«Какие нервные лица, быть беде…»
(Б. Гребенщиков)


Наташа Шалина. Выставочный проект «Зверская история»:




Есть такие темы и есть такие времена, взаимный резонанс которых, пожалуй, вряд ли стоит подробно растолковывать. Всё то, что вековечно в глубине одиночества личных переживаний, тайных помыслов и ассоциаций, всё, что чаще всего невдомёк и неведомо самодостаточным человеческим стаям, в иные поры выходит наружу и колом стоит в воздухе. Всё частное – спазмы страхов, влага нетерпеливых надежд и либидо агрессии – внезапно, словно запах псины, пронизывает атмосферу, является воочию и не требует пояснений…

Думаю, художественный проект Наташи Шалиной, завершающийся сегодня в петербургской галерее «Борей», обращён именно к такого рода понятиям и эмоциям. Не потому ли отдельные картины и объекты выставки не имеют этикеток.





Наташа Шалина на своей выставке «Зверская история» (данная фотография – из архива автора):




Наталья Шалина родилась в Красноярске в 1966 году. Окончила Красноярское Художественное училище им. В.И.Сурикова, Красноярский Государственный Педагогический университет им. В.П.Астафьева. С 1987 живёт и работает в Санкт-Петербурге. Художественный руководитель «Артстудии Наташи/Лизы Шалиной». Член Санкт-Петербургского Союза художников России. Член Творческого Союза художников России (IFA). Член студии ксилографии Германа Паштова при РАХ «Урал, Сибирь, Дальний Восток». График, Живописец, дизайнер, художник-иллюстратор , инсталлятор, поэт. Куратор российских и международных выставок. Работы находятся в фондах Красноярского художественного музея им. В.И.Сурикова, Омского художественного музея им. М.А.Врубеля, Вятского художественного музея им. Васнецовых, Башкирского художественного музея им. М.В.Нестерова, Южно-Сахалинского художественного музея, Музея Нонконформизма (Пушкинская-10, СПб), Харбинского музея русского искусства (Китай), Музея современного искусства Арт-Пенза (Пенза), Музея современного искусства Зураба Церетели (Москва), Красноярского и Омского региональных отделений СХ России, Дома-музея Всеволода Мейерхольда (Пенза), Музея «Выборгский замок» (Выборг), в галереях и частных коллекциях Германии, Канады, Италии, Латвии, Украины, США, Франции, России.





Вместо названий работ и аннотации автором предпосланы выставке достаточно ясно вступающие в контакт эпиграфы:

«И дан был ответ.
И первое животное было подобно льву, и второе животное подобно тельцу, и третье животное имело лицо, как человек, и четвёртое животное подобно орлу летящему. (Откровение Иоанна, 4, стих 7 – синодальный текст)

И дан был ответ.
Животные более настоящие, чем люди. Они не хотят тебе льстить, не хотят производить на тебя какое-то впечатление. Ничего показного. Какие они есть, такие и есть, как камни и цветы или как звёзды на небе. (Герман Гессе)

И дан был ответ.
Много людей в обличье зверином, но ещё больше зверей в обличье людском. (Nameless)

Истории о зверях и людях, о любви и ненависти, о милосердии и жестокости, о жизни и смерти, написанные на холсте, на ткани, на бумаге, на дереве»
.













Вячеслав Корнев, арт-критик (видеоблог «Артликбез»): «Когда мы доводим свою земную жизнь до середины и оказываемся в сумрачном лесу самопознания, что или кого мы встречаем там? Зверьё! Хищного волка, трусливого зайца… А, может, наоборот, зайца, отрастившего себе клыки и когти, и трусливого волка, минотавра… Иначе говоря, на выставке Натальи Шалиной, когда мы начинаем оценивать свою жизнь через призму её работ, и жизнь, такую же заплатанную, изменённую, трансформировавшуюся, мы понимаем, что человеческое и животное, конечно же, неразделимы. Может быть, именно во взрослой жизни, когда мы тоже отращиваем себе когти, мы понимаем, что превратились во что-то, чем сначала не мечтали быть. И, может быть, нужно сперва дойти до предела звериного – этого хищного, эгоцентрического – чтобы потом вернуться к человеческому, глядя так искоса, или не мигающе, как рысь, понимая, что ты всего-навсего аппарат по добыче пищи, и, тем самым, отказываясь всё же этим быть, возвращаясь к своему истинно человеческому… Поэтому, вглядываясь в морды, ты всё же видишь лица…»









В одном из других своих проектов, тоже в «Борее» («Шкаф, мой шкаф», 2018), Шалина выстраивала декорации как раскопки человеческой жизни, погружённой в материальную эфемерность быта, в былое чьих-то мгновений, остановленных на парадных фото среди былых красот, в следы чьих-то чаяний, улетевших с птицами душ, некогда запертых в клетки интерьеров и социума. Инсталляция «Однажды когда-то», серия живописных работ «Девочки. Старая фотография», инсталляция «Клетки», объект «Сундук»… Перекличка с той темой есть и на этой выставке – в деревянных куколках-фигурках, в замках-щеколдах, в тканых ковриках «с сюжетом», в чемоданах и ящиках, из которых выглядывает человеко-зверячья жизнь.





«Общая мировая душа – это я… я… Во мне душа и Александра Великого, и Цезаря, и Шекспира, и Наполеона, и последней пиявки. Во мне сознания людей слились с инстинктами животных, и я помню все, и каждую жизнь в себе самой я переживаю вновь…» (А.П.Чехов)








Стихотворный текст Наташи Шалиной: «Была бы птицей. Глаза-бусинки глядят исподлобья, веки морщинками-думами пролегли, клюв длинно-удивлённый открыт, нестерпимыми мыслями поделиться хочется, ноги несуразно обнажены своей бесконечностью, когти-пальцы еле удерживают на земле, скользят, цепляясь скрученностью суставов. Улететь! высоко-высоко, где воздух обжигает косточки, оставляя звенящую тишину в голове. Улететь! внезапно распахнув крылья, гордо встряхнуть головой, распушив красноту перьев-волос. Улететь! бросая воспоминания разочарований, цепляющихся за жизнь осколками любви. Улететь! короток пушок крыльев, бороздками переживаний покрыты пальчики, кровавостью заусениц саднят, не давая сгибаться, ноги чешуйками волнений скованы, не поджаться к теплоте оголённого живота. Поднять рот-клюв к небу, запрокинув до тошноты и темноты в глазах голову, запеть песню красоты и свободы, истошно гоняя комок сомнений в горле, не давая вырваться наружу многовековой грусти и усталости, вот так и бродить, оставляя в вязкой почве заскорузлые следы мечтаний…»





Вот декорации и мизансцены одного из залов четырёхчастного «спектакля» Наташи Шалиной «Звериная история». Спектакля, нажимающего на болевые точки. По-моему, сложно не узнать собственные внутренние метания в этих, чем-то филоново-платоновских, мающихся или что-то задумавших, персонажах, вырастающих, преодолевая свои плоскости, в монументальные знаки, в идолы, словно вырубленные народным топором…





Любовь и свобода. Свобода – и любовь. Грудная клетка любви, жаждущая душевного и плотского соития – и плоть, рвущаяся из клеток несвобод и насилия. Нет, это не противоречие – любовь и свобода. Это инь-янь. Искомая вечная гармония. Вечно искомая. А время… Время уходит. Опять уходит…





Подробнее о выставке Наташи Шалиной «Зверская история» в «Борее»ЗДЕСЬ





Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире