nikolaev_i

Игорь Николаев

16 октября 2018

F

Современная экономика – экономика настроений, то есть перспективы её развития в значительной степени определяются потребительскими ожиданиями населения (то, как население оценивает изменения экономической ситуации в стране, в личном материальном положении, а также благоприятность условий для крупных покупок). Существует даже специальный термин – «поведенческая экономика», целый ряд экономистов мирового уровня получили Нобелевские премии за работы в данной области.

Последние официальные данные Росстата о потребительских ожиданиях в России в III квартале 2018 года говорят о том, что ситуация в этой сфере в последнее время резко ухудшилась: индекс потребительской уверенности снизился на 6 процентных пунктов по сравнению со II кварталом 2018 года и составил (-14%), то есть именно на столько больше тех людей, которые негативно оценивают ситуацию.

До этого падения Индекс рос почти 2,5 года (со II квартала 2016 года). По темпам же падения нынешний провал сопоставим только с тем, как начинались экономические кризисы в конце 2008 и 2014 годов.

Росстат приводит также европейские аналогичные данные почти по трём десяткам стран (данные Евростата). Россия со своим падением Индекса потребительской уверенности – в числе самых худших (хуже только у Кипра – падение в августе по сравнению с маем 2018 года составило там 9,6 процентных пункта).

Когда смотришь на эти данные, то как-то невольно вспоминаются все эти слова представителей власти об устойчивом экономическом росте. Не верят люди, совсем не верят, по-другому они оценивают экономическое положение и перспективы.

И ещё, очень важно: опыт однозначно свидетельствует о жесткой корреляции изменений потребительских ожиданий населения с тем, что происходит и будет происходить в экономике. Поэтому можно строить самые что ни на есть радужные прогнозы, но если настроения серьёзно испортились, грош цена будет этим прогнозам.

Потребительские ожидания людей будут снижаться и дальше: всё больше и больше людей будут, что называется, на своей шкуре испытывать «прелести» повышения пенсионного возраста; налоговая нагрузка будет расти (одно только введение индивидуального пенсионного капитала чего стоит); санкционное противостояние будет усиливаться; экономика от нынешнего замедления перейдёт к падению и т.д.

Власти по-разному пытались убедить людей в необходимости повышения пенсионного возраста. Убедить не удалось, подавляющее большинство населения по-прежнему выступает против этой меры.

Ну, а как могло быть иначе, если аргументы «за» не выдерживают никакой критики. Один из аргументов властей в пользу повышения пенсионного возраста состоял, как известно, в том, что дефицит Пенсионного фонда постоянно растет, и, если ничего не делать, то мы рано или поздно разрушим наши финансы. Попросту говоря: сейчас-то деньги для выплаты пенсий пока еще есть, но потом их будет не хватать, а потому надо повысить пенсионный возраст.

Председатель Госдумы Вячеслав Володин высказался в августе 2018 года на встрече с жителями Заводского района Саратова еще более определенно на этот счет: «У нас с вами пенсионная система государственная имеет дефицит, в ней вот такая дыра, за счет бюджета её наполняют. Будут у нас дальше государственные пенсии или нет, это тоже вопрос, потому что бюджет стал дефицитным». Может, и не очень удачно выразился спикер Госдумы, но общий посыл его выступления понятен: денег нет, значит, возраст надо повышать.

Теперь давайте посмотрим, что само Правительство планирует с точки зрения наличия бюджетных средств. Представление об этом дает проект федерального бюджета на 2019-2021 годы и планы по накоплению Фонда национального благосостояния. Причем нам интересно и важно именно то, на какие доходы рассчитывают власти в будущем. Одно дело, если с финансами и вправду будет туго, и совсем другое дело, если денег, как надеются власти, будет не просто много, а очень много.

Итак, внесенным на днях в Госдуму законопроектом о федеральном бюджете предусматривается: профицит (т.е. превышение доходов над расходами) федерального бюджета в 2019 году составит почти 2 трлн рублей, в 2020-2021 году где-то по 1 трлн рублей ежегодно. Таким образом, всего за три ближайшие года суммарное превышение доходов над расходами составит около 4 (!) трлн. рублей – огромные деньги. Столь прекрасный результат будет достигнут отнюдь не за счет повышения пенсионного возраста, потому что только в 2021 году, как раньше, еще до  президентских поправок, надеялось правительство, удастся сократить трансферт федерального бюджета в Пенсионный фонд на 160,6 млрд рублей. Сейчас-то, с  принятием президентских поправок, эта сумма оценивается и того меньше.

Но это еще далеко не  все: Минфин прогнозирует, что к 2021 году Фонд национального благосостояния вырастет до фантастических 12 трлн рублей (сегодня там «всего лишь» более 5 трлн рублей). Напомним, что данный Фонд специально создавался для обеспечения устойчивости системы пенсионного обеспечения. Это потом, в 2017 году, приняли решение, позволяющее тратить деньги ФНБ на выполнение расходных обязательств федерального бюджета.

Получается, что в  ближайшие годы у нас будут прямо-таки многотриллионные возможности для финансирования пенсионных обязательств государства. Повторюсь: нам важна именно  констатация планов на фоне принятия решения о повышении пенсионного возраста. Конечно, никто и не собирается тратить будущие триллионы рублей на пенсионеров. Это – для других целей. Каких? – Отдельная тема для разговора.

Но тогда не надо сетовать на финансовые проблемы страны, обосновывая этим решение о повышении пенсионного возраста. Триллионы рублей профицита федерального бюджета и Фонда национального благосостояния выглядят по-настоящему вызывающе на фоне повышения пенсионного возраста. Этот факт однозначно свидетельствует: никакой финансово-экономической необходимости повышать пенсионный возраст уже с 1 января 2019 года не было.

Индивидуальный пенсионный капитал (ИПК) – это главное в новой системе пенсионных накоплений, которую правительство хочет запустить в 2020 году. Объявить об этом собираются вот-вот (наверное, просто решили подождать до подписания закона о повышении пенсионного возраста).

Концепция ИПК предполагает, что ставка взносов на обязательное пенсионное страхование останется на уровне 22% от фонда оплаты труда (то, что и сегодня платит работодатель), пенсионные накопления, которые итак уже заморожены с 2014 года – 6%, из этих взносов формироваться не будут. Ход мыслей правительства уже становится понятным, не правда ли? – Вместо этого для формирования пенсионных накоплений работникам будет предложено самим отчислять в негосударственные пенсионные фонды (НПФ) часть заработной платы (до 6%) – фактически так, как мы  сегодня платим подоходный налог.

Кто-нибудь скажет: и  что тут страшного, а я и не буду никуда ничего дополнительно отчислять. Э, не  так все просто. Власти не занимались бы созданием новой системы, если бы она была сугубо на добровольных началах. Для них как раз весь смысл состоит в том, чтобы сделать это все добровольно-принудительным. Нет, даже не так: принудительно-добровольным – вот это правильно.

Добровольно и сегодня каждый может делать отчисления в негосударственные пенсионные фонды. Это — не  то, нужна принудиловка, чтобы денег побольше с граждан собрать, обещая, что это все остается их собственностью и обеспечит граждан весомой прибавкой к пенсии в  будущем. Уже даже есть подсчеты от Минфина, который оценивает поступления от  ИПК в сумму от 0,5 трлн до 1 трлн рублей ежегодно.

Как обеспечить эту принудительность отчислений работниками до 6% от заработной платы? Этот вопрос оказался самым трудным для заинтересованных министерств и ведомств. Конечно, вариант с автоподпиской, когда работники включаются в систему автоматически (правда, с декларируемой возможностью отказа), очень нравится властям. Но обсуждался и вариант подключения к системе ИПК по письменному заявлению работника. Во  втором случае, следует обратить внимание, тоже не будет полной добровольности, потому что к написанию заявлений работников будут понуждать. Есть предложение, к примеру, увеличить подоходный налог с 13% до 15%, если гражданин не захочет платить взносы в ИПК. В виде «пряника» для понуждения работникам может быть предложен налоговый вычет в размере уплаченных взносов, также есть вероятность, что может быть предоставлена возможность воспользоваться ИПК в сложных жизненных ситуациях (для оплаты проведения медицинской операции и т.п.).

Всё-таки принципиальны сегодня не детали всей этой системы, а главные её характеристики, которые точно останутся:

— принудительно-добровольный характер;

— система ИПК – это отчисления сверх тех 22% от фонда оплаты труда, которые сегодня уже уплачиваются работодателем (кто-то не без оснований считает, что и нами тоже);

— система ИПК – это окончательный отказ от прежней пенсионной накопительной компоненты (6%).

Вот интересно: на что рассчитывают власти, пытаясь реализовать такую идею? Да она не приемлема хотя бы по причине того, что делать все это собираются вместе с повышением пенсионного возраста. Все же поймут, что это еще один дополнительный побор с граждан, то есть существует подоходный налог в 13%, к которому хотят добавить отчисления самим работником в размере до 6%. Убеждают, что это будущая пенсия, что это будет собственностью работника, с правом наследования и т.п.? Как вы думаете, будут верить всему этому после повышения пенсионного возраста?

Система, аналогичная ИПК, есть в развитых странах, — тоже, казалось бы, аргумент. Тогда давайте у  нас эту систему вводить не сверх уже существующих 22% взносов на обязательное пенсионное страхование, а внутри их. Тогда для граждан это бы не стало дополнительным фискальным гнетом, даже при том, что они сами бы платили. Тогда, может быть, у ИПК и были бы перспективы. Не хотите так? Тогда, в нынешних-то условиях, это будет очередной ошибкой властей, потому что доверия у  подавляющего большинства граждан к новым пенсионным инициативам нет никакого.

Инфляция опровергает главный аргумент «За» повышение пенсионного возраста. Этот аргумент простой, властям казалось – железобетонный: повышение пенсионного возраста позволит, начиная с 2019 года, увеличивать пенсии каждый год вдвое быстрее по сравнению с предыдущими годами – на 1000 рублей. В результате средняя пенсия составит в 2024 году 20 тыс. рублей (в 2018 году – около 14 тыс. рублей).

Если бы не было принято решение о повышении пенсионного возраста, то в 2024 году, как было заявлено властями, мы имели бы размер пенсии существенно меньше, чем тот, который будет после повышения пенсионного возраста.

Очевидно, что, судя по негативной реакции подавляющего большинства населения России, этот аргумент не сработал. Фактически, купить лояльное отношение людей к повышению пенсионного возраста не получилось. Хотя, безусловно, немногим такой довод всё-таки показался привлекательным.

Вас убеждает официальная аргументация? Меня – категорически нет, потому что она полностью рассыпается, если фактическая инфляция в период до 2024 года окажется существенно выше прогнозной.

Дело в том, что существует законодательное требование об индексации пенсий на размер фактической инфляции по итогам предшествующего года. На большую, чем инфляция, величину можете индексировать, на меньшую нельзя. Это, если по закону, который, увы, властями не всегда исполняется. К примеру, в 2016 году пенсии недоиндексировали, а потом дали разовую выплату в 5000 рублей, которая, конечно же, не компенсировала ту самую недоиндексацию.

Все эти обещания более высоких пенсий в случае повышения пенсионного возраста исходили из того, что инфляция на период до 2024 года будет невысокой (3-4% ежегодно), соответственно, и индексация пенсий была бы соразмерной. В результате к 2024 году размер пенсий и вправду был бы существенно меньше (примерно на 3 тыс. рублей) по сравнению с обещанными 20 тыс. рублей.

А если инфляция будет выше? Индексация ведь тоже выше. И какая тогда была бы средняя пенсия без всякого повышения пенсионного возраста? – Давайте посчитаем.

Последний обновлённый базовый прогноз Банка России говорит о том, что уже в 2018 году инфляция может составить 3,8-4,2%, а в 2019 году 5-5,5%. Всё это намного больше по сравнению с предыдущими прогнозами. Потом, правда, предусматривается её снижение до 4% ежегодно, но это просто целевой уровень по майскому (2018 года) «суперуказу» президента.

Предлагаю в расчётах немного добавить реалистичности: официальная инфляция 2018 года – 4,5%, рост до 6,5% в 2019 году и сохранение на таком уровне до 2024 года.

Теперь «печка», от которой будем «плясать»: страховая пенсия по старости для неработающих пенсионеров в 2018 году составляет 14151 рубль (официальная информация ПФР).

Итак, считаем. Индексация в 2019 году на 4,5% повышает пенсию до 14788 рублей. Индексация в 2020 году на 6,5% (по инфляции 2019 года) приведёт к установлению пенсии в размере 15749 рублей. Последующая ежегодная индексация на те же 6,5% поднимет пенсию до … 20261 рубля в 2024 году.

Но, послушайте, это больше(!) на 261 рубль по сравнению с тем, что нам обещано в случае повышения пенсионного возраста.

Кого-то не устраивают взятые для расчётов прогнозные данные по инфляции? Уверяю, что в свете усиления санкционного давления, мощного ослабления рубля, повышения НДС с 2019 года, роста акцизов на топливо, введения налога на самозанятых и т.п. это ещё очень и очень оптимистичные оценки.

Вот так: с повышением пенсионного возраста пенсия для неработающих пенсионеров в 2024 году составит 20000 рублей, без повышения – 20261 рубль, а то и больше. И возраст повысят, и пенсия будет меньше по сравнению с тем, какая она могла бы быть.


Если, как утверждают социологи, 80-90% населения выступают против повышения пенсионного возраста, то остальные 10-20%, получается, «за». Пусть даже чуть меньше, потому что те, кто «не знаю», тоже имеются.

Вот интересно, кто эти «за»? Представители власти – депутаты и чиновники? Ну, да, они, конечно, «за». Хотя послушаешь их иногда и не можешь отделаться от ощущения, что если бы наверху было принято другое решение (не повышать пенсионный возраст), они бы столь же активно стали бы защищать такое вот уже противоположное решение.

Но наверняка и многим из них это решение не по душе. Не было бы его, и не вставал бы вопрос о том, почему у депутатов и чиновников существует свой особый порядок назначения пенсий. У народа – свой, а у них – свой.

Но сейчас-то депутаты и чиновники успокоились на этот счет, потому что стало ясно: президент своими смягчающими мерами по решению вопроса о повышении пенсионного возраста их не затронул, и они могут спокойно рассчитывать на свои особые пенсии.

Кто еще «за»? – По-видимому, некоторые молодые люди, 20-летние и 30-летние. Для них пенсионные перспективы, что нынешние, что после повышения пенсионного возраста, представляются настолько далекими, что какая разница, какой там пенсионный возраст, можно и поддержать это решение.

Еще «за» ныне здравствующие неработающие пенсионеры. Нет, конечно не все, но насколько я могу судить по отзывам многих таких людей, им и вправду это решение понравилось. «Мы работали, пусть и те, кто помоложе, поработают, и ничего, что подольше» — так примерно рассуждают. А в уме еще прикидывают, что теперь-то пенсия, как власти обещают, побыстрее расти будет, и вместо нынешних 14 тыс. рублей средняя пенсия к 2020 году составит аж 20 тыс. рублей. Трудно устоять против такой простой, я бы даже сказал слишком простой логики: больше работающих – больше пенсии.

Но чтобы это, казалось бы, безупречное правило работало, надо, как минимум, соблюдение нескольких условий.

Во-первых, требуется, чтобы сама пенсионная система (механизм назначения пенсий и пр.) эффективно работала, чтобы она не генерировала постоянно дефицит. Мы как-то меняем в этом направлении нашу пенсионную систему? – Нет, мы только повышаем пенсионный возраст.

Во-вторых, надо, чтобы в целом экономика более-менее работала. Что у нас здесь сегодня происходит? Что показывает важнейший индикатор состояния экономики – курс национальной валюты? – То-то и оно, все уже не очень хорошо, а будет совсем плохо.

Я уж не говорю о том, что увеличения числа работающих, на самом деле, ждать не приходится. Будут наказывать работодателей за увольнение лиц предпенсионного возраста? – Нет проблем: увольнять теперь будут тех, кто предпредпенсионного возраста. А это, в свою очередь, для экономики еще хуже.

Будет расти и теневая экономика, что также вряд ли благотворно отразится на размере пенсий нынешних пенсионеров.

Поэтому, как мне представляется, заблуждаются некоторые нынешние пенсионеры, уверовавшие в то, что повышение пенсионного возраста приведет к заметному росту их материального благополучия. И, кстати, не забывайте, что если вы уже на пенсии, то уж ваших детей это коснется самым непосредственным образом. Смотрите, как бы им помогать не пришлось за счет ваших несильно выросших пенсий.

Еще кто «за»? – Ну, о богатых людях мы не говорим. Тут все ясно. Никто из них и не рассчитывает жить на одну пенсию. Кстати, еще не факт, что если их это решение в материальном плане не касается, то они автоматически «за».

Непопулярные реформы очень редко одобряются большинством населения. Именно поэтому их надо особо тщательно продумывать и готовить. С принятым решением о повышении пенсионного возраста в России получилось с точностью до наоборот.
11 сентября 2018

Рубль не верит

Рубль вновь резко упал. Причем наибольшее падение было зафиксировано почти сразу после того, как премьер Дмитрий Медведев на днях заявил, что российская экономика, несмотря на  все ограничения, перешла к экономическому росту. Конфуз какой-то получается.

Почему конфуз? – Потому что рыночный курс национальной валюты – это лучший, хотя и не без недостатков, индикатор состояния экономики. Вы можете говорить все что угодно про экономику, но этот индикатор не обманешь. Безусловно, мы не говорим сейчас о каких-то аномалиях, связанных с искусственным поддержанием курса на том или ином уровне. Вот у нас эта аномалия закончилась, инвесторы бегут из российских облигаций, доходность по которым впервые за последнее время превысила 9% годовых, а 5 сентября 2018 года Минфин и вовсе не смог разместить ОФЗ (облигации федерального займа) на 15 млрд рублей.

Где деньги будем брать? Напомню, что в июле текущего года Минфин увеличил план заимствований на 2019 год с 1,042 трлн до 1,475 трлн рублей. А внешние рынки закрыты, и ситуация будет еще хуже.

Также на днях Минэкономразвития обновило прогноз социально-экономического развития на период до 2024 года. Согласно этому документу среднегодовой курс рубля в 2018 году составит 61,2 рубля за доллар США, а в 2024 году этот курс составит (внимание!) … 68,2 рубля за доллар США (по 2024 году старый прогноз решили не  корректировать). Это при нынешних-то 70 рублей за доллар США (?!)

Право, мне как-то даже  неудобно за коллег-экономистов. Ну, зачем так-то? Очень страшно говорить то, что может не понравиться высокому начальству? Но тогда учитывайте, что свою большую долю вины за происходящее в экономике из-за недостоверных прогнозов вы  тоже несете.

Санкции будут усиливаться, причем станут задействоваться, по-видимому, самые неприятные для рубля (в отношении российского суверенного долга). Российская экономика с очень большой долей вероятности уже в 2019 году снова уйдет в минус. Нефть с не менее высокой вероятностью будет дешеветь из-за роста добычи нефти в США и завершения действия соглашения стран ОПЕК и стран–не членов ОПЕК. Капиталы по нарастающей будут бежать с развивающихся рынков, вызывая еще больший обвал национальных валют (турецкая лира, аргентинский риал, южноафриканский рэнд…). Мировая экономика в целом будет погружаться в очередной экономический кризис циклического характера…

Неудивительно, что российский рубль падает, он не верит, официальные прогнозы не для него.

Власти, конечно, просчитались, не думали, что будет столько несогласных с решением о  повышении пенсионного возраста – 80-90% – это очень много. Нет, они, безусловно, понимали, что вряд ли люди обрадуются такому решению, но чтобы так вот… Отсюда и такой пропагандистский накат с использованием всех возможных средств массовой информации. Отсюда и смягчение президентом первоначального варианта повышения пенсионного возраста.

Безусловно, после триумфальных результатов президентских выборов в марте 2018 года у властей была эйфория. Казалось, что любое даже самое непопулярное решение здесь легко проходит. Ан нет, не проходит.

Плюс не учли и то, почему люди столь болезненно воспринимают решение о повышении пенсионного возраста. «Если ничего не можете дать, то хотя бы не отнимайте» – у  многих именно такое весьма не притязательное отношение к властям. А тут вдруг власти решили отнять.

И  это после того, как реальные располагаемые денежные доходы населения падали в  2014-2017 годах (накопленным итогом это падение составило около 11%). Плюс, к  тому же, люди все последние годы слышали заверения властей, что пенсионный возраст повышаться не будет, и тут такое.

Но  проблема для властей с этим решением о повышении пенсионного возраста не  ограничится только нынешним падением рейтингов власти и предстоящими выборами. Это, кстати, тоже не учли (что-то многовато не учли-то).

Повышение пенсионного возраста даже после смягчающих поправок президента растягивается на  долгие годы. И всё это время будет множиться число людей, кого это коснётся самым непосредственным образом. Несправедливость принятого решения будет особенно болезненно восприниматься людьми ещё и потому, что в экономике ничего хорошего в ближайшие годы ждать не приходится.

Если проводники реформы думают, что они сильно успокоят будущих пенсионеров обещанием, что средняя пенсия в стране будет вместо сегодняшних 14 тысяч рублей в месяц составлять в 2024 году аж 20 тысяч рублей, то они очень сильно заблуждаются. С нынешним падением рубля обещанная прибавка уже в 2019 году будет представлять ничто.

Такая вот растянутая во времени негативная реакция на принятое решение получается.

И  никакими послаблениями по принятому решению о повышении пенсионного возраста это отношение людей не исправить. Люди же понимают, что в главном решение не  меняется.

Ну, а как же, скажет кто-нибудь, смягчающие меры от президента? К примеру, предложение, согласно которому граждане, выходящие на пенсию в ближайшие два года, будут иметь право оформить пенсию на шесть месяцев раньше нового пенсионного возраста?

Воспользуемся примером, который привел президент в своем обращении: человек, который по  новому пенсионному возрасту должен будет уходить на пенсию в январе 2020 года, сможет сделать это уже в июле 2019 года, то есть на шесть месяцев раньше.

Теперь о том же самом, и с позиции того же самого человека, но только который будет сравнивать не с тем, что планировалось, а с тем, что есть по ныне действующему порядку. Человек имел право оформить пенсию в январе 2019 года, но теперь он  будет иметь такое право только с июля 2019 года, то есть на шесть месяцев позже. Значит, он шесть месяцев не будет получать свою, как он совершенно правильно считает, честно заработанную пенсию. Как вы думаете, сильно изменится у такого человека отношение к предложению о повышении пенсионного возраста после такой корректировки? – Нет, конечно, не сильно.

Поэтому однозначное отношение «против» решения о повышении пенсионного возраста у  подавляющего большинства россиян даже после смягчающих поправок президента останется. Уверен, что результаты будущих соцопросов это покажут.

В  начале сентября во многих регионах России пройдут выборы. Ещё весной этого года после триумфальных результатов президентских выборов казалось, что для властей сентябрь будет столь же приятным во всех отношениях месяцем. Однако сегодня ситуация принципиально другая, она изменилась в гораздо худшую сторону.

Есть два серьёзнейших негативных фактора: первый – решение властей о повышении пенсионного возраста, второй – падающий рубль. И та, и другая тема заслуживают отдельного рассмотрения в контексте выборов. Поэтому сегодня только об одном – о рубле.

Рубль падает и будет падать. Да, он падает не линейно, с отскоками. Курс снижается, к  примеру, на три рубля, а отскакивает на один-два. И никакие технические факторы типа временного прекращения покупок валюты Минфином не способны переломить эту тенденцию, которая предопределяется слабостью российской экономики и  нарастающим санкционным давлением. Даже относительно высокие цены на нефть не  помогают.

Разумеется, власти не думали и не гадали, что так выйдет, что рубль вновь стремительно покатится вниз, а оно вон как вышло. Они, к тому же, похоже, забыли, что значит падающий рубль для россиян. Зря забыли, кстати.

В  экономический кризис 2008-2009 годов результаты социологических опросов однозначно показали, что кризис для россиян ассоциируется, прежде всего, с тем, что происходит с российским рублём. Он падает – кризис есть, растёт – кризиса нет. В тот кризис рубль падал до февраля 2009 года, и люди отвечали, что кризис есть. Потом курс рубля перестал снижаться, и хотя экономика продолжала падать (ВВП за весь 2009 год упал почти на 8%), людям замораживали зарплаты, на  предприятиях сокращали штаты, люди отвечали, то кризиса нет.

Поэтому значимость курса рубля с точки зрения восприятия экономической реальности нашими людьми очень велика.

Сегодня ситуация обратная: экономика, вроде как, формально ещё не в минусу; безработица на рекордно низком уровне, инфляция низкая, а многие уже живут с ощущением кризиса. Рубль падает – вот вам и вся причина.

Это значит, что выборы будут проходить в атмосфере экономического кризиса. И  никакие слова про устойчивый экономический рост здесь не помогут.

Это, безусловно, новая ситуация для властей. Они (выборы-то региональные), конечно, постараются выпячивать местные успехи. Но удастся ли этими успехами перебить негатив в виде падающего рубля и решения по повышению пенсионного возраста – покажут только результаты выборов.

Сегодня, когда власти решили повысить пенсионный возраст, неплохо было бы затронуть ещё некоторые вопросы по пенсионной проблематике. Вот, к примеру, один из таких: почему у депутатов и чиновников пенсии другие? Даже, точнее, так: почему у  данных категорий работников существует свой, особый порядок назначения пенсий?

Ответ типа «ну, у них особый статус» не принимается, потому что если особый статус, значит, хорошие зарплаты, значит и пенсии будут выше средних даже при общем порядке. Но тут порядок назначения пенсий свой, особенный.

Немногим более месяца назад, чтобы, как было заявлено, пресечь разного рода спекуляции, на сайте Госдумы была опубликована информация, согласно которой пенсия депутатов «составляет 46 626 рублей (в месяц) при исполнении обязанностей от 5 до 10 лет и 63 581 рубль (в месяц) при исполнении обязанностей 10 лет и  более». Интересно, что контекст такого обнародования был такой: посмотрите, мол, как всё скромно.

Ну, скромно или нет, можно судить хотя бы по тому факту, что средний размер назначенных пенсий в стране составил в июне текущего года, по оценке Росстата, 13 339 рублей. И за пенсию в таком размере надо работать не 5 лет, а  побольше.

Как получаются такие приличные пенсии у депутатов? А у них существует свой, особый порядок их назначения. Согласно ст. 29 п. 3 Федерального закона от 08.05.1994 №3-ФЗ «О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» «ежемесячная доплата к пенсии… устанавливается в таком размере, чтобы сумма ежемесячной доплаты к пенсии и  страховой пенсии… составляла: при исполнении полномочий члена Совета Федерации и(или) депутата Государственной Думы от пяти до десяти лет – 55 процентов, десять лет и более – 75 процентов ежемесячного вознаграждения члена Совета Федерации, депутата Государственной Думы».

Если учесть, что ежемесячное денежное вознаграждение депутатов Госдумы сегодня около 84 тыс. рублей (не путать с тем, что в виде всех выплат имеют депутаты – около 400 тыс. рублей в месяц!), то и получаются «озвученные» размеры пенсий в  46 626 рублей и 63 581 рубль.

Что касается федеральных госчиновников, то у них также существует особый порядок назначения пенсий. При наличии стажа государственной гражданской службы (сегодня – 15 лет) они имеют право на пенсию за выслугу лет, точно так же, как и военнослужащие, сотрудники органов внутренних дел, космонавты или работники летно-испытательного состава. Правда, у космонавтов, к примеру, пенсии за выслугу лет назначаются при наличии выслуги не менее 25 лет у мужчин и не менее 20 лет у женщин.

Так что труд госчиновников, получается, значительно тяжелее труда космонавтов (?!). У лётчиков-испытателей, кстати, такое же требование к стажу: 25 лет у мужчин и  20 лет у женщин.

Что такое пенсия за выслугу лет, в принципе? В принципе, она должна назначаться исходя из того, что работники ряда профессий по истечении определённого срока тяжёлой работы утрачивают свои профессиональные способности. У нас что, все госчиновники становятся профнепригодными через 15 лет работы? Нет, конечно. Тогда за что им даётся пенсия за выслугу лет?

Что касается размера пенсий федеральных госчиновников, то, согласно ст. 14 Федерального закона от 18.07.2009 №187-ФЗ, общая сумма пенсии за выслугу лет и  страховой пенсии по старости (инвалидности) фиксированной выплаты к страховой пенсии может доходить до 75 процентов среднемесячного заработка федерального чиновника (за последние 12 полных месяцев).

У  меня предложение такое: депутаты, сенаторы, федеральные госчиновники, неправильно это, когда у вас особый порядок назначения пенсий, особые, свои пенсии. Давайте, как у народа, чтобы было, общим порядком, а? Зарабатывайте свои пенсионные баллы. Тогда, надо думать, стоимость баллов, которую устанавливает государство, была бы другой. Глядишь, и пенсии у простых людей повыше бы были. Впрочем, чего-то размечтался я.

Поднявшись выше 68 рублей за доллар США, рубль оказался в 2024 году. Если судить по  последнему прогнозу Минэкономразвития, именно столько – 68 рублей за доллар США – должен был составить среднегодовой курс в … 2024(!) году. Сегодня, в августе 2018 года, такой «ориентир» говорит только об одном: правительство не  представляет, куда катится рубль.

Кстати, куда он катится? Где предел падения? – А нет такого предела. Можно говорить о  том, какой границы, допустим, он достигнет уже в 2018 году, но фантазировать на  тему, что есть какой-то железобетонный барьер, ниже которого он точно не  опустится, не стоит. Это только на словах экономика российская устойчиво растёт. Нет такого роста, а есть ситуация между ростом и падением, такое болтание. У  такой экономики по определению не может быть сильной валюты.

Сильная экономика – сильная национальная валюта. Слабая экономика – слабая национальная валюта.

У  слабой экономики могут быть периоды, когда курс национальной валюты может укрепляться, но всё это, как правило, носит временный, спекулятивный, конъюнктурный характер. Российская экономика это демонстрирует в полной мере.

И  когда сегодня слышишь заявления о том, что у властей есть все возможности для обеспечения финансовой устойчивости, то есть и устойчивости курса рубля, хочется спросить: ну и что же не используются эти самые возможности? Или то, что происходит с рублём – это демонстрация финансовой устойчивости?

Нет таких возможностей. Нет, потому что экономика слабая. Нет, потому что налоговая нагрузка растёт. Нет, потому что санкции усиливаются и противопоставить им  нечего.

Это Китай, который по экономической мощи стал равен США, может попытаться противостоять им в торгово-экономической борьбе, и то юань отступает перед долларом США. Россия, увы, не сможет, потому что размер её экономики раз в 8-9(!) меньше американской.

Новые санкции США (уже надо уточнять, какие «новые» имеются в виду, там ведь очередь образовалась) способны очень серьёзно понизить курс рубля. Тут ещё возникает, знаете, такой эффект резонанса, когда одни санкции наслаиваются на другие. Увы, не только в физике есть такой эффект, в экономике он тоже работает.

И  всё-таки самые неприятные для рубля возможные санкции – это санкции в отношении суверенного российского долга – возможный запрет американцам покупать российские облигации. Потому что это разрушает спекулятивный механизм керритрейда, благодаря которому рубль в последние 2-2,5 года действительно был достаточно устойчив и даже укреплялся.

Что такое керритрейд? – Это когда те же доллары меняешь на рубли, покупаешь российские облигации, потом их продаёшь через некоторое время с хорошей доходностью и вырученные рубли меняешь теперь уже на доллары США. Всё это поощрялось нашими властями, иностранные покупатели российских облигаций (кстати, некоторые из них только номинально были иностранцами) были вне себя от  радости, что можно таким образом обеспечивать долларам рублёвую доходность. Недаром доля иностранных держателей российских облигаций некоторое время назад существенно превысила 30%, побив все рекорды.

Теперь, если будут введены санкции против российского суверенного долга, этот механизм искусственного завышения курса рубля будет разрушен.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире