Однажды в прошлом веке подруга моей бабушки призналась: «Когда у нас впервые появился цветной телевизор, я внезапно увидела, что весь мир – раскрашен!...»

Человек существо вполне «контекстное», восприятие и даже органы наших чувств очень зависимы от вводных. От телевизора, мнений, точек отсчёта, от координат. Реалистичность восприятия, а тем более искусства – в нашей голове. Когда-то человек представлял себя центром вселенной – как любой ребёнок и сегодня – и обратная перспектива была для него само собой разумеющейся данностью: мир сходился на нём. Или, например, боги и фараоны были великими, рабы мелкими – это представление о масштабе вполне «реалистично» и буквально отображалось художниками той эпохи.

Так что же – мир «раскрашен»? 

Именно такое отношение к цвету демонстрирует и насаждает многочисленная глянцевая, репортажная, туристическая и мобильная фотография, тем более в эпоху всеобщего фотографирования. 

Постаралась и графика компьютерных игр, перечеркнув всё то, что фотография почерпнула из живописи и графики: композицию света, цвета, тона и ритма. Под этим напором цвет и в большом кино, а тем более в «продвинутом», всё больше стал тяготеть к анилиновости, к холодной нейтральности, а то и просто к беспорядочной случайности сериалов и видео, адаптируя общественный взгляд и спрос.

В этом ряду колористических событий характерны судорожные опыты покадровой «раскраски» старых чёрно-белых лент в попытке угодить новым параметрам восприятия – и требованиям зрителя.  

В ответ чёрно-белая фотография и её приверженцы ещё суровей сдвинули брови, внезапно обнаружив себя в работе на сопротивление и получив еще более серьёзное звучание монохромной техники.

Но, разумеется, существуют художники, которые работают с цветной фотографией, не впадая в «раскраску». Каждый по-своему избегает этой девальвации понятия «цвет». Разными способами, но все они обращаются напрямую к основам художественного изображения – к цветовому пятну и графике – как непосредственным объектам творчества. И в «реалистичной» фотографии без обработки – и с применением разнообразных техник преобразования снимков. 

Вот, к примеру, две выставки двух разных по подходам к теме цвета авторов. Одна только что завершилась в Государственной академической Капелле Санкт-Петербурга (Дмитрий Конрадт, «Mezzo voce»), другая открылась в Выставочном зале ЦБС Московского района (Сергей Зизюлин, «Метаморфозы реальности»).


Дмитрий Конрадт. Санкт Петербург, 2017:




Дмитрий Конрадт, известный петербургский фотограф. В 1980-е был фотографом Ленинградского рок-клуба и сотрудничал с рядом музыкальных коллективов («Аквариум», «Кино», «Зоопарк», «Странные игры» и другие) и театров («Дерево», «АХЕ» и другие). Занимался «ручной» чёрно-белой фотографией. Со второй половины 1980-х начал работать с цветом. Как представляет автора Союз Фотохудожников Санкт-Петербурга,  его основная тема – цвет и свет в городской среде. Конрадт считается автором особого подхода к работе с цветом в фотографии под девизом «оправдание цвета».


Дмитрий Конрадт. Санкт Петербург, 2013:




Никита Елисеев, литературный и кинокритик, публицист, отмечает несомненную музыкальность авторского виденья и задач.  

«...музыкальность в том смысле, что в этом отборе нет вообще никакого повествования. Эти картинки не про город, не про архитектуру или места (хотя город и архитектура, и места узнаются с ходу: да, это наше родное – ленинградское, петербургское, петроградское, упорно деклассируемое, да никак не деклассирующееся, сохраняющее гордую стать, даже в рубище), они про что-то внешнее, или внутреннее. Как в музыке. Про то, что с трудом вербализуется или вообще не вербализируется. Про то, что видишь. Видишь и слышишь. И, как собака, понимаешь, да вот сказать не можешь. Такие картинки сильно зависят от того, как смотришь, от того, что внутри, от музыки той, что слышишь. Вот и видно, как много Дмитрий Конрадт ходил «с музыкой в ушах», настраивал своё зрение на то, чтобы поймать вот эти ветки, эту стену, эти окна, весь наш музыкальный город. Трагический, как и всё музыкальное. Только вполголоса трагический, без педалирования. Mezzo voce».


Дмитрий Конрадт. Санкт Петербург, 2013:





Дмитрий Конрадт. Санкт Петербург, 2015:




При всем реалистическом «поводе» пейзажа – объектом изображения Дмитрия Конрадта, разумеется, являются тонкие оттенки световой палитры, текстура деталей как инструменты эмоциональной игры.
Работы – фотоснимки без обработки, часто тонких акварельных гамм, но есть циклы  контрастных ультимативно-геометрических композиций-пятен.


Дмитрий Конрадт. Санкт Петербург, 2017:





Дмитрий Конрадт. Санкт Петербург, 2017:





Дмитрий Конрадт. Санкт Петербург, 2001:




Вячеслав Гайворонский, джазовый музыкант, трубач, композитор, о работах Конрадта:

«Передвигаясь с разной скоростью по лабиринтам забот, причин, задач, мотиваций, нам необходимо всё успеть, чтобы быть успешным… Нужно быстро дойти-доехать-долететь, достать-купить-приобрести, поесть – чтобы всё-таки шагать в ногу со временем, успеть получить в минимальных дозах то, что призвано остановить его теченье… Красота потребления лежит на поверхности всего проявленного, но, сделав усилие, понимаешь, что Она – Настоящая находится в его недрах. Именно об этом мне нашептал цикл нежных, тонких, ускользающих, неуловимо звучащих работ Дмитрия Конрадта».


Дмитрий Конрадт. Санкт Петербург, 2017:





Фотограф Дмитрий Конрадт на открытии своей выставки «Mezzo voce»:




Подробнее об экспозиции выставки Дмитрия Конрадта «Mezzo voce» и ее открытии — ЗДЕСЬ




Другая выставка (Сергей Зизюлин. «Метаморфозы реальности»), только что открывшаяся, представляет автора с иным подходом к преодолению опасности «раскраски мира» и зрительского ожидания этого от фотографии, но так же обращающегося к цвету и ритму напрямик, минуя «обязательства» перед «реальностью». 

Фотограф Сергей Зизюлин на открытии своей выставки «Метаморфозы реальности»:




Это фотографии «обработанные».  Автор не боится ухода также и от «обязательств» перед чистотой фотографического жанра и использует разнообразные техники преобразования изображения.


Сергей Зизюлин. «Сказки леса». Фотоарт:



Работам Сергея Зизюлина присуща очевидная символичность, иногда предметная и почти вербальная, что, порой, проявляется и в названиях. Так в работе «Явление единства противоположностей» почти плакатно предстаёт персонифицированное столкновение живого и останков цивилизации – «зонтиков» сухой травы и покореженной решётки. А, может, это и единство – гибели в общем огне… Нет, всё же тезисность это другой жанр высказывания, в который фотографии Зизюлина не вписываются.


Сергей Зизюлин. «Явление единства противоположностей». Фотоарт:




Елена Григорьянц, искусствовед: «Фотография в данном случае трактуется автором не как отпечаток реальности, а как способ трансформации видимой оболочки изображаемого в его метафизическую сущность»


Сергей Зизюлин. «Знаки Дороги». Фотоарт:




Порой фотоарт Зизюлина совсем уходит в знаковую абстракцию и полностью приобретает свойства рукотворной графики.


Сергей Зизюлин. «Остров иллюзий». Фотоарт:





Сергей Зизюлин. «Рыцарь теней». Фотоарт:




Подробнее об экспозиции и выставке Сергея Зизюлина «Метаморфозы реальности» и ее открытии – ЗДЕСЬ


Рыцари теней, цвета и света выхватывают нашу реальность из «телевизора» замыленных стереотипов виденья и предлагают нам новые спектры, иные углы зрения. Вносят камертон, звучащий настойчиво, или же вполголоса, без педалирования, mezzo voce… внезапно, как луч сквозь паутину рутинности, оправдывающий наши ожидания.







Комментарии

4

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


saamov Григорий Сомов 06 июня 2018 | 14:43

Спасибо, интересно.


velizara_eliseeva 06 июня 2018 | 19:02

"Хрупкие цветы отличия, чтобы существовать, нуждаются в полутени".
Клод Леви-Стросс.


echo_fil 06 июня 2018 | 19:49

Последний абзац впечатляет :)
-- "...оправдывающий наши ожидания"
Рановато делать выводы. Во-первых, ожидания никто не изучал. То бишь, о них ничего не известно. Стало быть, неизвестно - оправдаются или нет.
Для меня, к примеру, второй автор работает в технике, которую я бы художественной фотографией не назвал.
На мой взгляд, особенность фотографии в том, что изображение получается на носителе (не важно каком) непосредственно. Часто такое изображение называют "остановленное мгновение". Тут важно, по-моему, что зритель ПОДСОЗНАТЕЛЬНО понимает, что это реальное изображение, а не фантазия художника! И вот это самое ПОДСОЗНАТЕЛЬНОЕ чувство и есть ОСНОВНОЕ отличие фотографии от других видов изобразительного искусства. Именно поэтому я считаю, что коллаж, мультиэкспозиция, фотошопные художества и проч. - не являются фотографией, потому что разрушают этот момент "остановленного мгновения".


nicolay_simonovsky Николай Симоновский 06 июня 2018 | 20:12

"оправдание цвета" и "оправдание надежд" - это было не про отношения автора и зрителя. А зрителя мира.
Ну а право и желание оценивать и классифицировать (даже встречное на пути дерево или в небе облако) - вместо зрения и восприятия - никто не собирался отнимать и никогда не отнимет)

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире