«– Кто он, этот ученый? Шантажист?
– Хуже…
– Вор?
– Ещё хуже.
– Авантюрист, хитрец, ловкач?
– О если бы…
– Так что же он, наконец?
– Простой, наивный человек.
– Шах королю.
– Рокируюсь…
– Шах королеве.
– Бедная принцесса! Шантажиста мы разоблачили бы, вора поймали бы, ловкача и хитреца перехитрили бы, а этот… Поступки простых и честных людей иногда так загадочны!
– Надо его или ку, или у.
– Да, другого выхода нет».

(Евгений Шварц. «Тень»)



Юрий Штапаков. Иллюстрации к пьесам Евгения Шварца:



(фотографии работ сняты на выставке)



В начале марта в Санкт-Петербургском государственном академическом театре Комедии им. А.П.Акимова открылась выставка графики и прошла презентация нового издания пьес Евгения Шварца «Голый король» в иллюстрациях Юрия Штапакова (издательство «Вита Нова», 2019). О книге, о творчестве драматурга, о своих пересечениях с его творчеством на вечере рассказывали артисты театра, издатели, критики, художники и внучка Е.Л.Шварца.



1. Юрий Штапаков, художник книги
2. Татьяна Казакова, художественный руководитель Санкт-Петербургского государственного академического театра Комедии им. Н.П.Акимова
3. Мария Крыжановская, внучка Евгения Шварца



4. Елена Петрова, редактор книги
5. Никита Елисеев, литературовед, литературный критик
6. Елена Воскобоева, литературовед, автор комментариев к изданию
7. Виктор Тихомиров, художник, «митёк», прозаик, режиссёр



Юрий Штапаков – петербургский график, живописец, гравёр. Член Союза художников, основатель творческой группы «Железные семечки», а также, совместно с Петром Белым, Санкт-Петербургской печатной студии (СППС), профессор Смольного института свободных искусств и наук (СПб). Книга «Случаи и вещи» Даниила Хармса, выпущенная издательством «Вита Нова» в 2004 году с иллюстрациями Штапакова, удостоилась диплома I степени конкурса «Искусство книги. Традиции и поиск» Ассоциации книгоиздателей России (АСКИ) и Московского государственного университета печати, а также диплома конкурса АСКИ «Лучшие книги года» (2004) за высокохудожественное оригинальное издание.

В данном проекте для рэди-мэйд фонов своих иллюстраций Юрий Штапаков специально сфотографировал «граффити» характерных пятен и текстур питерских стен:

«Я люблю использовать в работе вещи с историей – старые фотографии, газеты, обои, дерево и металл, хранящие в себе память времени. Такой основой для иллюстраций к пьесам Шварца послужили фотографии стен, которые были использованы как background для ключевых сюжетов. Эти фактуры явились задником сцены, на которой разворачивается действие. Стилистика изображения персонажей намеренно условна, как условно и само театральное действие…»





«Когда теряешь очки, это, конечно, неприятно. Но вместе с тем и прекрасно – в сумерках вся моя комната представляется не такою, как обычно».

(Евгений Шварц. «Тень»)



Похвастаюсь: я ещё в юности несколько раз смотрел восстановленную акимовскую «Тень» Шварца, мало того, успел показать её одному из своих детей. Министра финансов играл великолепный Михаил Светин (в черёд с тоже выразительным актёром – Львом Лемке). И, надо сказать, яркость актёрской игры и фактура наших замечательных артистов, нисколько не выбивалась, не нарушала, а, наоборот, подчеркивала главное, чем принципиально отличался акимовский спектакль: это был авангардный «режиссерский театр» во плоти. ХарАктерные яркие куклы-маски актёров, «балетные» композиции мизансцен, изобретательная конструктивистская эклектика декораций – всё работало как невероятный единый заводной механизм, «волшебный горшок», живая «шарманка». Восставший наяву формальный театр начала прошлого века…

Упомянул же я это к тому, что аппликативная графичность героев иллюстраций Штапакова и абстрагированное пространство штукатурной среды «задника», визуально хранящей последовательные слои времён – в чём-то, пожалуй, перекликаются и с той постановкой. Выпуклый, знаковый мир акимовских аппликативно-броских персонажей и этих нарочито вычурных декораций – например, столп, посередине сцены, с откровенно, шаржированно нелепым всадником на лошади, шатко и остроугольно уместившейся всеми четырьмя копытами на узеньком пятачке вершины колонны – Штапаков решает по-своему. Он переводит эти фактурные миры Шварца в плоскость битв чёрных квадратов с красными треугольниками, апеллируя к внешней буффонаде текста и ряженых образов. И, одновременно, опосредованно, но зримо, углубляет эти образы до акимовских и шварцевских: сквозь фрески веков, из «бэкграунда» графических листов, словно проступает узнавание этих неизменных человеческих слабостей-хитростей и общественно-социальных кривых зеркал…






Думаю, с моей стороны лучшим комментарием к изображениям, будут, как и в самой книге, бессмертные слова мудрого и по-прежнему такого острого драматурга – цитаты о бессмертных страстях, наших с вами.


«С тех пор как его величество объявил, что наша нация есть высшая в мире, нам приказано начисто забыть иностранные языки».

«Вы не знаете разве, что наша нация – высшая в мире? Все другие никуда не годятся, а мы молодцы. Не слыхали, что ли?»

«...во дворце его величества рот открывать можно только для того, чтобы крикнуть «ура» или исполнить гимн».

(Евгений Шварц. «Голый король»)







«...Тогда преступник пришел к господину министру финансов и дал необычайно высокую цену за яды. И господин министр поступил вполне естественно. Министр ведь реальный политик. Он подсчитал прибыль и продал негодяю весь запас своих зелий. И негодяй отравил министра. Вся семья его превосходительства изволила скончаться в страшных мучениях. И сам он с тех пор еле жив, но заработал он на этом двести процентов чистых. Дело есть дело. Понял?
– Да, теперь понял».

(Евгений Шварц. «Тень»)







«Конечно, мне нечего беспокоиться. Во-первых, я умён. Во-вторых, ни на какое другое место, кроме королевского, я совершенно не годен. Мне и на королевском месте вечно чего-то не хватает, я всегда сержусь, а на любом другом я был бы просто страшен».

«Король не может быть идиотом!..»

(Евгений Шварц. «Голый король»)







«– Всё устроено, ваше превосходительство. На первой скрипке будет играть вторая, а на второй контрабас. Мы привязали скрипку к жерди, контрабас поставит её как контрабас, и всё будет более чем прекрасно.
– А кто будет играть на контрабасе?
– Ах, какой ужас! Об этом я и не подумал!
– Поставьте контрабас в середину. Пусть его хватают и пилят на нём все, у кого окажутся свободными руки.
– Слушаю, ваше превосходительство».

(Евгений Шварц. «Голый король»)







«…хозяин тени должен крикнуть ей: «Тень, знай свое место», и тогда она опять на время превращается в тень».

(Евгений Шварц. «Тень»)






«Единственный способ избавиться от драконов – это иметь своего собственного».

(Евгений Шварц. «Дракон»)







«– А скажи, пожалуйста, Генрих, ты любил других девушек до меня?
– Я их всех ненавидел!» 

(Евгений Шварц. «Голый король»)







«Отвечать самому, не сваливая вину на ближних, за все свои подлости и глупости — выше человеческих сил! Я не гений какой-нибудь. Просто король, какими пруд пруди».

(Евгений Шварц. «Обыкновенное чудо»)




«Слушайте, люди ужасны, когда воюешь с ними. А если жить с ними в мире, то может показаться, что они ничего себе».

(Евгений Шварц. «Тень»)






«Разбойники – нетерпеливые люди».

(Евгений Шварц. «Снежная королева»)




«Я должен сложить из этих льдинок слово «вечность»».

(Евгений Шварц. «Снежная королева»)







«– Булочки с розовым кремом! Кому угодно, господа придворные? (тихо лакеям) В первую очередь герцогам, потом графам, потом баронам. Герцогам по шесть булочек, графам по четыре, баронам по две, остальным – что останется. Не перепутайте.
– А по скольку булочек давать новым королевским секретарям?
– По шесть с половиной…» 

(Евгений Шварц. «Тень»)






«Зачем я в первые министры пошёл? Зачем? Мало ли других должностей? Я чувствую – худо кончится сегодняшнее дело. Дураки увидят короля голым. Это ужасно! Это ужасно! Вся наша национальная система, все традиции держатся на непоколебимых дураках. Что будет, если они дрогнут при виде нагого государя? Поколеблются устои, затрещат стены, дым пойдёт над государством! Нет, нельзя выпускать короля голым. Пышность – великая опора трона! Был у меня друг, гвардейский полковник. Вышел он в отставку, явился ко мне без мундира. И вдруг я вижу, что он не полковник, а дурак! Ужас! С блеском мундира исчез престиж, исчезло очарование…» 

«Бежим! Смотри, какие глаза у этих людей за загородкой! Они видели короля голым…»

(Евгений Шварц. «Голый король»)





Но самое вековечное – то, что мы, каждый раз смеёмся над некими «другими», приметливо распознавая в зеркале ужимки кумушек…
Но что поделаешь с нами. Ланцелот ничего не смог. Ланцелотам предпочитаем – Губернаторов, Учёным – их Тени…

Присмотрись к зеркалу и скажи: Тень, знай свой место!



Подробнее с экспозицией выставки иллюстраций Юрия Штапакова и с презентацией проекта издательства «Вита Нова» – новое издание пьес Евгения Шварца «Голый король», в которое вошли пьесы «Голый король», «Снежная королева», «Тень», «Дракон», «Обыкновенное чудо», а также впервые публикуемая ранняя пьеса драматурга «Представь себе» (1930-х годов) – можно познакомиться ЗДЕСЬ







Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире