Классическая байка о художнике и заказчике: художник пишет портрет заказчика, как договорились – верхом на лошади, вид сбоку – а портретируемый возмущается, мол, у меня же не одна, а две ноги, и уха два: нарисуй!

Кроме шуток, мы и в самом деле именно так воспринимаем действительность, себя и окружающих: не плоскостно, и не в «3D», а в так называемом «4D». Причем наше «4D» это даже не вектор неких измерений параллельных миров, а просто-напросто время, движение и образ. 


Анатолий Зверев. Всадник. 1981. Бумага, смешанная техника:




Многомерность мира будоражила воображение исследователей, математиков, философов, писателей и художников еще в прошлом и позапрошлом веке. Как писал, например, Брюсов:

...Но живут, живут в N измереньях
Вихри воль, циклоны мыслей, те,
Кем смешны мы с нашим детским зреньем,
С нашим шагом по одной черте!

Наши солнца, звёзды, всё в пространстве,
Вся безгранность, где и свет бескрыл –
Лишь фестон в том праздничном убранстве,
Чем их мир свой гордый облик скрыл.

Наше время – им чертеж на плане.
Вкось глядя, как мы скользим во тьме,
Боги те тщету земных желаний
Метят снисходительно в уме.

Однако и нашим, «детским», зрением мы распознаём и помним окружающее не двухмерно, и не трёхмерно. Мы воспринимаем как близких, так и встречных-поперечных – не в геометрической проекции «на плане», а в их проявлениях. Как они улыбаются, как ходят, как наклоняют голову и морщат лоб. Как пожимают плечами и всплёскивают руками. Что и как говорят, и что делают. Это вполне реальный суммарный «вектор» нашего восприятия.

Художники разных направлений, помимо поиска новых художественных форм и творческого языка, очевидным образом, экспериментируя, «приближают» натуру и к своему четырёхмерному восприятию. Выражение «я так вижу», в этом смысле, не просто мем. Экспрессионизм, импрессионизм, кубизм, сюрреализм, футуризм, супрематизм и пр. – это же очевидная передача «четвертым измерением» наших «реальных» впечатлений. В том числе и абстракционизм – как «доказывает» сцена фильма «Приключения принца Флоризеля», где воры в панике бросаются бежать, узнав известного бандита в живописном «фотороботе», выполненном абстракционистом.

Все эти, разумеется, очевидные соображения я просто решил освежить в связи с выставкой в Петербурге известного художника-нонконформиста Анатолия Зверева.


Анатолий Зверев. Портрет красными линиями. 1981. Картон, масло:




В петербургском Новом музее Аслана Чехоева открылась выставка графики и живописи Анатолия Зверева (1931-1986) из коллекции создателя московской галереи «Веллум» Любови Агафоновой, из собрания Нового музея Аслана Чехоева и частных коллекций.


Терновый венок. 1964. Холст, масло:




Анатолий Тимофеевич Зверев родился 3 ноября 1931 года в Москве в Сокольниках. Учился у художника-графика Николая Васильевича Синицына, ученика А. П. Остроумовой–Лебедевой. Из Московского областного художественного училища памяти 1905 года, куда Зверев поступил в 1954 году, он был исключен за «богемно-анархическое» поведение. После окончания художественного ремесленного училища получил разряд маляра-альфрейщика – маляра по художественной отделке.

Надо опохмелиться. 1980. Картон, масло:




В 1954 году произошла встреча Зверева с известным коллекционером Георгием Костаки, который первым увидел и оценил талант молодого художника. Несмотря на отсутствие академического художественного образования, Зверев становится активным участником художественной жизни и быстро завоевывает признание. Первая зарубежная выставка художника состоялась в 1965 г. в парижской галерее «Motte». Работы Анатолия Зверева выставляются в Нью-Йорке, Париже, Копенгагене, Вене, Лондоне, Брюсселе. На родине художник постоянно участвует в квартирных выставках, а единственная «официальная» прижизненная выставка Зверева в Советском Союзе состоялась в 1984 году в Горкоме графиков на Малой Грузинской улице – незадолго до смерти художника.

Всадница. 1959.  Бумага, гуашь:




Так вот, возвращаясь к теме восприятия в движении и во времени. Быстрая рука, беглый рисунок, поспевающий за местонахождением точек, несущих узнавание – это «конёк» Анатолия Зверева.  


Портрет неизвестной. 1962. Бумага на оргалите, масло:




Женский портрет. 1969. Картон, масло:




Портрет А.Гогуадзе. 1980-е. Бумага, смешанная техника:




Женский портрет. 1966. Бумага, акварель:




Мужской портрет. 1956. Бумага, смешанная техника:




Портрет Асеевой. 1971. Картон, масло:




Такая же «быстрая рука», перевоссоздающая увиденное – и в пейзажных работах. Образ схватываемого налету в N измерении, плюс, конечно, сам автор, его энергия и своенравный характер – сливаются в картине в общее целое в  результате телепортации, ну примерно как человек и муха в кинофильме «Муха».


Церковь в Комягино. 1981. Холст, масло:




Пейзаж с церковью. 1978. Холст, масло:




Сад в Баковке. 1980. Холст, масло:




Хотя авторы, конечно, решают прежде всего собственные творческие задачи, но всё же зрение художника не так уж далеко, как нам порой кажется, от нашего «обыденного» восприятия. Взгляните мельком на лампочку – закрыв глаза, увидите разбегающиеся светящиеся следы предметов-пятен. Представьте образ родного лица – и он предстанет в вашем подсознании незримыми чертами. Невысказанные, но они – в нас, крепко спаянные с нами. А художник, своими средствами, высказывает спаянное – с ним: эти проекции перемещений во времени и пространстве, этот снег и дождь телепортации чувств…


Дождь. 1959. Бумага, смешанная техника:



Подробнее о выставке и её открытии – ЗДЕСЬ

Выставка Анатолия Зверева в петербургском Новом музее Аслана Чехоева продлится до 24 февраля.






Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире