13:27 , 25 февраля 2020

Авторские права, звук и арифметика

             В 30-60 миллионов рублей оценили фонотеку «Мелодии» – то есть национальный звуковой архив нашей страны с 1910 года — некие безымянные «топ-менеджеры звукозаписывающих студий и аудиобрендинговых компаний». И досталась она юной компании Формакс, которая поставляет фоновую музыку барам, ресторанам и кафе. «Создайте притягательную атмосферу и увеличьте средний чек», «Гарантия легального использования и справедливое авторское вознаграждение» — так зазывает клиентов-рестораторов ее сайт – Fonmix.      

          Бросим поверхностный взгляд на звуковые  богатства «Мелодии»:«По волне моей памяти» Давида Тухманова, концертный альбом Пола МакКартни «Снова в СССР», «Бременские музыканты», «Наутилус Помпилиус», «АССА», «Алиса в стране чудес», Владимир Высоцкий, Ансамбль Мелодия п/у Георгия Гараняна, «Гайя», «Орэра», Муслим Магомаев, «Аквариум», «Машина времени» Андрея Макаревича, Алла Пугачева, Ротару, Рихтер, Ойстрах, Шаляпин, Ленин, Маяковский, Толстой, Пастернак, Зощенко, Ахматова, Хрущев, Гагарин…  — вся история Отечества в звуке.  

          И эти сокровища стоят 30-60 миллионов? По цене стометровой квартиры на Карамышевской набережной? Делим 45 миллионов(среднюю цифру) на 240 000 (количество записей) и получаем 187,5 рублей за одну запись. 

          Господа оценщики! Что-то не так либо с Вашей квалификацией, либо с Вашей совестью. Что вы оценивали? Болванки? Физические носители, которые стоят на полочках фирмы «Мелодия», действительно, могут стоить по 187 рублей за штуку. А содержание, голоса и музыка, что звучат на них – нет. Это не собственность Росимущества и не собственность «Мелодии». Это собственность авторов, исполнителей, их наследников, а по истечении 70 лет – народа. И хотя ни Маяковский, ни Толстой против этой торговли возразить не могут, по закону их голоса — национальное достояние и не могут быть предметом торга. 

            История с продажей «Мелодии» непроста. И то, что национальный звуковой архив продан вместе со зданиями и названием, как бесплатное приложение, и, как указывается, со всеми правами на архив, вызывает много вопросов и к продавцам, и к покупателям, и к юристам по авторскому праву.

            Что значит «со всеми правами на архив»? На каких условиях продана фонотека? Берет ли компания обязательства по сохранению архива? Есть у компании Формакс квалификация и ресурс, чтобы грамотно вести эту работу? Как новый владелец будет взаимодействовать с авторами и правообладателями? Ведь он не может распоряжаться контентом без очистки авторских прав. Вопросы задаю не только, как журналист, но и как правообладатель.

           Почему государство не проявило интерес к сохранению государственного статуса легендарного звукозаписывающего брэнда, входящего когда-то в шестерку крупнейших мировых компаний – прибыльной фирмы «Мелодия»? Ведь при годовой выручке в 54 миллиона рублей «Мелодия» всего за шесть лет могла отбить 329 миллионов, за которые ее продали. И главный вопрос: почему звуковая история нашей страны не на государственном хранении?

        Есть у кого-нибудь ответы? Кроме Росимущества, конечно, которому срочно понадобились 329 миллионов рублей.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире