07:37 , 27 января 2013

«Советские власти не знают, что делать с Высоцким»

США, Нью-Йорк, 1976 год, ведущий программы «60 minutes» подчеркивает, что «советские власти не знают, что делать с Высоцким

Трудно не согласиться с ведущим программы. Власть большевиков и чекистов так и не решила на какую социальную полочку и в какую стукаческую анкетку запихнуть им имя Владимира Семеновича Высоцкого. Артист, хулиган, поэт, антисоветчик, патриот, певец, алкоголик, любимец народа? Нет, все это никуда не годилось. Не умещался Высоцкий ни в одно бюрократическое Прокрустово ложе при жизни, да и сейчас плохо умещается. Ясно одно — был он свободным человеком и позволял себе жить так, как ни один советский человек не мог и не умел. Поэтому власть пыталась Высоцкого как бы игнорировать, ни на секунду при этом не спуская глаз с неблагонадежного объекта наблюдения. Он слишком рано все понял про СССР и про светлый путь к коммунизму: «Сколько лет счастья нет, впереди — всё красный свет». И этого ему не простили. Не зря чекисты и сегодня не дают мира его праху, посмертно объявляя его то собственным агентом, то еще чем-нибудь.

Его стихи, песни и цитаты из фильмов знала наизусть буквально вся страна, они разошлись на народные поговорки, при этом ему высочайше не было позволено напечатать ровно ни одной строчки! Он не был принят ни в один творческий союз. Замечательный артист театра и кино — формально он не был даже «заслуженным» и не получил при жизни ни орденка, ни медальки, ни захудалого латунного значка, ни хотя бы державного похлопывания по плечу. «Меня к себе зовут большие люди, чтоб я им пел «Охоту на волков». Может, и звали, может, и пел, но дальше все погружалось в свинцовую вату брежневского застоя. Что оставалось делать свободному человеку? Спиваться или уезжать из любимой страны. Высоцкий регулярно делал и то, и другое: «Безвременье вливало водку в нас».

Жена — во Франции, друзья — во Франции и США, коллеги — в Москве. И это в период маразматического бубнения генсека на трибуне, это во времена, когда за чтение «Архипелага ГУЛАГ» полагался реальный тюремный срок! В годы абсолютного всевластия КПСС-КГБ Высоцкий умудрялся жить и любить не одну, даже не три страны, а сразу весь мир. Принадлежа миру, но оставаясь русским поэтом. Приезжая в Нью-Йорк на гастроли и к Михаилу Барышникову, Высоцкий здесь познакомился с изгнанником-лауреатом Нобелевской премии Иосифом Бродским, который дал очень высокую профессиональную оценку поэзии Высоцкого. Позднее И.Бродский добавил: «Потеря Высоцкого — потеря для русского языка совершенно невосполнимая».

Добавим от себя, что и потеря такого человека, как Владимир Высоцкий — это невосполнимая утрата как для России, так и для всего человечества. Без фальши, лжи и пафоса Высоцкий пел о самом важном в жизни каждого человека. Настолько важном, что окончательного слова для этого еще не подобрано..

«Он пока лишь затеивал спор,
Неуверенно и неспеша;
Словно капельки пота из пор,
Из-под кожи сочилась душа.»

Владимир Высоцкий — Уйду я в это лето…



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире