Созерцая озеро годами, рыбак думал всё об одном и том же – об интересе смерти. Захар Павлович его отговаривал: «Нет там ничего особого: так, что-нибудь тесное». Через год рыбак не вытерпел и бросился с лодки в озеро, связав себе ноги веревкой, чтобы нечаянно не поплыть. Втайне он вообще не верил в смерть…

Андрей Платонов. «Чевенгрур»  («Происхождение мастера»)



Владимир Шинкарёв. «Двое на мосту». 2017. Холст, масло:




Недавно в петербургском Новом музее Аслана Чехоева закончилась новая выставка экс-"митька" (если «митьки» бывают бывшими), одного из основателей этой художественной группы, художника, всегда ожидаемого зрителем – Владимира Шинкарёва («Одно и то же». Около 100 живописных произведений разных лет).



Владимир Шинкарёв на открытии выставки «Одно и то же»:




Нет, несмотря на взятый мной в качестве эпиграфа отрывок из Платонова, я вовсе не собирался утверждать, что картины Шинкарёва мрачные (хотя так и называлась одна из выставок автора). Наоборот. Его работы именно «не верят» в неодушевлённость этой почти потусторонней «лунной» урбаники, этой монотонности будней, гипнотизирующих и привлекающих живописца.


1. «Смоленка». 2007. Холст, масло
2. «Смоленка». 2007. Холст, масло
3. «Смоленка». 2006. Холст, масло
4. «Смоленка». 2007. Холст, масло




Экспозиция, буквально исполняя заявленное в заголовке выставки («Одно и то же»), во многом состояла из блоков «дублей» (одних и тех же видов), смонтированных иногда почти встык друг ко другу.

Но, разумеется, дело не только и не столько в жанре повтора, когда автор настаивает на постоянном объекте изображения, как бутылки у Моранди, или как собор утром, днём и вечером у импрессионистов.

Также тут не только эффект кино – слайд-шоу раскадровки, перерастающей в стереовосприятие при просмотре подряд. 

Не только эффект «рифмы», как выразился однажды сам автор.

И это не просто игра «найди 10 отличий», – как прозвучало в невольно услышанном мной на вернисаже разговоре литератора Валерия Шубинского, в шутку предложившего своей пытливой собеседнице доступный ключ толкования задумки автора.

«Одно и то же» это наша жизнь, казалось бы такая однообразная – как лица китайцев для постороннего взгляда. Но это совсем не так для нас, «аборигенов» этого бытия, отмечающих неповторимые черты нового рядового дня, сочувствующих его «оттенкам серого», резонирующих с хоральным звучанием неизбежного пейзажа, настоятельно и безалаберно обжитого нами, но всегда готового стряхнуть нас, суетливых муравьёв, во временнУю пропасть и остаться наедине с собой, величественно и молчаливо отражаясь в своей Потудани.



Блоки «Малая Нева», «Фонтанка», «Тарховка», «Мечеть». Холст, масло






1. «Переезд». 1999. Холст, масло
2. «Кубинская улица». 2016. Холст, масло




Так, глядя на своего друга Фёдора, да и просто так, допивая вторую бутылку портвейна, Максим часто говорил: «Одинаковое одинаковому рознь!»

Владимир Шинкарёв, проза («Максим и Фёдор»)



1. «Боровая». 2007. Холст, масло
2. «Фонтанка». 2018. Холст, масло




И, кстати, «одно и то же» для Шинкарёва это не однообразие, а единство Большого Целого. Целостность, которую художник видит во всём и воссоздаёт в своих произведениях. Для себя и для сопереживающего зрителя.

Куратор выставки Екатерина Андреева: «Именно это всеобъемлющее «одно» – общее для всего, что мы видим и знаем, – как раз и пишет Шинкарёв в каждой из своих картин. Его «Одно и то же» вибрирует волной вечности, которая неуловимо творит сияние из хаоса теней, ввергая мир во мрак и обращая к свету».



1. «Улица Доблести». 2016. Холст, масло
2. «Проходная завода». 2018. Холст, масло






1. «Корабли у Петровского острова». 2014. Холст, масло
2. «Аничков мост». 2018. Холст, масло




В поле резонирующего и целостного зрения равно торжественно попадает всё – и заводские конструкции, и загадочные кубы новостроек, и «достопримечательности», внезапно вырвавшиеся из обёрточно-шоколадного существования, чтоб воспрять как ни в чём не бывало.



1. «Мечеть». 2017. Холст, масло
2. «Царское село». 2010. Холст, масло






1. «Тарховка». 2016. Холст, масло
2. «Тарховка». 2018. Холст, масло




Локальные тона, составляющие единое, почти обнажённое, но не равнодушное пространство – не пусты. Они светятся и словно подсказывают верный масштаб мироздания.



1. «Белоостров». 2013. Холст, акрил
2. «Нева». 2016. Холст, масло






1. «Платформа Тарховка». 2018. Холст, масло
1. «Платформа Тарховка». 2017. Холст, масло




Монохромность цвета у Шинкарёва – так называемая валерная живопись (растяжки одного тона) – кроме исполнения задачи «целостного» зрения, служит, по его словам, ещё и антитезой, противостоянием неестественной пестроте ширпотреба, заполонившей окружающий мир.

Как писал сам художник в аннотации к одной из выставок, монохромность для него «это цвет сопротивления современности, которая ассоциируется с ярким, анилиновым цветом реклам; этот цвет заляпал тонкие, гармоничные цвета реального мира – и реальный мир теперь пристойнее изображать более сдержанным».



1. «Старая Деревня». 2012. Холст, масло
2. «Старая Деревня». 2017. Холст, масло






1. «Вилла Медичи». 2009. Холст, масло
2. «Остров Тиберина». 2009. Холст, масло




Вообще, как отмечал Владимир Шинкарёв, в творчестве бесполезно притворяться, изобретать не свойственное себе. В конечном итоге художник останавливается на сподручной «технике игры» и созвучной ему сквозной теме. Иногда она обнаруживается за углом, или тут же, на 18-й линии Васильевского острова, возле его собственной мастерской.



1. «18-я линия». 2018. Холст, масло
2. «Чёрная речка». 2012. Холст, масло




Полностью экспозицию выставки Владимира Шинкарёва «Одно и то же» в Новом Музее Аслана Чехоева, а также фотоотчёт с вернисажа можно посмотреть ЗДЕСЬ






Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире