Да простит читатель за предисловие, но очередное выступление профессора Максима Миронова, на этот раз о «расчехлении усмановской липы», неприятно озадачило, если не сказать – огорчило. Негативные эмоции вызвали не столько тезисы, сколько количество просмотров и активное расшаривание текста в сетях, знаменующие общее согласие и с положениями, и с концепцией публикации.
Похоже, думающая Россия окончательно погрузилась в пучину умозрительной, стерильной экономической модели homo economicus (человека экономического), давно сданной в утиль ввиду крайней ограниченности использования при анализе социально-экономических процессов. Мы уже привыкли мыслить категориями этой парадигмы, игнорируя формат homo socialis (человека социального). Судя по статье профессора, в бизнес-школе IE Business School, где Миронов имеет честь преподавать, об этом либо не знают, либо автор сознательно игнорирует данное направление экономической науки, превратившись в типичного европейского схоласта. О чем, к слову, Миронову неоднократно выступлениенамекали, но, как говорится, не в коня корм.

Но довольно прелюдии. Рецензируемый спич Миронова всецело посвящен разоблачению олигарха Алишера Усманова, виноватого перед людьми уже самим фактом своего существования. Случай, по мнению экзальтированной публики, однозначный, потому я не возьмусь ни оправдывать нувориша, ни обличать Алексея Навального. Замечу лишь, что Усманов не в пример более свободный в сравнении с Навальным человек: по мне, «непримиримый» оппонент власти, вскормленный одной из башен Кремля и спецслужбами для канализирования протестных выступлений, иносказательно говоря, скован по рукам и ногам как в части свободы передвижения, так и в отношении специфики контекста, вбрасываемого «карбонарием» в раздраженную аудиторию.
Доказательства? Ввиду скудости формата блога приведу одно: кто или что мешало Навальному обратить свой взор на компанию «Мираторг», принадлежащую, как уверяют, ближайшим родственникам супруги нынешнего премьера? Спросил бы, к примеру, у брянских обывателей, как часто они наблюдают в регионе машины с  московскими номерами и непременными мигалками и кому они обязаны прекрасными автодорогами на пути к «мираторговским» владениям. Или задача Навального состояла в том, чтобы рассказать исключительно о непроизводственных активах высочайшего «коррупционера», не замечая точек генерации доходов?

Критики Миронова поспешили назвать его болтуном, незнающим азов системного подхода. Не соглашусь. Миронов как раз четко, что называется, с порога использует нехитрый риторико-демагогический прием, с ходу обозначив собственную парадигму («Чем больше участников сделки якобы трехстороннего обмена дают комментарии, тем очевидней становится, что вся эта история чистой воды липа»), а затем, заставляет неискушенного читателя играть на его «поляне». Прием известный, странно, что люди о нем подзабыли.
«Структура сделки якобы обмена, – начинает Миронов, – выглядит абсолютно нереальной. Владелец земли, Гаврилов, получает 2 миллиона долларов.., при том, что владелец земли не только не требует себе никакой компенсации упущенной выгоды (он же тоже хотел что-то на проекте наварить), но и продает свою землю существенно ниже рыночной цены. Какой-то абсурд». И чуть дальше: «Владелец актива, который «за свой счет сделал подготовительные работы, провел газ и так далее», продает землю существенно ниже рынка, к тому же не получает никакой компенсации за проделанные работы и подведение газа…».

Праведный гнев адепта homo economicus, склонного рассматривать любую сделку как строго автономную, буквально брызжет из монитора.
А теперь посмотрим на первоисточник (выступлениестатью в РБК): «...Гаврилов, говоря о «разумной компенсации», которую он попросил, отмечает, что у нее была и косвенная составляющая, включающая финансирование других его проектов». Так была затребована компенсация или нет? Если – да, то читать дальше мироновский опус нет смысла, так как начало, основанное на лжи, ничего путного не принесет. К тому же Миронов отказывает российским участникам экономической деятельности в какой-либо иной мотивации кроме огульной наживы, а также, как вы увидите ниже, незаконного обогащения.
К слову, в тексте РБК есть прямое упоминание о выплате компенсации: «Группе Ист Инвест» было выплачено порядка $4 млн в качестве компенсации за кадастровую стоимость земли (около $2 млн) и понесенные расходы (еще около $2 млн. — РБК). Кроме того, владелец «Группы Ист Инвест» Гаврилов получил возможность финансирования ряда бизнес-проектов… Таким образом, Усманов заплатил за 12 га на Рублевке в общей сложности $49–54 млн — деньгами и недвижимостью».
Тут вспоминается еще один отрывок из Миронова: «Владелец земли, Гаврилов, получает 2 миллиона долларов, а Елисеев, в качестве упущенной выгоды, получает компенсацию 85 миллионов долларов (оценка ФБК) или 50 миллионов долларов (оценка Усманова и Елисеева)».

Так что, Усманов и Елисеев лукавят? Разберемся, откуда берутся эти цифры. Первая оценка в 85 млн. долл. взята из нашумевшего фильма: 5 млрд. рублей, оценка Навального, делятся на курс доллара того времени и получаются 85 млн. долларов. Вторая цифра взята из интервьюУсманова «Ведомостям», в частности, из этого отрывка: «Фонд уступил мне огромный участок по номинальной цене, а я передал в «Соцгоспроект» участок и дом сестры и достроил его, как и обещал. 12 га на Рублевке на берегу Москвы-реки стоят примерно $50 млн. Переданный мною участок в 4 га стоит около $15–20 млн, и дом – еще $30 млн. Так что баланс примерно 50 на 50». Миронов наверняка знал об этой публикации, но все равно поставил достоверность оценки, данной ключевым участником «преступления, сомнению.

Идем дальше. Во втором пункте мироновских «разоблачений» мы узнаем, что «никаких обязывающих документов между Елисеевым и владельцем земли подписано не было. То есть никаких юридических обязательств выплачивать Елисееву какую-либо компенсацию вообще не было».
О том, что ГК РФ допускает совершение устных сделок (п.1 ст. 159 ГК РФ гласит: «Сделка, для которой законом или соглашением сторон не установлена письменная (простая или нотариальная) форма, может быть совершена устно») раньше меня напомнили многие, так что не вижу резона приписывать себе лавры первооткрывателя. Кстати говоря, подобная правоприменительная конструкция присутствует и в английском праве, о чем Миронов должен бы знать. Поражает другое – точное и безапелляционное знание испанским профессором всех юридических и договорных нюансов той сделки, как будто в 2010 году он лично готовил необходимые документы. И еще одно наблюдение: неужели в мире, где нынче существует Миронов, все только тем и занимаются, что, простите за сленг, «кидают» друг друга?
Наконец, несколько слов о ярлыках, обильно навешанных Мироновым (учитывая нынешнее место жительства испанского профессора, эти утверждения кажутся ему безнаказанными). «Была сделка купли-продажи земли Усмановым у «Группы Ист Инвест» Гаврилова. Причем сделка была оформлена явно по заниженной цене с целью ухода от налогов… Со стороны Усманова была уплачена взятка размером 50-80 миллионов долларов, которая была оформлена как подарок фонду Елисеева».

Во-первых, по поводу ухода от налогов, точнее, получения необоснованной налоговой выгоды (странно слышать от экономиста обывательские термины). По моему разумению, экономист должен быть знаком хотя бы с азами российского корпоративного права, в частности, с Постановлением Пленума ВАС РФ от 12 октября 2006 г. №53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды», согласно п.1 которого «судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики», а по букве п.4, «возможность достижения того же экономического результата с меньшей налоговой выгодой, полученной налогоплательщиком путем совершения других предусмотренных или не запрещенных законом операций, не является основанием для признания налоговой выгоды необоснованной».
Взятка же предполагает непременное участие в коррупционном процессе российского или иностранного должностного лица, а также должностного лица публичной международной организации. Кто в этой схеме должностное лицо? Гаврилов? Елисеев? Усманов? А, Медведев! Тогда, как говорил один из криминальных авторитетов в фильме «Красная жара»: «Какие ваши доказательства?» Ах, это предположения! Тогда и пишите, что вы предполагаете, а не в категоричном тоне утверждаете.

Россия, по мнению Миронова, по уши погрязла в коррупции, но утверждать о необоснованной налоговой выгоде, тем паче, о взятке, в то время, когда президентом страны работает юрист, а борьба с коррупцией – в самом разгаре (Федеральный закон №273-ФЗ «О противодействии коррупции» был принят 25 декабря 2008 г., в начале президентства Медведева), это, извините, считать всю власть в стране отмороженной. Я уже не говорю о налоговых инспекторах и их начальниках, которые вместо прямого обращения в МВД или СКР, покрывали уклонистов, осознавая, что рано или поздно им придется за это отвечать.

Незнание Мироновым «суровых российских будней» проявляется даже в мелочах, например, в том, что причиной банкротства «Миракса» и СУ-155, оказывается, было падение рентабельности в строительстве. То, что обе компании обанкротились по причине выстраивания пирамиды, понятно и так. Но почему тогда выжили другие строительные компании? У них что, рентабельность в разы выше?
Самое страшное во всей этой истории – не вытащенные из шулерского рукава голословные обвинения и даже не клевета, а то, что в России успешно насаждается принесшая неисчислимые страдания как гражданам бывшего СССР, так и жителям других государств фальшивая псевдолиберальная экономическая идеология. История с Усмановым и Навальным забудется, а мозаичные, индивидуалистические принципы не только останутся, но однажды станут главенствующими в нашей жизни.
Не о калифах на час эта заметка, но о всех нас.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире