17:29 , 11 ноября 2009

Два существенных момента в восприятии пандемии «свиного» гриппа

Уважаемые читатели!
Мне как врачу и иммунологу в связи с охватившим население страхом перед пандемией «свиного» (которым настоящие свиньи не болеют), мексиканского или калифорнийского (по географическому происхождению штамма) гриппа кажутся загадочными и примечательными два факта.

(1)
Объявление ВОЗ ПАНДЕМИИ нового гриппа уже сейчас представляется преждевременным и зависимым от неких причин, прямо необусловленных всемирным здравоохранением.

Тут, как мне кажется, налицо семантическое (понятийное) недоразумение.
В общемедицинской лексике ПАНДЕМИЯ (от греч. πανδημος – всеобщий, всенародный) означает, прежде всего, МАССОВОЕ распространение эпидемического инфекционного заболевания с высокой летальностью в пределах нескольких стран или континентов.

В актуальных дефинициях пандемии по ВОЗ чрезвычайно важные характеристики массовости, всеобщности и всенародности ОПУЩЕНЫ.
После выделения в ряде стран миллиардных ассигнований на создание новых вакцин и на усиление борьбы с новым гриппом причина такой семантической революции стала очевидной. Но таким образом создан проблематичный прецедент. Теперь любая сезонная эпидемическая вспышка гриппа, независимо от числа случаев заболевания и летальности, зарегистрированная в ряде стран на нескольких континентах, может быть объявлена ПАНДЕМИЕЙ, поскольку население планеты давно живёт в условиях интеграции, прежде всего транспортной. Авиаперелёты, как можно было наблюдать, моментально разносят гриппозную инфекцию по всему миру.

Возникает наивный вопрос: объявили пандемию, а где меры эпидкарантинизации?
Их нет. Даже сквозная автомагистраль, напрямую соединяющая Мексику, США и Канаду не была перекрыта. Может быть, власти предержащие считают, что пандемии, на самом деле, нет? А идёт привычная сезонная эпидемия, при которой 99,5% заболевших выздоравливают, 0,5% погибают от осложнений и от неоказания своевременной квалифицированной медицинской помощи.

(2)
Поверхностные группоспецифические антигены вируса гриппа А – H1 и N1 – выявляются антителами.
Эти антигены имеются и у штаммов сезонного гриппа, давно циркулирующих на планете. Один из таких штаммов, подобный А / Брисбен / 59 / 2007 (H1N1), используется при приготовлении вакцин против сезонного гриппа. Штаммы нового (мексиканского или калифорнийского) гриппа также имеют поверхностные антигены H1 и N1.

Согласно иммунологическим представлениям, H1N1-специфичный иммунный ответ должен защищать и от нового гриппа. Однако все гриппологи в США (ВОЗ, CDC) и России уверяют население, что защита от нового гриппа вакцинами против сезонного гриппа не создаётся. Следовательно, H1N1-антигены штаммов сезонного гриппа и H1N1-антигены штаммов нового гриппа – не одно и то же.

Опять, проблема семантики (названия).
Если это правда, то вся концепция протективной активности субъединичных гриппозных вакцин (Гриппол, Гриппол +, Инфлювак, Агриппал и т.п.) ставится под сомнение. Ведь эти вакцины представляют собой суперочищенные антигены H1 и N1. И надо вернуться к Сплит-вакцинами (например, Ваксигрипп), содержащим дополнительные антигены или к живым (аттенуированным), содержащим все антигены вируса гриппа. Представительных эпидемиологических исследований, сравнивающих заболеваемость и смертность от нового гриппа среди привитых и непривитых вакцинами от сезонного гриппа, я не нашёл. Но имеются косвенный факты, указывающие на существование устойчивости к новому гриппу в группах лиц среднего и пожилого возраста, которые были вакцинированы против сезонного вируса А(H1N1) или переболели таким сезонным гриппом и содержат в крови антитела H1N1-специфичности.

В этом смысле, всячески внушаемое населению упование на эффективность новых субъединичных вакцин представляется лишь благим пожеланием.
Ни в одной стране не было, а в России по причине малой заболеваемости и не могло быть, клинических испытаний эпидэффективности новых вакцин. Проведены лишь испытания на добровольцах, доказывающие отсутствие реактогенности (выраженных побочных реакций) и наличие ответа (образование антител H1N1-специфичности, что в данном случае лишь суррогатный показатель эффективности, но не доказательство реальной эпидэффективности).

Разумеется, начавшаяся вакцинация групп риска против нового гриппа – это благое дело, но она, во-первых, не массовая, а, во-вторых, её успех находится скорее в области виртуальных надежд, а не реальных доказательств.
Тут гриппологи и население едины в психологических мотивах: «Надо что-то делать!».

При этом, как мне кажется, не надо забывать, что профилактика и предупреждение грядущих бед исконно и всегда избыточно.
Такова природа массовой психологии человека.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире