Коллеги попросили высказаться о редакционной статье в британском The Economist «Барон Собянин. Мэр Москвы подавляет конкуренцию, но преображает свой город». (В русском переводе «The Economist (Великобритания): московский мэр подавляет состязательность, но меняет облик столицы»). Не очень понятно, почему inosmi.ru не поставили исходное переложение, видимо, постыдились эпитета «Барон Собянин», хотя сравнение было не с баронами-разбойниками или антинародными носителями этого титула времен Гражданской, а с парижским реноватором бароном Османом (Georges Eugene Haussmann), но перевели, вернее, перепечатали, насколько хватило смелости.

Статья противоречивая. Нет, не перипетиями личности Сергея Собянина, а тональностью публикации. Подумать только: британцы отмечают положительные изменения в облике российской столицы или, как выразился главред «Эха» Алексей Венедиктов, «сжав зубы, признают, что раньше было хуже, а теперь лучше». При нынешней российско-британской фронде это чуть ли не ода, панегирик.

Другой парадоксальный аспект, бросающийся в глаза мне как экономисту, заключается в том, что британцы то и дело скатываются к валовому региональному продукту или ВРП, «заводам и фабрикам», сравнивая ВРП Москвы с Нидерландами. (Вообще-то в тексте еще хлеще: не ВРП, а ВВП, то есть общенациональный экономический показатель, но спишем этот огрех на непрофессионализм британских журналистов).

Отсюда главное несоответствие: мэр работает в первую очередь для конкретных жителей города, а не для абстрактной экономики.

Впрочем, констатация позитивной трансформации социального самочувствия время от времени все же пробивается. «Москва стала «гостеприимной и комфортной», «самые масштабные со времен Сталина преобразования в российской столице», «мэр переделал и обновил множество парков, заново замостил сотни улиц, построил десятки станций метро и новую линию для городских электропоездов. Коммунальное хозяйство шагнуло в цифровую эпоху». И как квинтэссенция – комментарий Юрия Сапрыкина, утверждающего, что «Собянин войдет в историю как деятель, ничем не уступающий барону Осману, который руководил реновацией Парижа при Наполеоне III». (Хотя я, честно говоря, поостерегся так рано лизоблюдствовать – барон Осман руководил департаментом Сена 17 лет, тогда как Собянин на своему посту находится неполных восемь).

Как коренной москвич соглашусь с тезисом, что «сейчас жители Москвы гуляют по широким тротуарам, ездят на велосипедах и на самокатах, которые дают напрокат городские власти… Центры «одного окна» позволили упростить и оптимизировать бюрократические процессы, из-за которых раньше выстраивались очереди, и надо было ездить по разным конторам». Скажу больше – на прошлой неделе был в Петербурге и спросил у тамошних обывателей, развит ли в Северной столице каршеринг. Ответом был удивленный взгляд: «А что это такое?».

Да, Москва действительно на голову выше не только всех российских городов, но и многих европейских столиц, что исподволь, неявно признает и The Economist.

К чести британцев, они приводят выигрышные для Собянина сравнения с лужковской эпохой «средневекового феодализма», хотя Собянин много раз повторял, что такие апелляции – путь в никуда. Но не в пример важнее скороговорка про организацию движения городского транспорта, которое при Лужкове «полностью встало из-за пробок».

Будучи автомобилистом с четвертьвековым стажем, скажу, что организация движения при Собянине действительно стала много лучше. Возвращаясь к поездке в Петербург, меня то и дело охватывала оторопь от манеры вождения тамошних водителей, хотя, что греха таить, несколько лет назад мы, москвичи, позволяли себе на дорогах много больше.

В то же время больным местом для всех без исключения участников московского уличного движения стали камеры, фиксирующие нарушения. Дело здесь не в нашей разнузданности, а в по-прежнему неупорядоченной организации транспортных потоков, хотя по личным впечатлениям и здесь многое меняется в лучшую сторону.

В общем, Осман – не Осман, а позитивные изменения в Москве налицо. И если уж британцы обратили на это внимание, то нет ли здесь, помимо безусловного признания заслуг Собянина перед городом еще и скрытой зависти к москвичам? Эффективный мэр – феномен уникальный, и не только в масштабах конкретной страны, но и мира в целом. Так что зависть здесь вполне уместна.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире