Сегодня многие культурные заведения стали больше, чем их основное предназначение: библиотеки, мемориальные музеи, филармония и другие музыкальные залы – стремятся быть центрами просвещения, охватывая разные области интересов различных слоёв публики.

Подхватив (в 1989 году) культуртрегерское дело петербургского Музея Ф.М.Достоевского, легендарного центра, в том числе и андеграундной культуры того времени, продолжающего и сегодня интерактивную творческую активность, Музей Анны Ахматовой в Фонтанном доме ныне стал одной из знаковых питерских площадок пересечения культурных интересов и инициатив. Выставки, чтения, презентации, лекции, театральные постановки, концерты и летние фестивали в Фонтанном саду, привлечение к организации мероприятий художников, литераторов, искусствоведов, музыкантов разнообразных направлений и сфер – это мощное «фонтанирование» идей и воплощений возможное, конечно, благодаря коллективу энтузиастов и личностям, их сплачивающим. 
 




Недавно в одном из помещений Музея Анны Ахматовой в Фонтанном доме состоялась презентация нового издания романа Саши Соколова «Школа для дураков» (Издательство «Азбука»,  серия «Больше, чем книга», 2018) с иллюстрациями петербургского художника Арона Зинштейна.  
  




Такие издания, как это – тоже своего рода площадка пересечения. Столкновения двух Авторов: писателя и художника. Соединение творческих стихий рождает самостоятельный театр: не просто иллюстрирование текста, а диалог, авторское прочтение, ценное как вещь в себе. В Петербурге нишу авторского прочтения литературы художниками давно занимает другое издательство – «Вита Нова», но и издательство «Азбука» представило такой проект.





Сбивчивый, сновиденческий поток сознания, свойственный «Школе для дураков» и ее персонажу, блуждающему в реалиях и перипетиях утлого, а временами беспощадного советского бытия, в «голосе» гуашей Арона Зинштейна неожиданно приобретает единство и тепло. Пятна-"кадры", словно в фильмах Иоселиани, внезапно сплетаются в целостный пейзаж, в звучащую ноту, в шляпу, повешенную на гвоздь (как в к/ф «Жил певчий дрозд»). Но тональность эта не щемящая, как в упомянутом кино, а душевно приручённая. Арон Зинштейн «обживает» действительность и время, рассыпанные писателем. Да и сами его гуаши, свободные и непосредственные, «детские» (как сознание персонажа романа), прорастают и распускаются на случайно попадающихся обрывках листов, поверх рекламных шрифтов, на оберточной бумаге… Именно – «из какого сора».











Акупунктурная игра тёплых и холодных клякс, просвечивающих друг в друге, брызги яркого в сером – преображают «неряшливый» хаос, делая общее звучание живым, задевающим, родным.











Раз уж возникли параллели с киномирами, замечу, что буффонадность цветовых вспышек и гротескность образов Зинштейна в контексте книги временами оказываются чем-то сродни филиниевской пугающей и соблазняющей магии, сюру (присущему и повествованию), иллюзорности, скрывающей подмену в мире, помпезно обставляющем свой абсурд.











Кстати, и презентация книги прошла бурно и «непосредственно». Тон обсуждению задал литературный критик Никита Елисеев: прежде чем отдать должное Саше Соколову как культовому явлению эпохи, он  сделал несколько категорических заявлений и весело спровоцировал публику на дискуссию.

Арон Зинштейн и Никита Елисеев:



Арон Зинштейн, Галина Соловьёва (редактор издания, «Азбука»), Никита Елисеев и Алексей Дмитренко (главный редактор издательства «Вита Нова»):






Больше, чем книга, больше чем иллюстрация, больше чем музей… Как говорится в другой книге, чтобы остаться на месте, нужно быстрее бежать. Чтобы – осталось. Больше включаться, делать «своим» – чтобы было больше, чем хаос. Больше, чем время... 
 



Подробнее о презентации и книге — ЗДЕСЬ





Комментарии

3

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

wowagera 21 февраля 2018 | 15:11

Интересно..Почитаем Школу для дураков..Песня о дураках мне нравится..


nicolay_simonovsky Николай Симоновский 22 февраля 2018 | 00:48

опечатка, пардон: феллини)


mts2013 22 февраля 2018 | 06:36

Сначала ради интереса прочитала текст книги на фотографиях. "Глаза ветреной лани", "съесть муху на спор", "раздеться догола")
Затем нашла текст (отрывок) в Интернете. На одной странице описаны сразу три смерти по разным причинам. Что это. Поток мутного сознания или страх смерти.
У людей психически больных или слабоумных скорее всего отсутствует инстинкт самосохранения, поэтому они и нуждаются в постоянном присмотре.
Тяжелое произведение. Какая необходимость специально погружать себя в состояние сумеречного сознания. Чтобы плутать в потемках, натыкаясь на мебель, углы.
Людям, возможно, хочется спрятаться от внешнего мира. Поэтому и первооткрывателями, первопроходцами в той или иной сфере могут быть далеко не все, а только люди смелые и одержимые.
Читать книгу не буду.

Автору блога спасибо!)
Интересно было посмотреть и рисунки и на представителей богемы (по ссылке).

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире