nataliagraz

Наталья Грязневич

11 января 2019

F
Сегодня ночью на сайт od.spb.ru пришла тысячная заявка на участие в муниципальных выборах.
Это означает главное — интерес к муниципальной кампании у петербуржцев есть, хотя далеко не все представляют себе, что такое работа в муниципальном совете. Да, больше половины тех, кто регистрируются на сайте — новые для городской политики люди. Их мотивация — сделать небольшое усилие для того, чтобы сдвинуть политическую ситуацию в городе с мёртвой точки.
Полностью сфальсифицированные муниципальные выборы 2014 года привели к закономерному результату — в местные депутаты избрались не просто чужие, но вообще далёкие от интересов избирателя люди, воспринимающие депутатскую нагрузку как обузу или иллюзорную возможность подсобить своему бизнесу. Как следствие, петербуржцы как не участвовали в местном самоуправлении, так и не участвуют. А депутаты ноют, что избиратели их не ценят, а только ходят жаловаться. Правильно, по-другому и не будет, пока депутаты не начнут сами своих избирателей ценить.
Мы и хотим эту ситуацию изменить. Мы зовём в проект «Объединённые демократы» независимо мыслящих петербуржцев демократических взглядов, которые готовы разобраться в муниципальной бюрократии и стать для своих соседей депутатом шаговой доступности, примером приличного человека во власти, который может не так силён в аппаратной борьбе и бюджетных хитростях, но зато является не формально, а по сути представителем избирателя в самом близком органе власти.
Сегодня большинство заявок приходит от жителей северных районов города — Выборгского и Приморского, но очевидно, что далеко не все из них дойдут до избирательных комиссий, поэтому если вы раздумываете, но видите, что в вашем районе и так много кандидатов — всё равно регистрируйтесь на od.spb.ru. Сильные смелые самостоятельные кандидаты очень нужны!
От вас: готовность посвятить лето избирательной кампании и найти деньги на печать материалов (листовки, визитки, плакаты). От нас: помощь в подготовке документов, дизайне, формировании команды, контакты сторонников для сбора подписей, поддержка и реклама вас как кандидата проекта «Объединенные демократы» в течение всей кампании.
Петербуржцы, ждём вас! Уже пора! od.spb.ru

Хочу рассказать о петербургском проекте «Объединенные демократы» (od.spb.ru). Многие за последние дни услышали о  нём впервые. Ссоры федеральных политиков – отличный повод рассказать, как и что на самом деле (ссора – тут, еще упомяну в конце).

Год назад всех ошеломил успех оппозиции на муниципальных выборах в Москве. Тогда независимые кандидаты получили больше 250 мандатов, и  впервые была посрамлена установка многих людей демократических взглядов: на  выборах в России победить нельзя, не стоит и пытаться.

Депутат – это принципиально иной статус в оппозиционном движении. И несмотря на скудность полномочий, он позволяет людям получить реальную власть, мандат на работу с избирателями и возможность делом доказывать, что мы лучше действующей власти. Посмотрите на Илью Яшина, Константина Янкаускаса, Юлию Галямину, Андрея Морева. Будучи обычными активистами и членами политсоветов партий, они бы не были так эффективны. Статус депутата – это доверие избирателей, это цитируемость в СМИ (одно дело какой-то уличный активист скажет, что Путин не прав, а когда депутат — это уже новость).

Конечно же, в Питере сразу все задумались, как бы повторить такой успех в 2019 году и заполучить вдобавок к оппозиционной фракции в  Заксобрании еще и несколько десятков-сотен независимых мундепов. В 2014 году мы  уже пытались. Но тогда меня и других кандидатов просто вышвырнули из гонки, половину не зарегистрировав по беспределу, а остальных задавив фальшивым досрочным голосованием.

Мои соратники, с которыми мы вместе баллотировались в 2014, – Андрей Пивоваров, Сергей Кузин, Сергей Виниченко, Андрей Давыдов – решили начать готовиться к выборам 2019 года как можно скорее, максимально использовав московский опыт. Все понимали, что такого фарта, как в Москве, у нас не будет: там мэрия вообще на выборы забила и никто оппозиции не мешал. А в Питере муниципалы – часть организма Единой России, многоголового дракона, захватившего город. На  помощь пришёл Дмитрий Гудков, он поделился технологией и софтом, который использовался в Москве.

У ребят не было желания делать свой личный или монопартийный проект, тк  оппозиция в Питере многопартийна. У нас есть Оксана Дмитриева и Партия Роста, у  которой отличная поддержка во Фрунзенском районе, есть Максим Резник, беспартийный, который давно работает на Васильевском острове. Есть Борис Вишневский из Яблока. Есть Марина Шишкина, глава Справедливой России, за  которую лично я голосовала, которая была отличным депутатом от Приморского района. Есть Саша Шуршев, беспартийный, который был депутатом в  Екатерингофском, а сейчас работает в штабе Навального. Все мы вместе стояли на одной сцене в защиту Исаакиевского собора, подписывали петицию за  отставку Полтавченко, выступали на митинге памяти Бориса Немцова. Естественно, Пивоваров предложил всем вместе запустить и муниципальную историю.

Так родился проект «Объединенные демократы». Исходя из названия, мечтой было объединить вообще все демократические силы города, ведь по-настоящему объединенный проект может убедить петербуржцев, что это реально стоящая история, а не просто междусобойчик оппозиции. Нам не нужно 2-3 депутата. Нам нужно 200-300 с квалифицированным большинством в нескольких муниципалитетах. Объединение хорошо еще и тем, что технологической платформы московского типа в  Питере нет ни у кого. Да и людей в районах, по большому счёту, ни у одной партии нет. Вложиться одной командой в качественный проект с хорошим софтом и  привлечь новых активных людей в политику под объединенный бренд выглядит более эффективным усилием, чем идти каждый своей партией или микрошколой.

С мечтой о полном объединении расстались довольно быстро. На  предложение объединиться уклончиво ответили в Яблоке, но там был внутренний конфликт и было не до муниципалки. А сейчас к ним пришёл Максим Кац. Жаль, что он решил делать проект только с Яблоком. Если бы он вошёл в общий штаб и помог бы сделать общеоппозиционный проект, это дало бы настоящую синергию, и  случилась бы муниципальная революция. Но он зачем-то транслирует идею, что только Яблоко – настоящая оппозиция, на что в Питере смотрят с улыбкой. А мы с  разочарованием.

Тем не менее, лучше два хороших проекта, чем ни одного.

Сейчас у «Объединенных демократов» уже более 700 заявок на  участие в выборах. С кандидатами постоянно на связи наш штаб. Мы проводим лекции и семинары. Опытом приезжали делиться московские депутаты. Многие из  кандидатов уже ведут работу в округах. Штаб бесплатно предоставит независимым кандидатам конструктор для генерирования документов на выдвижение, подписных листов, сервис по проверке подписей, конструктор листовок и газет. Обычно на  плечи кандидата ложится огромный административный груз: надо следить за объявлением выборов, собирать бумажки, искать правильные формы документов, потом париться с  печатью агитации, с дизайном. Мы сделаем всё, чтобы снять с кандидатов всю бюрократическую работу, чтобы он смог посвятить время общению с избирателями, ведь только от этого будет зависеть его результат.

Уже в ноябре мы запустим личные кабинеты, где будут первые задания для будущих кандидатов. В декабре-январе запустим Школу, где успеем затронуть как особенности муниципального управления, так и вопросы предвыборной кампании: поквартирного обхода, агитации, сбора подписей. Мы специально начали заранее, чтобы у кандидатов было больше времени на погружение в тему, и они были более подготовленными к реальной работе в советах. Нам не нужны кандидаты разово для красивой картинки. Нам нужны люди, которые будут реально работать и  вкладываться в кампанию и потом в депутатскую работу и доносить ценности демократии до жителей.

Теперь немного о плохом.

Вчера разгорелся конфликт из-за того, что Ксения Собчак в интервью на Дожде заявила, что проект «Объединенные демократы» запустила она. Для красного словца Ксения регулярно повторяет это. Но к запуску проекта она не имела никакого отношения. В феврале никакой Партии Перемен вообще не существовало. Единственный москвич и федеральный политик, кто участвовал в запуске, был Дмитрий Гудков. Но не как лидер партии, а как лицо муниципальной кампании в  Москве.

К сожалению, вчера некорректное высказывание Собчак стал тиражировать Навальный. Скорее всего, он просто хотел лишний раз пнуть Собчак, но она думаю даже не прочитала, а вот «Объединенным демократам» досталось. Кандидаты стали задавать вопросы: «а правда, что мы проект Собчак?», приходилось каждому объяснять, что это не так. Спасибо Дмитрию Гудкову, который оперативно дал опровержение.

Подводя черту под темой, чей это проект – «Объединенные демократы». Это надпартийный проект. Он общий и ничей одновременно. Это технологическая и образовательная платформа, над которой работают петербургские политики, технологи и активисты из разных оппозиционных партий и движений. Проект бесплатно предоставит кандидатам помощь в ведении кампании, подаче документов и агитации. Проект поддерживают следующие движения и партии: «Открытая Россия», «Парнас», «Партия Перемен», «Партия Роста», «Справедливая Россия», депутаты Законодательного собрания Максим Резник, Михаил Амосов. Мы находимся в союзнических отношениях со штабом Навального, партией Яблоко, несмотря на то, что они будут делать свои муниципальные кампании. Мы сделаем всё от нас зависящее, чтобы делать объединенные списки в округах, где будут представители разных партий.

Муниципальный выборы – это наш шанс вывести оппозицию и  гражданское общество Петербурга на новый уровень. Местное самоуправление – это власть людей для людей. Это возможность каждому активному жителю направить свою энергию на созидание.

Присоединяйтесь! Мы не про партию, мы про людей. Сайт проекта: od.spb.ru

06 августа 2018

Розочки от ФСБ

Если вы занимаетесь политической или правозащитной работой, обязательно прочитайте, такое может произойти с любым.

В пятницу утром мне позвонили в дверь. Как человека, дважды пережившего обыски, меня пугают нежданные звонки. К тому же мой адрес в Москве почти никто не знает.
В глазке я увидела мужчину с букетом цветов. Он не был похож на курьера, еще менее — на поклонника. Впрочем, участкового или эшника тоже не напоминал. Поняв, что он скорее всего один, я решила открыть.
Букет роз держал опрятный мужчина лет 45. Спокойные глаза, мягкая улыбка. Совершенно незапоминающаяся внешность.
— Здравствуйте, Наталья.
Если бы я верила в чудо, то подумала бы, что небеса послали мне жениха.

Наш диалог был странным. Я в панике выясняла, кто он и откуда у него мой адрес. Он был спокоен, улыбался, отвечал очень мягко и уклончиво, давая понять, что знает обо мне больше, чем я думаю, и постоянно пытался вручить букет.
Потом он предложил продолжить беседу за кофе. «Вы ведь, кажется, очень любите кофе» — сказал он, слегка прищурившись.

Мы договорились встретиться чуть позже днём. Там мой собеседник признался, что является сотрудником ФСБ. И предлагает мне дружить. В понимании органов «дружить» означает встречаться раз в неделю и рассказывать о своей работе: куда ездишь, с кем встречаешься. Особенно моего визави интересовали зарубежные командировки.

Мы беседовали около часа. Собеседник обволакивал меня своей подчеркнутой галантностью, предлагал то коктейль, то мороженое, улыбался и шутил, уговаривал дружить, сулив надежную защиту («Вы же понимаете, что дальше все будет только хуже, а Ваши адвокаты — они не защитят Вас, они ненадежные, а мы — защитим», «Вам сильно досталось во Владивостоке, мы можем сделать так, что в отношении Вас это прекратится»), карьеру («с нами Вы можете забраться высоко, а так Вас ничего хорошего не ждёт»), приятное общение и опеку («Вы были в Большом театре? Давайте сходим, можете мне полностью доверять, я всегда буду с Вами. А цветы, не подумайте — это от меня лично»).

Я отказывалась, ссылаясь на то, что информатор из меня никакой — всё разбалтываю в два счёта, и наше общение моментально станет всеобщим достоянием: либо проговорюсь сама, либо вычислят опытные коллеги. Он продолжал улыбаться и предлагал попробовать.

Тогда я перешла к аргументам принципиальным: мне не нужна личная безопасность, когда на моих друзей давление продолжится, к тому же он предлагает мне стать стукачом, которых в моем круге называют «подментованными», и я перестану себя уважать, если соглашусь на это. Он повторил, что так мне будет безопаснее.

Я поняла, что разговор теряет смысл. Мне захотелось поскорее закончить, но так как я не находила в себе сил просто встать и уйти, я перешла к идеологическим аргументам: дружить с ФСБ означает помогать репрессивной системе, которая ломает жизни людей. Он предложил ещё воды.

Я ушла, отказавшись пообещать ему никому не рассказывать о нашей встрече, хотя он намекнул, что огласка может мне навредить. Но если он действительно так хорошо меня знает, как говорит, то, как он мог подумать, что я пойду встречаться с ним, никому не рассказав? Если он так давно за мной наблюдает и так хорошо знает мою биографию, то как он мог предположить, что я, воспитанная в семье диссидентов, много лет занимающаяся публичной политической активностью, смогу вот так, после одной встречи с чужим мне человеком, взять и перечеркнуть всё то, что для меня важно: репутацию, самоуважение, ценности и идеалы. То, ради чего я вообще-то выбрала не самый легкий в жизни путь и рискую прожить всю жизнь под страхом репрессий и никогда не увидеть той России, за которую я выступаю.

Безусловно, я не единственная, к кому эти люди пытаются найти подход. И я пишу этот текст не только для того, чтобы отвадить ФСБ от дальнейших неформальных контактов со мной, но скорее для тех, кто уже столкнулся или еще столкнется с попыткой таких контактов. Я на себе ощутила обаяние вербовщика, и я надеюсь, что мой подробный рассказ поможет понять, как в такой ситуации не наделать глупостей.

1) Скорее всего сама ситуация контакта будет очень неожиданной, собьет Вас с толку. Это не менты, которые ловят на улице и кладут лицом в пол. Это интеллигентное приветствие, комплименты и галантность. Но суть — та же.

2) Давайте при первом же разговоре четкий отказ от сотрудничества. Не пытайтесь их перехитрить. Они не идиоты. Они делают эту работу много лет. Поняв, что вы играете, они вас накажут.

3) Ничего им не обещайте. Если потом обманете — вы ненадежный, считай предатель. С такими поступают плохо. Пообещав хоть что-то, вы вступаете в игру.

4) Расстаньтесь с иллюзией, что ФСБ — это серьезные ребята, а не отбросы из «центра Э», не изверги из ФСИН, и не простоватые оперативники из отдела полиции. Это серьезные ребята, но они тоже часть отвратительной репрессивной машины, которая уничтожила Магнитского и Алексаняна, отняла 10 лет жизни у Ходорковского, уничтожает Сенцова, Анну Павликову и десятки других политзаключенных. Все эти заведения работают на один процесс — уничтожение свободы, прогресса и цивилизации. Помогая им, вы становитесь частью этой машины. Вы не можете в рабочее время быть правозащитником или политиком, а в нерабочее помогать тем, кто уничтожает права и политические свободы. Если не можете устоять, лучше смените профессию.

5) Помните, что вы для них — рабочий инструмент, как жучок, который подсовывают в чужой дом. Если жучок обнаружат и выкинут — они найдут новый получше. Им наплевать на вас, они хотят получать информацию о людях гораздо более значимых, чем вы. Не надо представлять себя важным участником шпионского сериала. Вам предлагают стать стукачом и шестеркой. Таких не уважает никто, в том числе ваши временные друзья.

6) У них может быть на вас компромат. Но не думайте, что работа на них вас спасёт. Если информация уже у них в руках, передача её следствию или телеканалам – дело времени.

7) Если обещают карьеру, то вспомните, что Никите Белых тоже сделали в своё время хорошее предложение. Но главное, как писал Довлатов, ты «вечно будешь подлецом, даже если тебя назначат старшим лейтенантом»

Признаюсь, эта ситуация меня сильно напугала. Я не параноик, но страшно снова услышать звонок в дверь. Я понимаю, что эти люди сильнее меня. Я не знаю, где они, а они знают, где я. Но я не обманывала их и ни о чём не договаривалась. Надеюсь, что они больше меня не побеспокоят.

А если вы поможете распространить эту информацию, то может стукачей в наших рядах станет меньше.

2962708

Оригинал

Если помните, пару лет назад была серия атак на оппозиционеров в Питере. Кому-то машину сожгли, кого-то избили. Уголовное дело завели, но расследование ни к чему не привело пока. Своими силами активисты и журналисты тогда выяснили, что следы ведут к структурам повара Путина Пригожина. Это человек, который берет на себя всю грязную работу Кремля: от войны в Сирии и вмешательства в выборы в США до избиения оппозиционеров.

По сети на пригожинских сайтах и группах вконтакте гуляют списки «врагов народа» с фотографиями и домашними адресами активистов. Олег есть в таком списке. Не хочу нагнетать, но всем, кто находит себя в подобных списках, надо быть осторожнее. Хотя не очень понятно, как уберечь себя от нападения наёмных гопников у дверей квартиры.

За последнее время в Питере было несколько нападений на активистов и правозащитников. Очень не хочется верить, что это какая-то новая волна.

Оригинал



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире