Есть старый анекдот: покупатель возвращает в магазин ёлочные игрушки, мол, бракованные. 
– А что с ними не так? 
– Не радуют…

Искусство больше, чем искусство. И, кстати, не только в России, как полагал поэт. Если это искусство, конечно. А не просто искусный товар.
Искусство больше, чем жанр, больше, чем «формат». Если художник – настоящий.

Примерно об этом же говорил художник Владимир Цивин на открытии выставки текстиля Татьяны Чурсиновой «Вы можете их знать» в пространстве Мастерской Маши Гончаровой.

Текстиль. Казалось бы, прикладное искусство должно выполнять надлежащие утилитарные функции. Но в руках Автора любой облюбованный им материал, любой жанр и формат превращаются в точку опоры для прыжка и – полёта. И для игры.

В Фейсбуке есть такой сервис: «Вы можете их знать», предлагающий кого-то зафрендить, – рассказала Татьяна Чурсинова о том, как появилась идея новой серии работ. А узнаваемые лица, кроме друзей и прочих окружающих, это, конечно, исторические и сегодняшние лица культуры.


Татьяна Чурсинова. Текстиль, смешанная техника:




На выставке обошлись без подписей, но в выразительной и острой графике текстильных коллажей Чурсиновой легко узнаются не только великие имена, но даже и незнакомые черты «узнаваемы». Вот явно Горький, вот Лев Толстой, а рядом, возможно, паровоз имени Анны Карениной.






Пушкин тет-а-тет с Натальей Гончаровой (или это Анна Керн? судя по порхающей над поэтом музе) – и со своим дальним родственником в бэкграунде…








Считает вёрсты Гоголь… Сурово сдвинув брови, выступает мерилом нравственности и правописания Тургенев...    






Муму, или, скорее, Каштанка, в любом случае, морда знакомая…





Есть у Татьяны Чурсиновой и Чехов, и Достоевский, и Ломоносов, и Омар Хайям, и Бернард Шоу, и Шекспир.





Ну а это, возможно, Винни:




Цветовые отношения текстильных аппликаций Татьяны Чурсиновой нежны и прозрачны, формы лоскутных пятен не случайны, а выразительны, прочитываются чуть ли не как пиктограммы. Но конструктивизм композиций, деталей, графика стежков и текстур искрит юморными коленцами, при этом шутливость наполнена лиричностью с отголосками лубка и наива.




Не знаю достоверно, что и кто стоит за котом, но, к слову о Фейсбуке и прочих социальных сетях, прятаться от мира за котиков у нас дело привычное.







Татьяна Чурсинова на выставке у автопортрета:



Подробнее об экспозиции и открытии выставки Татьяны Чурсиновой «Вы можете их знать» – ЗДЕСЬ


Продолжая тему авторского преобразования декоративности в нечто большее, нечто личное, хочу упомянуть ещё одну выставку этого месяца – Александр Гущин «50х60, 60х50» (живопись) – в выставочном зале Санкт-Петербургского Творческого союза художников (IFA).


Александр Гущин. «Вологда. Ночь». 2018. Холст, масло:




Тональность живописи Александра Гущина плотная, но так же, как у текстиля Чурсиновой, некрикливая, тонкая. Аппликативность мягких пятен и вплетение в композицию шрифта – также обращается к декоративности, в чём-то напоминая технику росписи по фарфору или батик. Для живописи Гущина характерна и динамика, но она не агрессивна, не холодна, а гуманистична и целостна, не смотря на её взрывной характер. В целом мир Гущина – гармоничный и тёплый, не зависимо от цветовой гаммы и экспрессии ритмов.


«Хамина. Переменная облачность». 2017. Холст, масло:





«Я дома». 2018. Холст, масло:





Александр Гущин на выставке:



Полностью экспозиция и открытие выставки живописи Александра Гущина «50х60, 60х50» – ЗДЕСЬ


Поэтичность или юмор, игра или динамический коллайдер, своё, личное, привносимое в тот или иной жанр авторами, делают произведение – да и сам процесс работы над ним – искусством. В этом всём, в этих личных «коленцах» и авторском голосе, проявляется особый смысл, что-то большее, чем «формат».

Что наша жизнь – поэзия, 
пока у прозы отпуск, 
пока у басни кризис, 
пока у песен бизнес…



Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире