того, чтобы – снова держитесь – избавить их от ненужных эмоциональных переживаний. Удаление сугубо добровольное по принципу: пережил расставание – удаляем сердце (что не влияет на работу кровеносной системы) – приучаем к сугубо позитивным эмоциям, параллельно делая зомбаком. Я долго могу ругать фильм за маразматичную антинаучную концепцию, но  реальная проблема – плохо сделанная любовная история и нехаризматичный протагонист. Положительное? Визуальная сторона. Для этого фестиваля такой сеттинг в стиле как-бы-Космической-одиссеи смотрится даже вроде внушительно. 5,0/10.

«Лыжник» (реж. Анна Носатова) – вероятно, есть какая-то логика в том, что самый сексистский фильм фестиваля сделала женщина. Логика времени и места, в которых этот фильм сделан. Если вы  хотите впечатлить женщину в сексуальном плане, выловите её в ситуации, где она чувствует себя предельно дискомфортно, принудите её к сексу шантажом – и её оргазм гарантирован. Вероятно, есть какая-то причина, по которой этот фильм существует, но мой мозг пока не способен её осознать. 1,0/10.

«Влечение» (реж. Дмитрий Тархов) – кино о производстве кино. Голливуд любит делать фильмы о том, как он работает изнутри; почему бы россиянам не сделать того же? Особенно с учётом того, что показанное во «Влечении» киноделание – это хаос, насилие и полное отсутствие взаимопонимания между участниками процесса, что в теории весело. На практике автор сохраняет претенциозность и самолюбование. Посмотрите видеоклипы вроде TISMWhatareya и Pissed JeansBathroom Laughter, чтобы увидеть, как такие штуки надо делать; в них есть цинизм, мизантропия и радость чистого разрушения. «Влечение» вместо этого предлагает «юмор», который как бы  должны понять другие режиссёры из личного опыта. Они не поймут, но смеяться будут, чтобы сойти за понимающих. 4,0/10.

«Я убила Лёшу» (реж. Галия Фатхудинова) – у нас уже были Йозеф Фритцль и фильм «Комната» (нет, не Томми Уайзо, а Ленни Абрахамсона), а теперь мы имеем данную российскую короткометражку про молодую женщину, запертую помимо её воли в квартире в  густонаселённой многоэтажке. Дама достаточно фотогенична, чтобы сделать просмотр терпимым, но слишком жлобовата, чтобы самостоятельно сделать его интересным. К счастью, у нас есть саспенс, который в принципе работает, а также остающееся в итоге чувство несправедливости, над которым можно весело погоготать. 6,5/10.

«Прятки» (реж. Настя Остапенко) – если вы не видите ничего плохого в духовщине и тарковщине, можете смело смотреть этот фильм, вручать его авторам золотого пальмового медведя и слать его в  космос, чтобы отпугнуть инопланетян от оккупации Земли. Лично я несу духовнотарковщине возмездие во имя неоккупированной Луны, поэтому вынужден констатировать, что ощущение от «Пряток» столь же приятное, как от смеси молока с кетчупом. Я  ценю истории из цикла «мальчик познаёт ужасы мира»; но когда авторы суют их в обёртку из «духовности» и «загадочной непостижимости бытия» и делают повествование жутко медленным (для короткометражного фильма), они меня теряют. 3,0/10.

«Настенька» (реж. Ольга Дибцева) – и ещё один сильный фильм. В центре внимания тема тоталинарных родителей (как всегда в  кино, в этой роли выступает мать) и последствий их воспитания. Протагонист здесь – не дочка-жертва, а её потенциальный ухажёр (разумеется, найденный мамашей), что добавляет фильму одновременно комедийности и дискомфортности – но  больше второго. Правдиво показаны переходы тоталитарной мамочки от фальшивой вежливости к честной злобе, а затем обратно к фальшивой вежливости – для следующего идиота. Кто знает, может, он и купится. 8,0/10.

«Finished» (реж. Илья Поляков) – россияне могут снимать фильмы хоть в  Лондоне, хоть в Пхеньяне, хоть в Анк-Морпорке – результат всё равно будет выглядеть уныло, промозгло и снятым на скорую руку. К счастью, «Финишд» хотя бы не звучит так же уныло, как все остальные: английская речь вносит приятное разнообразие и, возможно, была записана во время съёмок, хотя я не могу за это ручаться. Актёры-британцы тоже хороши. А вот концепция про оцифровку человеческого сознания как местного варианта дома престарелых, да ещё и лишающего человечности – это не очень здорово. Она столь же научна, как упомянутые выше фентези-короткометражки, но авторы пытаются выдать её за философское откровение. Как ваша фамилия, мыслитель? 5,0/10.

В четвёртой части будет даже (ха, «даже») больше хороших фильмов! Не переключайте канал.

И, как говорили Эдвард Марроу и Кейт Олберманн, good night, and good luck.

Николай «Николаша» Кириченко также есть Вконтактена Фейсбуке и на Твиттере. Добавляйтесь и подписывайтесь.

Автор фото — Светлана Наумчик   

Блок 2 из 4:

Продолжаем писать про конкурсную программу фестиваля короткометражных фильмов «Короче» 2018 года.

Кстати! Забыл сказать в прошлый раз. Про русский язык персонажей. Он ужасен у всех. Как будто режиссёры в требованиях к актёрам пишут: «должен звучать, как быдло». Русский язык персонажей современного кино и телевидения – это не тот шикарный язык, на котором разговаривал в «Телёнке» Сергей Юрский. Если судить по кино и медиа, то русский язык прошёл окончательное ожлобление.

Но это так, интеллигентские сопли. Приступим к фильмам.

«Раздающая» (реж. Антон Маслов) – этот фильм можно было бы назвать научно-фантастической комедией, но он настолько  антинаучен, что превращается в фентези. Суть: группа учёных, имеющая в своём распоряжении малоинтеллектуальную блондинку, должна наделить её способностью двигать гигантские булыжники усилием воли. Вместо этого дама оказывается способна – держитесь крепче – проводить через себя Интернет, т.е. она отныне человек-рутер. Смешно? Если да, то фильм может для вас сработать. Для меня – вообще никак. Нехаризматичные актёры не помогают делу. 3/10.

«Хороший день» (реж. Даша Чаруша) – атмосфера мрачного пасмурного дня, который ставит тебя в напряжённую ситуацию без простого выхода – это здорово. Попытки юмора, которые жестоко проваливаются и основаны на расизме – это не очень круто. Монологи второплановой героини, которая становится главной, пахнущие неосознанным национализмом – тоже ложка жидкого продукта сухой перегонки древесины (так Википедия определяет дёготь) в  бочке мёда сомнительного качества. 5/10.

«Естественный отбор» (реж. Никита Тамаров) – пародия на сексизм? Просто очень сексистский фильм? Не знаю. Моя ассистентка считает, что сексизм этой антиутопии (утопии для режиссёра?) абсолютно искренний. Суть: мир, в котором женщины – это скот, на который охотятся и  который забивают на мясо. При этом охотятся на них в супермаркетах, одеты и  накрашены они, будто собираются участвовать в парижской неделе моды, и всё это в мире, где мужчины по логике давно должны были загнать женщин в вольеры и  кормить их сырым мясом с палки. Это могла бы быть отличная пародия на сексистское мировосприятие и то, как самцы хомо воспринимают женщин как жертв, но я не вижу, каким образом концовка, будто подтверждающая, что всё, что происходит здесь с женщинами, справедливо, вписывается в такую трактовку. Но я готов притвориться, что хорошая интерпретация может быть правильной. 3/10.

«Счастье» (реж. Владимир Мункуев) – первый хороший фильм фестиваля, эта короткометражка делает важную вещь: она не  пытается быть смешной. С юмором у россиян на данный момент БОЛЬШИЕ проблемы. Вместо этого мы видим грязь, слякоть, насилие и бредовые сексуально-романтические галлюцинации якутского инцела. Здорово видеть, что не только Москва представлена на фестивале; здорово видеть Якутию вообще; здорово видеть что-то похожее на правду о современной России. 7,5/10.

«Земля» (реж. Наталья Сергеева) – фильм, который ничем не может оправдать своё существование. Есть фильмы, в  которых вообще ничего не происходит (и я не про стандартную осточертевшую структуру завязка/усложнение/кульминация/развязка, я имею в виду, что буквально ничего не происходит), и  некоторые даже идут на такие фильмы, спят весь сеанс, выходят и хвалятся, что только что посмотрели великий шедевр гениального мастера. Этот фильм – ровно из  таких. Маликовщина, тарковщина, ежовщина клеток вашего мозга. 1/10.

«Мама, я перезвоню» (реж. Екатерина Сташевская) – криминал ради криминала, насилие ради насилия. Юмор, который, как обычно, не работает. Телевизор в кадре крутит «Олдбоя», которого фильм, по-видимому, пытается имитировать. Саспенс есть, сцены насилия тоже есть, но они работают недолго и быстро начинают надоедать. Сюжетные повороты из цикла «а кто знает, может всё это – сон/кошмар/галлюцинация» хороши, когда зритель вечно гадает, сон перед ним или печальная реальность. Здесь он просто наблюдает спектакль невозбуждающего насилия. 4/10.

«Механика» (реж. Николай Лупанов) – «никто из них не знал, что они роботы» – гласило название песни Mr. Bungle, и в этом же заключается популярный сюжетный поворот. Даже банальный. Но я не против банальщины, если она сделана хорошо. Проблема этой короткометражки в том, что она пытается – в очередной раз! – быть комедией и в очередной раз показывает, что, прежде чем браться за  комедию, россиянам нужно проходить образование Биллом Хиксом и Дагом Стэнхоупом (не гарантирую, что поможет, но попытка вечера мудренее). Тело голой актрисы, похожей на Лили Коул, изуродовано, что могло бы дать эффект неплохого body horror, но у нас не хоррор, у нас комедия. А  «комедия» в России означает исключительно «тупо поржать». 3/10.

«Лучше забей» (режиссёр Ирина Ходюш) – фильм хвалит стокгольмский синдром и «сильную руку», без которой ни один русский не может ничего сделать (это был сарказм). И говорит, что с тем, кто тебя этой сильной рукой бьёт, нужно дружить. Дружите с вашими похитителями, мальчики и девочки, и пейте молоко, будете здоровы. Сюжеты про похитителей и  психопатов – это здорово, и я мог бы забыть про идиотский месседж, если бы  саспенс был мощным, но – опять! – фильм превращается в комедию и теряет шанс на  достойное существование. Комедия на этот раз не романтическая, а «про друзей», но такая ли большая разница? (Привет, Рик Блейн и капитан Рено.) 4/10.

«Марсианские хроники нас нас нас» (реж. Анатолий Коблов) – фильм вроде должен издеваться над российскими видеоблоггершами, но если бы блог, показанный здесь, существовал, я  даже мог бы его пару раз глянуть (при моей ненависти ко всему российскому Ютюбу). Главгероиня делает стримы на депрессивные темы, ненавидит отца и вообще похожа на Вайнону в «Прерванной жизни». Очаровательно. Имеющиеся у Паулины Андреевой фотогеничная внешность в духе той же Вайноны и – по крайней мере здесь – харизма тоже не мешают. Месседж (хоть и неуверенный) против семейных ценностей я не могу не похвалить. Однако позывные «нас нас нас» раздражают; вероятно, так и задумано. 7.5/10.

В итоге пару неплохих фильмов таки имеем. В следующих двух блоках будет даже больше. Но не намного больше. Stay tuned.

Ну и, вновь цитируя Эдварда Мёрроу и Кейта Олберманна, good night, and good luck.

Если вы не знаете, но хотите узнать, то «Короче» – это фестиваль короткометражного кино, который проводится в Калининграде (в основном в кинотеатре «Заря»), но  фильмы-конкурсанты собираются со всей России. По идее, это должны быть фильмы новичков, и, по идее, победа должна помогать продвижению режиссёра в индустрии. В  этом году он проходил с 17 по 19 августа.

У меня есть серьёзные сомнения в том, что сделать в России хорошее кино – короткое или длинное – вообще на данный момент возможно. Причины здесь есть политические, но в основном стилистические (их много, главная их них – бьющая по ушам отдельная запись голосов в студии вместо живой во время съёмок, напрочь уничтожающая эффект присутствия), и, чтобы с ними справиться, нужен мощный оригинал-индивидуалист вроде Терри Гиллиама, которого в России не  предвидится.

Скажу сразу – рискуя потерять читательский интерес – что мои сомнения в целом фестиваль оправдал, хотя и содержал некоторые вещи уровня выше среднего. Хотите реально мощных короткометражек вроде The Big Shave Скорсезе или Morderstwo Полански – здесь таких не будет. Вы предупреждены.


Блок 1:

«Дежурство» (реж. Ленар Камалов) – конечно, пропаганда может быть искусством, и даже пропаганда злых режимов может быть хороша и важна для развития кино (Гриффит, Эйзенштейн и Рифеншталь гарантируют). Но эта топорно-пещерная короткометражка, сделанная с целью гуманизировать «ополченцев» из ДНР, да ещё и с Захаром Прилепиным в главной роли – не тот случай. Нет, я, конечно, допускаю, что через сто лет студенты американских и британских киношкол будут с восхищением смотреть эту прокремлёвскую агитку, забыв про политику, но вероятность этого примерно такая же, как то, что завтра я проснусь карликовым кашалотом. А режиссёру Ленару Камалову я советую поговорить с Ириной Довгань о том, какие ребята из ДНР человечные. 1/10.

«Затаив дыхание» (реж. Алексей Соболев) – вам нравится Cirque du Soleil? Если да, то  вам может даже понравится эта маленькая история про подводную любовь и жуткую подводную же вражду в женской команде по синхронному плаванию, ибо тот самый «дю солей» она крайне напоминает. Ещё она понравится тем, кто хочет посмотреть на приятные женские тела, затянутые в слитные купальники – здесь они почти в  каждом кадре. Лично я считаю, что пресловутый цирк – одна из самых злых и  занудных вещей, придуманных человечеством, так что данная короткометражка явно не для меня. Но ноги и ягодицы на месте и в хорошей форме. 3/10.

«Наблюдатель» (реж. Павла Стратулат) – муж приводит домой загадочную молчаливую незнакомку и заявляет, что она – «наблюдатель», и отныне она будет жить и наблюдать за ними, ибо он подписал соответствующий контракт. Что за контракт? Кому такое может быть нужно? Не  знаю. Авторы фильмов с данного фестиваля вообще не сильно беспокоятся о  правдоподобии и логичности своих историй. Я не знаю, является ли данный фильм пародией на наблюдателей на выборах (изначальная злобная реакция жены на  незнакомку точно напоминает то, как наблюдателей встречают главы избирательных комиссий в России); по ходу развития сюжета в фильме можно увидеть даже  продвижение ценностей полиамории. Так или иначе, его просмотр – унылое занятие. 3/10.

«Рикошет» (реж. Тимур Джураев) – криминал из цикла «преступники против преступников». Всё неплохо, пока часть этих преступников не начинает вести плохо написанные философские разговоры на  тему «неизбежности наказания» и прочих очаровательных идей. Вероятно, это должно напоминать «Криминальное чтиво», но сработано крайне слабо. В остальном – немного экшена, немного попыток саспенса, ноль причин тратить на это ваше время. Но начинали неплохо. 4/10.

«Дима» (реж. Светлана Ибатуллина) – в  этом фильме есть Виктор Сухоруков, и для кого-то это может быть достаточно, чтобы его смотреть. Я не из них. Вообще, ругать этот фильм по идее «плохо», ибо он призывает милость и сочувствие к детям, больным раком, но для меня этого мало. Фильм прям миленький-миленький, полностью лишённый жестокой правды и  страданий; местами романтичный, местами фентезийный. Без религиозной пропаганды тоже не обошлось. Кому нравятся сказки про трагичные темы – могут посмотреть. Я  предпочту печальную правду. 5/10.

«Развод» (реж. Мария Шалаева) – чёрно-белая короткометражка про то, как семейная пара пытается развестись, но ей вечно мешают мелочи типа отсутствия мирового судьи. Вероятно, это должно быть ромкомом типа «Ужасной правды» с Кери Грантом, но получается несмешно и  неромантично. Плюс – актёры без харизмы не годятся для таких фильмов, а здесь именно они. Но есть и пара плюсов: весёлые финальные титры (пока единственные за фестиваль; они там аж поблагодарили Собянина за место для съёмки под названием «Москва») и выбор «Давай до свидания» для саундтрека. Это весело. Остальное – не очень. 3/10.

«Похмелье» (реж. Мария Фомина) – здесь есть обнажёнка, и это хорошо. Здесь есть мат, но он зацензурен. Здесь есть трешовая негламурная атмосфера, и это радует. Проблема в другом: сам по  себе сюжет про юную леди, которая узнаёт, что у неё смертельное заболевание, и  начинает уничтожать остатки своего здоровья алкоголем, нюханьем белых порошков (вероятно, «Тайд») и дикими вечеринками (бедненькая), не работает. После фильма в голове остаётся не цельная история, а отдельные картинки; но они вполне приятные. 6/10.

«Огонь» (реж. Мария Шульгина) – история любви и семейных проблем двух полицейских (мужчины и женщины). Эта романтическая комедия порадует толпу, но мы помним, что Джордж Карлин говорил про толпы. На мой вкус, у этого фильма есть ровно один хороший момент: отстреленный палец. Остальное слащаво и приторно до тошнотворности. 2/10.

«Плакальщицы» (реж. Константин Карташов) – и  снова всё начиналось неплохо. Очень толстый и очень пьяный мужик звонит в самый разгар попойки по объявлению о найме плакальщиц (профессионалы в деле оплакивания усопших – такая профессия реально существует) и заказывает их для себя и своих друзей. Вроде назревает весёлая ситуация: плакальщицы приедут и  увидят 0 (ноль) трупов и 3 (трёх) очень пьяных мужиков, которым придётся объяснять, за каким Никсоном они их вызвали. Но неееет. Это было бы слишком весело. Режиссёру просто обязательно надо было убить одного из троих пьянчуг, тем самым сделав приезд плакальщиц уместным. К концу в фильме вроде появляются какие-то «духовные» подтексты, и это – не комплимент. А могло бы быть весело. 3/10.

«День рождения» (реж. Наталья Берег) – фильм реально очень короткий. Но за пару минут режиссёр успевает приблизиться к чему-то вроде атмосферы одиночества, безнадёжности и цинизма, а это – ценный дефицитный товар на данном «позитивном» фестивале. К сожалению, получается только «приблизиться» к этой атмосфере, а не создать её по-настоящему. 5/10.

Знаю, звучит слабовато. Но в следующих частях появятся фильмы посильнее. Так что не переключайте канал.

И, традиционно цитируя Эдварда Мароу, а за ним Кейта Олберманна, good night, and good luck.

Николай «Николаша» Кириченко также есть Вконтакте, на Фейсбуке и на Твиттере. Добавляйтесь/подписывайтесь.

Видео-версия статьи на английском с русскими субтитрами:



Оскары – это крайне политическая штука. Последняя церемония, прошедшая 4 марта – не исключение.

Хорошие новости: политика Голливуда (и Оскаров) по большей части правильная. Либеральная, против консервативщины и с недостаточной, но присутствующей долей самоиронии. Недостаточной – ключевое слово. Нельзя представить себе Трея Паркера, ведущего церемонию; а вот Джимми Киммела – пожалуйста. Он и отдувался.

В  прошлый раз две политические повестки доминировали на Оскарах: негритянская; и  свежее омерзение от недавней победы Трампа.

На  этот раз негритянская тематика менее актуальна – Оскары вроде бы достигли уровня расовой диверсификации, устраивающей всех, хотя темнокожих номинантов заметно меньше, чем в прошлом году. Что касается Трампа, атаки непосредственно на него, с называнием его имени и отсылками к его характерно безграмотным твитам, прекратились. Тем не менее, вся политическая повестка последних Оскаров была, хоть и не так явно, как раньше, направлена против Трампа. Это правильно само по себе; но это также означает, что не самые лучшие фильмы могут получать награды, если они впишутся в повестку.

Повестка: защита мигрантов от выселения, запланированного Трампом, в том числе так называемых «мечтателей» (см. DACA). Фильм: «Форма воды», который получил аж два главнейших приза: лучший фильм и лучшая режиссура. Фильм неплохой, но слабенький, однако история обижаемого американскими вояками человека-рыбы хорошо вписывается в повестку выработки терпимости к мигрантам; не говоря уже о том, что режиссёр дель Торо – сам мигрант.

Все ожидали, что «Три билборда» получат статую за лучший фильм; этого не случилось. Причина? «Билборды» – история про сильную женщину, и, если бы темой вечера был феминизм, фильм сорвал бы всё (он это заслужил).

Реально же про сильных женщин говорилось много, но это всё были, как часто случается, слова. Во всех серьёзных номинациях победили мужчины: лучший режиссёр (дель Торо), лучший оригинальный сценарий (Джордан Пил за «Прочь», невзирая на явно маразматическую концовку этого фильма), лучший сценарий по книге (Джеймс Айвори за «Зови меня своим именем» – робкую пригламуренную попытку продвинуть тему ЛГБТ, единственную среди номинаций) и лучшая музыка (Александр Деспла за «Форму воды»; его музыка хороша, в отличие от всего остального в этом фильме, который просто неплох).

Тем не  менее, «Три билборда» получили две важных награды: лучшая главная женская роль (Френсис Макдорманд) и лучшая мужская роль второго плана (Сэм Рокуэлл). К Макдорманд вопросов нет; Рокуэлл тоже нереально крут, но его победа лишила заслуженного внимания фильм «Проект Флорида», который на голову выше всех номинантов на «лучшую картину» и, как часто бывает, обойдён вниманием.

Тема хорошего отношения к мексиканцам продолжается и в премии за лучший полнометражный анимационный фильм. Эту награду урвала «Тайна Коко», сделанная по всем диснеевским шаблонам и вполне предсказуемая, но вот про мексиканцев. Это слегка странно, ибо в подборке была реально мощная «Добытчица» про Талибан, а также «Фердинанд», которого можно считать машиной по превращению людей в вегетарианцев; но, похоже, мексиканцы ближе и важнее, и Голливуд сейчас очень хочет взять их на щит.

Другой способ уделать Трампа – атаковать Путина; по тем крохам, которые осторожный и  эффективный Роберт Мюллер публикует из своего расследования, американским либералам видно, что Трамп поставлен Путиным. Следовательно, победа фильма «Икар» в номинации лучший полнометражный документальный фильм – это удар по Путину и  Трампу одновременно. Фильм рассказывает о машине допинга в российском спорте, а  также о российском мухлеже на Олимпиадах, опираясь на показания Григория Родченкова.

Из  неупомянутого: Эллисон Дженни за лучшую роль второго плана в «Тоня против всех» (заслуженно – она всегда крута, а особенно здесь), «Фантастическая женщина» как лучший зарубежный фильм, а также много косметических наград откровенной дряни, такой, как «Дюнкерк» и  «Бегущий по лезвию 2049».

Что касается Джимми Киммела, он был неплох, но его шутки были явно осторожнее в  этом году. Ощущение, что голливудские либералы уже не так уверены в том, как именно им нужно бороться с Трампом, и Киммел, выражая общую шаткость, аккуратничал. Возможная причина: всплывшая инфа про сексуальные домогательства показала нам, что Голливуд зачастую населён сомнительными персонажами. Трудно бороться с большим оранжевым злом, когда твою армию населяют маленькие дьяволята (нападки на Харви Вайнстайна со сцены имелись).

Это не  меняет того факта, что Киммел заметно устал от такой работы. Дайте нам в  следующий раз Трея Паркера.

Good night, and good luck.

Николай «Николаша» Кириченко также есть Вконтакте, на Фейсбуке и на Твиттере. Добавляйтесь/подписывайтесь.

Предыдущий выпуск здесь.

Привет, одинокий рыбак! Добро пожаловать на депрессивные рецензии от Кириченко на  Оскаровские фильмы. Помни: если у тебя когда-нибудь было хорошее настроение, сегодня с этим будет покончено.

И  поскольку СДВГ стал нормой жизни, начнём с конца.

Вердикт: «Форма воды» – фильм милый, развлекательный, абсолютно антиинтеллектуальный и политически безграмотный. Что неудивительно, ведь он сделан режиссёром, который похож на Терри Гиллиама без мозгов, яиц, надрыва и юмора.

Вот. Теперь, когда все желающие оскорбиться были оскорблены, перейдём ближе к телу, как говорил Аллен Гинзберг.

Видео-версия статьи:

1962 год, США, холодная война бушует, аки пьяный футбольный зевака. Немая женщина (Салли Хокинс) тусит со старым неудавшимся художником и работает в неизвестном, но страшном госучреждении уборщицей. Солдаты притаскивают сомнительное существо, которое наполовину человек, наполовину рыба, наполовину лягушка, наполовину спортсмен, наполовину секс-символ и наполовину мужская супермодель. (Знаю, слишком много половин, но мы в России, а здесь давно уже 2+2=5.) Главгероиня влюбляется в этого человеколягуша: он же такой красивый, и при этом непонятый! К тому же, он немой, как и она! Однако организация хочет беднягу замочить и расчленить, думая, что узнает что-нибудь, что можно использовать против русских. Досель нерешительная протагонистка начинает составлять план того, как им помешать.

Да! Ты  прав, мой дорогой читатель, это всё звучит знакомо. «Инопланетянин» Спилберга и  «Эдвард руки-ножницы» Бёртона уже показывали такие истории раньше; у Бёртона это было куда лучше, чем здесь. Сходства «Формы воды» с «Инопланетянином» особенно заметны, ведь наш Супермодельный Монструозный Чувак тоже умеет лечить людей прикосновением!

Однако у меня было и остаётся ощущение, что Гильермо «Бенисио» дель Торо пытается быть не Спилбергом и не Бёртоном, а Терри Гиллиамом – и у него не хватает для этого мозгов. Ему же лучше: если бы он был умён как Гиллиам, его фильмы проваливались бы в прокате. Здесь он пытается быть таким же, как Гиллиам, полным сил: более «взрослым», чем Спилберг и Бёртон, с большим количеством секса и извращённости, но в итоге он получает милую сказку о прекрасных неудачниках (привет, Лео Коэн), где есть явные хорошие и плохие ребята. Гиллиам не бывает таким простым, если ему ну очень не приходится.

Также от фанатически антиавторитарного Гиллиама сеньора дель Торо отличает его скрытая любовь к Совдепу. В «Лабиринте фавна» кратковременная победа сталинистов показана в конце фильма как героическая и романтическая. Необходимо быть политически близоруким в предельной степени, чтобы смастерить такое, и  дель Торо не против являться именно таким. Здесь эта тенденция продолжается: советский шпион (Майкл Стулбарг), работающий в Страшной Правительственной Организации – милый и достойный человек, в отличие от насквозь американского полковника (Майкл Шеннон, который нереально крут; ему бы сняться в главной роли в современном нуаре в духе Богарта), карикатурного гада без положительных черт. Позже мы увидим и злых советских ребят, но единственный раскрытый русский – хороший парень.

Но  кому нужна политика? У нас же любовная история! Хватит всё анализировать, Николаша, радуйся милой нежности этого фильма! Ну… Если вы читали Оруэлла за  последнее время, то вы помните, что любовь и секс – крайне политическое явление. Это касается «Формы воды» в том числе.

Мы  живём во времена сирийских беженцев (см. фильм «Последние люди Алеппо», номинированный на лучшую документалку) и невозможной-но-всегда-маячащей-в-нашем-сознании стены Трампа, которая навсегда должна перекрыть этим жутким мексиканцам доступ в США во славу ксенофобии. Ксенофобия – это образ мыслей и образ жизни нашего времени. Любовная история нормальной американской девчонки и существа, отличающегося максимальной инакостью (человек-амфибия!) должна стать смелым и  мощным символом универсальной дружбы и примирения, так? RICHTIG?!!

Не  совсем. Так же, как Спилберг сделал своего Инопланетянина плюшево-кавайным, дель Торо показал своего королевича-лягушонка самым что ни на есть принцем. Красивым, накачанным, со светящейся кожей (чешуёй?), да ещё и лечащим людей прикосновением, аки Кашпировский – голосом. Это как если бы граждане Евросоюза сказали: мы с радостью примем сирийцев – при условии, что они все красавцы, прям из спортзала, отлично целуются и всегда готовы эротично шептать женщинам в  уши милые мелочи голосом Барри Уайта. Типичное спилберговское двоемыслие (привет, Джонатан Розенбаум!), вполне подходящее под уровень интеллекта дель Торо.

Но я только и делаю, что критикую – а ведь фильм мне скорее понравился, чем нет. Причина: «Форма воды» – штучка милая, но стандартная. Её скромные удовольствия – ровно то, чем Голливуд кормит нас ещё с 1910-х годов.

Самое уютное здесь – это чувство рая и ада, чёрного и белого, хорошего и плохого, которое мы испытываем, перемещаясь между двумя главными местами действия фильма. Первое – дом главгероини, определённо рай, здесь доминирует милый коричневый цвет, законы физики не работают, а «волшебная сила кинематографа» (кинотеатр всего на пару этажей ниже её квартиры) делает всё особенным. Второе – правительственная организация, где держат Рыбочеловека против его воли, это – ад, здесь за всеми постоянное наблюдение, везде ходят злые солдаты и учёные, а  в картинке доминирует металлический серый. Эта дихотомия крайне проста, и легко радует. Голливуд приучает нас к такому с детства.

Просто не притворяйтесь, что в этом фильме есть что-то интеллектуальное.

Рейтинг:

Николай «Николаус» Кириченко также есть Вконтакте, на Фейсбуке и на Твиттере. Добавляйтесь и подписывайтесь.

Good night and good luck.


Хауди, дорогой читатель! Добро пожаловать на депрессивные кинорецензии от Кириченко. Если у тебя когда-нибудь бывало хорошее настроение, то это в прошлом, мой друг.

Сегодня мы говорим про фильм с очень длииииинным названием. Полное название: «Три билборда на границе Эббинга, Миссури». Самое длинное название с тех пор, как Боб Дилан сделал ‘Stuck Inside of Mobile With the Memphis Blues Again’, и гарантированный Оскар в самой важной из номинаций: Картина с самым длинным названием. Не слыхал? Эта номинация, введённая в этом году, должна заменить Лучшую картину!

Шучу. Номинация «Лучшая картина» осталась на месте. И, кстати, Три билорда почти гарантированно получат главную награду вечера. Заслуженно ли? Или же это 12 летающих баклажанов, которые являются настоящими правителями Вселенной, встряли в работу Академии, аки Путин – в американские выборы? Давайте расследовать.

(Отбирает у Сэма Рокуэлла увеличительное стекло; кидается на случайного чувака и царапает ему лицо ногтями.)

Причина, по которой я написал такое долгое вступление: я ненавижу пересказывать сюжеты фильмов. Худшая часть моей работы. Давай сделаем это быстрым. Место: выдуманный городок в США, в  реднековском штате Миссури (жители всегда голосуют за республиканцев и помогли Трампу избраться). Время: наши дни. Главгерои: местный шериф (Вуди Харрельсон); женщина (Фрэнсис Макдорманд), которая арендовала три билборда, дабы показать всему городу, что шериф – урод, который отказывается расследовать изнасилование и убийство её дочери; подчинённый Харрельсону офицер полиции (Сэм Рокуэлл), который любит шерифа так же сильно, как он ненавидит всех от негров до геев. Конфликт: жители города уважают шерифа, не сильно одобряют действия женщины и готовы врезать ей так сильно, что её челюсть вылезет из её же пятки; особенно в этом энтузиастичен Рокуэлл. К  тому же, у шерифа рак, и для многих эти билборды означают больше стресса и  быструю смерть. Стиль: сентиментальная драма с социальным месседжем. Плюс кое-какие чёрноморные смешки.

Основную часть фильма нас заставляют симпатизировать крутой мамаше-Макдорманд, пытающейся отомстить за свою мёртвую дочь с помощью заглавных билбордов. Она – сильная одиночка, идущая против системы, и Америка любит такие истории в кино (смотри «Мистер Смит едет в Вашингтон» от  1939-го, если ещё не смотрел). Ситуацию усложняет то, что здесь нет хороших и  плохих парней. Есть вариант, что Макдорманд частично виновата в смерти дочери; Харрельсон – неплохой парень, пытающийся хорошо делать свою работу и совсем непохожий на коррумпированных чиновников, привычных нам в России. Это делает сюжет чуть более зрелым.

Кстати, я намеренно называю персонажей именами актёров. Перед нами актёрский фильм, а  не персонажный. Мы не запомним Милдред, Уиллоуби и Диксона – но мы ещё как запомним Макдорманд, Харрельсона и Рокуэлла (последний особенно хорош, но любые детали про него – это уже спойлер).

Макдорманд пиарят как главгероиню, но фильм – это ensemble cast (в русском нет для этого толкового названия; пусть будет актёрский ансамбль). Макдорманд, Харрельсон и Рокуэлл все получают кучу экранного времени, и Рокуэлл местами доминирует. Явного рассказчика тоже нет, и точка зрения постоянно меняется. Но мстительная мамаша Макдорманд – персонаж, с которым проще всего себя связать, и так сделано намеренно. Америка любит сильных одиночек, и это круто.

Режиссёра зовут Мартин Макдона, он – парень, который сделал «Залечь на дно в Брюгге», и я не хочу его особо ругать. Для меня он  понятен. Он много матерится в интервью и заявляет о примерно такой же ненависти к классическому методу написания сценариев, какую я испытываю к «нормальной» кинокритике. Он порой впадает в претенциозность (начинает упоминать фильмы Вима Вендерса и типа того), но он крут. Я хочу, чтобы он делал больше фильмов. Нам это нужно. Джазовый спонтанный стиль сочинения сценариев – это круто во времена всеобщего самодовольства и ложного псевдопрофессионализма.

Говоря про режиссуру, фильм по съёмкам и монтажу – типовой классический Голливуд. Фильм сценарный, а не режиссурный, и ничего в его стиле не привлекает внимания. Я мог бы сказать, что данный стиль не меняется со времён Гриффита, но тогда это будет не лучше, чем не к месту упоминать Вима Вендерса, ха! Однако отношение к неграм в современном Миссури, если верить «Трём билбордам», мало отличается от того, что было показано в «Рождении нации» (1915).

У  «Билбордов» получается почти всё, что этот фильм хочет сделать. Если искать в  нём проблемы, то это прежде всего то, что фильм не ТАК уж хорош. Он приятен, и  многие его сцены останутся у тебя в мозгу, но, как часто бывает на Оскарах, лучшие вещи даже не получили номинацию в категории «Лучшая картина» (скажем, «Проект Флорида» и «Убийство священного оленя»). К тому же, концовка упрощает вещи, оставляя нас с двумя хорошими ребятами вместо целой кучи полузлодеев. Это успокаивает аудиторию, но даёт ей мало топлива для роста мозгов.

Тем не  менее, зачётно сработано, Мартин «Рональд» Макдона. Продолжай делать фильмы – у  тебя, в отличие от многих, это на самом деле хорошо получается.

8.5/10

На  этом заканчивается моё расследование деятельности 12 летающих баклажанов – истинных повелителей Вселенной. Прекращу пока косплеить Роберта Мюллера; время делать предположения.

Предположения по Оскарам от Кириченко. «Билбордам» почти гарантированы «Лучшая картина» и «Лучшая актриса в главной роли». Но не слушай меня, я был уверен, что Хилари победит.

Good night, and good luck.

Видео-версия этой рецензии на YouTube на английском языке с русскими субтитрами!

Николай Кириченко также есть Вконтакте, на Фейсбуке и в Твиттере. Подписывайтесь.

Выпуск 1: «Белый олень»

Выпуск 2: «Чудо на 34-й улице»

Да-да, я знаю, что «Новогоднее кинозрение» идиотское название для рубрики. Но я придумал его в былые, более претенциозные времена, так что буду уж его придерживаться.

Хо хо хо, детки, как у вас дела? Хорошо? Плохо? Это неважно, потому что сегодня нас будет развлекать «Квартира» – продукт из Классического Голливуда. Фильм про Рождество, а, значит, идеально подходящий для просмотра на  новогодних праздниках. А ещё он был сделан в те времена, когда фильмы были чистыми, исполненными морали, и когда Код Хэйса не позволял показывать грязь и  пошлятину, как сегодня.

Только вот перед нами извращённая секс-комедия. Настолько, что Фред Макмюррей как-то раз получил от случайной женщины на улице сумочкой за  то, что в ней снялся. (Этот негодяй, будучи сторонником Никсона, всё равно это заслужил.)

Режиссёр «Квартиры» Билли Уайлдер любил делать фильмы, выходившие за рамки положенного – более циничные («Двойная страховка») или более сексуальные («В джазе только девушки», который я никогда не любил, но который был вполне рискованным для своего времени), чем обычно. «Квартира» – фильм одновременно циничный и сексуализированный (но не сексуальный: здесь нет Мэрилин Монро, пихающей своё тело в каждый кадр), хотя по сути он остаётся романтической комедией.

Кажется, здесь я должен рассказать сюжет. Если я этого не  сделаю, вы перестанете читать. Вы же собирались перестать читать? Пожалуйста, не надо, а то я стану очень грустным Сантой. Я – такой Санта, которого очень легко обидеть.

Итак, есть обычный нормальный типичный чувак (Джек Леммон, у которого шикарно получалось играть нормальных типичных обычных чуваков), работающий в страховой компании. У него крайне странная договорённость с  вышестоящими товарищами по службе: они, будучи счастливыми семьянинами, берут по вечерам его квартиру взаймы, дабы водить туда любовниц. В благодарность они помогают ему в продвижении по службе. Другие важные персонажи:

— девчонка-лифтёр (Ширли Маклейн), за которой бегает половина мужчин в компании, включая Леммона (будем просто называть его персонажа так);

— врач (Джек Крушен), который вечно жалуется на шумы, скорее всего, эротические, из квартиры Леммона и думает, что исходят они от  самого Леммона и его якобы многочисленных любовниц;

— начальник по управлению персоналом (Макмюррей, которого я  уже упоминал). Рассказывать его роль в сюжете – это слегка спойлер, так что закрою-ка я рот. Хо хо хо!

Теперь, когда я закончил с самой ненавистной частью моей работы, перейдём к приятному: оценке. «Квартира», ясное дело, имеет статус «классики», и я хотел бы сказать, что фильм – отстой, ибо нет удовольствия больше, чем потрошить священных коров. Однако, увы, «Квартира» – чертовски хорошее кино.

Как фильм для новогодних праздников, «Квартира» работает отлично – при условии, что вы не против чего-нибудь поциничнее, чем «Реальная любовь»; в конце концов, семейные ценности здесь выставляются на посмешище с  особой жестокостью. А ещё здесь нет снега. Однако ощущение Рождества на месте и, как я уже говорил, перед нами в общем-то романтическая комедия с добрыми намерениями. К моменту появления надписи ‘The End’ на экране вы будете радоваться жизни, как Фред Макмюррей – победе Никсона. Гарантирую.

Актёры. Джек Леммон не наделён внешностью кинозвезды, но  его нормальность и минималистичный стиль игры работают как надо. Ширли Маклейн, с другой стороны, хороша внешне, но не так, как Мэрилин Монро, заставлявшая почти всю мужскую часть аудитории пялиться на экран, как Фред Макмюррей – на предвыборный постер Никсона. Она скорее мальчиковата, но по-хорошему. Её актёрская работа радует всегда, когда она на экране. Джек Крушен получил кучу похвалы за свою работу, и не зря: его персонаж, невзирая на морализаторство, предельно симпатичен и человечен. Ну а Макмюррей – полнейшая сволочь, но это ожидаемо, ведь он голосовал за Никсона, ха! Нет, серьёзно, он хорош, как и подобает чуваку, сыгравшему главную роль в «Двойной страховке».

Картинка. Она радует глаз в лучших традициях Классического Голливуда. Особо нечего добавить.

Музыка. Её написал парень по имени Адольф Дойч. Ха! Какое крутое имя. Это  как если бы его звали Бенито Италиано или Иосиф Грузинский. В любом случае, он сработал отлично, и  его музыка добавляет фильму массу развлекательности.

Наконец, социальный месседж. Его полно, но он подан достаточно ненавязчиво, чтобы не отвлекать вас от весёлой рождественской атмосферы. Фильм оставит приятные ощущения; но не удивляйтесь, если вы вскоре начнёте замечать, что стали ненавидеть человечество чуть больше.

В любом случае, «Квартира» – отличное зрелище на новогодние праздники, и куда менее циничное, чем, скажем, «Белый олень».

Рейтинг: 9 из 10.

Хо хо хо! Где этот идиот Рудольф? Говорю вам, я СДЕЛАЮ его красноносым в следующий раз, когда увижу! Он будет ещё грустнее, чем Фред Макмюррей, впервые услышавший про Уотергейт!

Николай «Никки» Кириченко пишет про кино, политику и спасение инопланетян в Азербайджане. Подписывайтесь на его Твиттер.

13-й фестиваль евросоюзного кино открылся в эту субботу в кинотеатре Заря, г. Калининград, с меньшим размахом, чем обычно: почти не было открывающих речей, всё работало по принципу «сразу к сути», что приятно. Зрителей, однако, был полный зал, и не все смогли сесть.

Открывающий фильм фестиваля – «С любовью, Винсент» про Ван Гога – был не таким впечатляющим, как некоторые предыдущие открывашки вроде  «Любви» Ханеке или «Я, Дэниел Блейк» Лоуча. «Винсент» – это фильм, которому нечего сказать в политическом или социальном плане, который лишён захватывающего сюжета и оскорбительности, которую можно было бы ожидать от фильма про ухорежущего художника. Перед нами полное превосходство формы над содержанием.

«С любовью, Винсент» вырос из желания сделать что-то стилистически новое: анимационное кино, где каждый кадр нарисован маслом. Для этого режиссёры (Хью Уэлшман и Дорота Кобела) взяли 94 картины Ван Гога, соорудили вокруг них сюжет, отсняли по этому сюжету киноматериал с живыми актёрами, а затем наняли 125 художников, которые ротоскопировали этот материал в анимацию, копирующую стиль картин Ван Гога. Каждый из 65 тысяч кадров фильма – картина, нарисованная маслом. Серьёзно.

Ротоскопирование – анимация или игровое кино с наложенным на него спецэффектом? Это – тема для споров столь же древняя, как Роберт Мугабе. Вы можете занимать любую позицию по  этому вопросу. (В том числе и «а что это за ротоскопирование такое, и с каким перцем прикажете его подавать»? Вкратце это означает: берём кадр с реальными актёрами, обрисовываем и получаем типа-рисунок; потом следующий кадр; и так из  игрового кино выходит анимация.) Лично я считаю, что после ротоскопирования получается, скорее, живое кино, чем анимационное, и стиль «С любовью, Винсент» куда менее впечатляющий, чем если бы его 65000 кадров были сделаны с нуля.

Тем не  менее, «Винсент» смотрится эффектно – пусть даже это и живые актёры, разрисованные под стиль Ван Гога. И потом, это – единственный анимационный фильм в истории, каждый кадр которого нарисован маслом. Уау.

Я до сих пор ничего не сказал про сюжет, поскольку он не шибко важен. Он  представляет собой попытку взять разных реальных людей, которых за свою жизнь рисовал Ван Гог, и объединить их в детективную историю, основанную на  конспирологической (это не самоубийство! Его убил Ли Харви Освальд! Эй, постойте) версии смерти художника.

Год со  смерти Винсента Ван Гога. Арман Рулен отправляется доставить прощальную записку Винсента его брату, Тео Ван Гогу. Об этом попросил отец Армана. Но не тут-то было: Тео тоже умер. Кому везти письмо? Вдове Тео. Но чтобы узнать, как до неё добраться, придётся съездить к доктору Гаше в Овер-сюр-Уаз: этот врач лечил семью Ван Гогов и всех знает. Доктора нет на месте, его нужно ждать; но сам Винсент Ван Гог провёл в Овер-сюр-Уаз много времени. Там же он и умер. У протагониста Рулена развивается интерес к художнику, и он начинает опрашивать всех встреченных насчёт того, что Винни из себя представлял.

Здесь повествование начинает напоминать «Гражданина Кейна»: каждый рассказывает свою историю про Ван Гога, искажённую личным восприятием, от лодочника до Маргариты Гаше, как-бы-возлюбленной художника. Играет Маргариту Сирша Ронан, самое крупное имя в фильме. Она так же скучна, как всегда, и по-прежнему внешне напоминает Хлою Севиньи. Если бы она попробовала повторить достижения Севиньи в  фильме «Коричневый кролик», то, возможно, смотреть на неё было бы не так скучно.

Отсюда повествование развивается сразу по двум направлениям: как расследование детективной версии смерти Ван Гога (убийство, а не самоубийство); и как перемены в психике главгероя, который, будучи изначально скептически настроенным к Ван Гогу, начинает ценить его искусство. Для него это становится символом взросления.

Всё это не шибко оригинально, но и не шибко занудно. Фильм выполняет свою функцию – показать нам что-то, чего мы не видели раньше – достаточно хорошо, чтобы оправдать полтора с небольшим часа вашего времени. Вы вряд ли будете смотреть его второй раз; но зато он даст вам право говорить: «эй, а я это видел!».

Рейтинг: 710.

Материал первоначально опубликован на сайте «Русская Фабула». Публикуется здесь с разрешения редакции.



«Матильда», фильм про роман Николая II с балериной, окружена скандалами уже много месяцев, и если произведение искусства делает столько шума, то лучше уж ему быть хорошим. Скандальные фильмы (или книги, или религиозные символы) обычно генерируют гомон, ибо слишком хороши, смелы и яичны (особенно в случае с Павленским), чтобы нравиться толпе. Относится ли это к «Матильде»? Не хочу тебе спойлерить, дорогой читатель, но… нет.

Не то, чтобы это был плохой фильм. У него есть шарм ГОСТовой, но неплохо сделанной костюмированной драмы с милыми актёрами, периодическими взрывами хорошей сценарной писанины, а также с элементами государственной пропаганды, которую достаточно легко игнорить (хотя легко доказать, что общая цель фильма злая). Здесь нет ничего рискованного, оскорбительного или опережающего своё время. Это вам не Боб Дилан, переходящий в 1965-66 с акустики на электрический рок под крики «Иуда!».

В таком случае, к чему вопли консервативной толпы, орущей, что «Матильда» стремится уничтожить все «традиционные» ценности России (даже не будем вдаваться в суть этих ценностей, сохраним хорошее настроение)? А ни к чему. Все эти танцы с зелёным тамбурином не говорят ничего о фильме; зато они много чего говорят о российском обществе, дозревшем до того, что оно намеренно выискивает, на что бы обидеться, с большим рвением, чем американские любители политкорректности. С КУДА большим рвением.

Но давай лучше поговорим про фильм, друг читатель – будто скандала никогда не было. Ведь его не должно было быть. К тому же, если я буду говорить про скандал всю статью, то я буду худшим явлением в мире: типичным российским журналистом.

Сюжетота

Будущий царь Николай II, которого все дружно называют «Никки», имеет секс с талантливой малоизвестной балериной. Однако царская семья считает, что он должен жениться на дочери Людвига IV, герцога Гессенского, из политических соображений. А ему неохота. Семья в ужасе. Вот и весь сюжет. Не, серьёзно.

Лица смерти

Очень милые лица. Николашу играет немецкий актёр Ларс Айдингер. В этом даже есть смысл: Никки был наполовину датчанином, почти наполовину немцем и совсем немножко русским. Патриотично!

И Айдингер хорош. Я раньше видел его один раз – на сатирическом ток-шоу, которое делают Ян Бёмерманн и Олли Шульц, в выпуске, где все играли кого угодно, но только не себя, и он был невероятно крут в роли самодовольного театрального актёра (реально, погуглите по видео schulz böhmermann eidinger и получите удовольствие). Его Николай – совсем другое дело: сыгран серьёзно, сочувственно и харизматичо. Отличная работа. Жутко подумать, что эту роль должен был играть Данила «Худший актёр в мире» Козловский. (Данила «Адам» Козловский таки снялся в «Матильде» в роли, которая ничем не оправдывает своё существование.)

Михалина Ольшанска играет Матильду: любовницу Никки и отличную балерину, готовую разжечь пожар недовольства в царском семействе искрой собственной неприкрытой физиологии. Она трогательна, человечна и выдаёт танцевальные движения, от которых нога нормального человека может разлететься в дребезги, аки СССР в конце 1991-го. Крута. Михалина – польская актриса, и это здорово. Как и в случае с Ларсом, польскую актрису просто пришлось взять на эту роль – никакая россиянка бы с ней не справилась.

И, конечно, их голоса дублировали россияне: Максим Матвеев и Таисия Вилкова. Эти двое звучат не шибко приятно, но они и не убивают фильм. Голоса в российских фильмах всегда перезаписываются в студии, из-за чего звучат мерзко и неестественно. Такого от них ожидаешь. Если российское кино начнёт хорошо звучать, это будет как Трамп, который перестал писать в Твиттере наезды на Нью Йорк Таймс, ха!

Писанина сценария

Сценарий – по большей части отстой, но любовная история мини-царя (ибо ещё не стал) и танцовщицы сделана хорошо. Хотя возможно, что написана она тоже плохо, но два отличных актёра заставляют её ВЫГЛЯДЕТЬ круто. В любом несчастном случае, история «запретной любви» выходит трогательной.

В остальном перед нами обычная костюмированная драма – типа «Герцогини» с Кирой Найтли (которая была одним из вариантов на роль Матильды), но похуже. Есть ненужные персонажи (все, кроме основной пары), элементы мистики, которые смотрятся ОЧЕНЬ плохо – на уровне «Комнаты» Томми Уисо, а ещё есть пропаганда, но об этом позже.

Стиль aka Style und das Geld

Проблема с визуальной частью «Матильды», если сравнить её с зарубежными аналогами типа той же «Герцогини», в том, что российская аристократия всегда делала свои дворцы предельно дорогими и предельно безвкусными (в отличие от британцев и французов, в пижонстве которых было чуть больше сути и чуть меньше роскоши). По одному этому видно, из-за чего революция была просто ОБЯЗАНА случиться.

Что касается технических деталей (читайте на свой риск, может стать скучно), камера двигается мало, длинные кадры почти отсутствуют, крупных планов слишком много, что уничтожает чувство пространства, а музыка предсказуема и не сильно заметна. Но и не сильно достаёт, к счастью.

Секс (людей без половых органов)

Он абсолютно безопасен и лишён страсти и гормональности. Чёрт, если их «влечение» друг к другу было настолько «сильным», то непонятно, чего вообще было затевать всю эту интрижку. Ещё есть несколько секунд сдержанной обнажёнки.

Пропаганда (традиционных семейных ценностей: ты женишься ради политической выгоды, а потом всю жизнь притворяешься, что ты – не проститутка)

Российское государство и РПЦ должны прекрасно относиться к «Матильде» (что они и делают): фильм для них полностью безопасен. Попы показаны как необходимое явление; никто даже не спрашивает, за каким ладаном невеста Никки должна принимать православие перед их женитьбой. То же с правительством и его «традициями»: они просто существуют и не могут быть оспорены. Помимо балерины, монархи – единственные действующие лица, которым здесь уделяется серьёзное экранное время; обычные люди появляются эпизодически. Месседж: правящие люди – единственные интересные люди, остальные почти не существуют.

Сама балерина Матильда ближе всего к «обычному человеку» из всех персонажей, играющих серьёзную роль в сюжете, и даже она – привилегированный артист из семьи привилегированных артистов. Маркс назвал бы этот фильм самым стереотипным образцом буржуазного искусства в истории, полностью лишённым революционного потенциала.

Итак Итог Итого

Фильм явно не стоит шумихи. Он абсолютно безопасен для государства и церкви – скорее уж он усиливает покорность населения. Однако он мил и оставит тебя с тёплым приятным чувством, даже если ты будешь понимать, что режиссёр и сценаристы тебя в общем-то обманывают. Ну а Ларс Айдингер и Михалина Ольшанска никого не обманывают, они выдают шикарную актёрскую работу без грамма лени.

И да, фильм крайне дружественный Кремлю. Однако если бы вся российская пропаганда была как «Матильда» (а не как «Сталинград» и «Крым»), то россияне выглядели бы агрессивными психами чуть в меньшей степени.

Рейтинг: 610

Тем временем, я прощаюсь с тобой, друг читатель. И, как говорил Эдвард Мароу, а за ним Кейт Олберманн, good night and good luck.

Николай «Никки» Кириченко пишет про кино, политику и спасение инопланетян в Азербайджане. Подписывайтесь на него в Твиттере.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире