n_krich

Никита Кричевский

29 ноября 2018

F

Коллеги попросили высказаться о редакционной статье в британском The Economist «Барон Собянин. Мэр Москвы подавляет конкуренцию, но преображает свой город». (В русском переводе «The Economist (Великобритания): московский мэр подавляет состязательность, но меняет облик столицы»). Не очень понятно, почему inosmi.ru не поставили исходное переложение, видимо, постыдились эпитета «Барон Собянин», хотя сравнение было не с баронами-разбойниками или антинародными носителями этого титула времен Гражданской, а с парижским реноватором бароном Османом (Georges Eugene Haussmann), но перевели, вернее, перепечатали, насколько хватило смелости.

Статья противоречивая. Нет, не перипетиями личности Сергея Собянина, а тональностью публикации. Подумать только: британцы отмечают положительные изменения в облике российской столицы или, как выразился главред «Эха» Алексей Венедиктов, «сжав зубы, признают, что раньше было хуже, а теперь лучше». При нынешней российско-британской фронде это чуть ли не ода, панегирик.

Другой парадоксальный аспект, бросающийся в глаза мне как экономисту, заключается в том, что британцы то и дело скатываются к валовому региональному продукту или ВРП, «заводам и фабрикам», сравнивая ВРП Москвы с Нидерландами. (Вообще-то в тексте еще хлеще: не ВРП, а ВВП, то есть общенациональный экономический показатель, но спишем этот огрех на непрофессионализм британских журналистов).

Отсюда главное несоответствие: мэр работает в первую очередь для конкретных жителей города, а не для абстрактной экономики.

Впрочем, констатация позитивной трансформации социального самочувствия время от времени все же пробивается. «Москва стала «гостеприимной и комфортной», «самые масштабные со времен Сталина преобразования в российской столице», «мэр переделал и обновил множество парков, заново замостил сотни улиц, построил десятки станций метро и новую линию для городских электропоездов. Коммунальное хозяйство шагнуло в цифровую эпоху». И как квинтэссенция – комментарий Юрия Сапрыкина, утверждающего, что «Собянин войдет в историю как деятель, ничем не уступающий барону Осману, который руководил реновацией Парижа при Наполеоне III». (Хотя я, честно говоря, поостерегся так рано лизоблюдствовать – барон Осман руководил департаментом Сена 17 лет, тогда как Собянин на своему посту находится неполных восемь).

Как коренной москвич соглашусь с тезисом, что «сейчас жители Москвы гуляют по широким тротуарам, ездят на велосипедах и на самокатах, которые дают напрокат городские власти… Центры «одного окна» позволили упростить и оптимизировать бюрократические процессы, из-за которых раньше выстраивались очереди, и надо было ездить по разным конторам». Скажу больше – на прошлой неделе был в Петербурге и спросил у тамошних обывателей, развит ли в Северной столице каршеринг. Ответом был удивленный взгляд: «А что это такое?».

Да, Москва действительно на голову выше не только всех российских городов, но и многих европейских столиц, что исподволь, неявно признает и The Economist.

К чести британцев, они приводят выигрышные для Собянина сравнения с лужковской эпохой «средневекового феодализма», хотя Собянин много раз повторял, что такие апелляции – путь в никуда. Но не в пример важнее скороговорка про организацию движения городского транспорта, которое при Лужкове «полностью встало из-за пробок».

Будучи автомобилистом с четвертьвековым стажем, скажу, что организация движения при Собянине действительно стала много лучше. Возвращаясь к поездке в Петербург, меня то и дело охватывала оторопь от манеры вождения тамошних водителей, хотя, что греха таить, несколько лет назад мы, москвичи, позволяли себе на дорогах много больше.

В то же время больным местом для всех без исключения участников московского уличного движения стали камеры, фиксирующие нарушения. Дело здесь не в нашей разнузданности, а в по-прежнему неупорядоченной организации транспортных потоков, хотя по личным впечатлениям и здесь многое меняется в лучшую сторону.

В общем, Осман – не Осман, а позитивные изменения в Москве налицо. И если уж британцы обратили на это внимание, то нет ли здесь, помимо безусловного признания заслуг Собянина перед городом еще и скрытой зависти к москвичам? Эффективный мэр – феномен уникальный, и не только в масштабах конкретной страны, но и мира в целом. Так что зависть здесь вполне уместна.

Нет, речь пойдет не об эскулапах, рекомендующих выгодные их кошелькам лекарства. И даже не об аптеках, размножающихся почкованием. Разговор будет о производителях, об эдакой мафии, оккупировавшей не только госзаказ и лечебные учреждения, но и домашние аптечки каждого из нас.

Несколько вводных тезисов.

1. Ваш автор, как, наверное, и многие другие, давно привык в редких, к сожалению, вояжах за границу к шопингу, но не к шмоточному или продовольственно-санкционному, а к аптечному. Недавно привез несколько упаковок аспирина, капли от насморка и легкое снотворное. Все это доступно без рецепта как за рубежом, так и в России, но у нас мало того, что качество часто отвратное, так еще и на подделку велик риск нарваться, в лучшем случае купить плацебо.

2. Ваш автор никогда не испытывал благоговения перед спецслужбами, тем паче, перед ФСБ, повинной, на мой щелкоперский взгляд, во многих теневых экономических бедствиях. В то же время нельзя не признать, что ФСБ – единственная сетевая государственная структура, доставшаяся нам с советских времен. Хорошо это или плохо – отдельная история, но что есть.

3. Ваш автор не только в общих чертах, но и во многих деталях осведомлен о хитросплетениях отечественного фармбизнеса. Тут и «Брынцаловка» (настойка боярышника, если кто забыл/не знал), и вакцины с прививками, и много чего еще. Больше скажу: поразительно, но аптеки, расположенные поблизости от крупных медицинских учреждений, отличаются не только высокой проходимостью, но и относительной дешевизной. А все потому, что через них реализуется часть фармпрепаратов, закупаемых по госконтрактам.

Но не суть.

С февраля прошлого года в стране идет эксперимент по специальной маркировке лекарств. Изначально предполагалось, что с 2020 г. маркировка будет обязательной, но нынешней весной стало понятно, что затея успеха не достигнет – производители быстро приспособились и продолжили гнать левак. В итоге кабмин (Минпромторг, Минздрав, Минфин) и Госдума предложили добавить в систему маркировки механизм криптозащиты, когда код для каждой упаковки будет генерироваться не автономно производителем, как сейчас, а централизованно специальным программным обеспечением от Центра развития перспективных технологий (ЦРПТ), что, на секундочку, отвечает за всю маркировку в стране.

Что тут началось! Крупная фарма встала на дыбы, принялась размещать «острую критику» на всех доступных медийных ресурсах и даже сподобилась обратиться в жанре открытого письма в «Ведомостях» к спикеру Госдумы Володину и социальному вице-премьеру Голиковой.

Что же пишут наши лекарственные боги, как аргументируют свою позицию?

Во-первых, реализация предложения о криптозащите кардинально меняет весь проект и потребует от производителей «значительных незапланированных временных и материальных расходов»!

Однако в ЦРПТ тут же заверили, что компания инвестирует в проект маркировки свыше 10 млрд. рублей и от производителей не понадобится никаких затрат на дополнительное оборудование, поскольку ЦРПТ оснастит все заводы необходимыми технологиями криптографии. Да и стоит ли производителям вставать в контрпродуктивную позу оскорбленной добродетели, когда наличие на нашем фармрынке лекарственных подделок давно стало общим местом?

Во-вторых, криптозащита, оказывается, приведет к снижению экспортного потенциала и изоляции отечественной фармацевтической индустрии, а также увеличит стоимость создания и обслуживания системы мониторинга.

Вот те на! Каким это образом ужесточение контроля над производством лекарств может ударить по экспорту, тем более, привести к изоляции российских производителей? Неужели иностранцы перестанут покупать прошедшую дополнительный контроль качества продукцию? Кстати, интересно, как криптозащита увеличит стоимость создания(!) и обслуживания(!!) системы мониторинга(!!!). И для кого увеличит, коль за создание и работу системы платит тот самый оператор маркировки, а не производители?

В-третьих, доморощенные фармобароны злобно предупреждают, что внедрение криптографии «в конечном счете может привести к существенному росту цен на лекарственные препараты и снизить их доступность для населения».

За счет чего случится существенный рост цен, бизнесмены на гóре не поясняют. Возможно, за счет того, что отказ от выпуска подделок приведет к снижению прибылей владельцев предприятий, и «выпадающие доходы» придется компенсировать совокупным повышением цен? Тогда так и говорите, а то все вокруг да около.

Что касается цен, то проблема в данном случае в снижении доступности населения не к лекарствам, а к фальшивкам. И, соответственно, в повышении доступности производителей к тюремным нарам. А по части себестоимости, то сокращается она несколько иными, нежели выпуск фальсификатов, способами.

Так что цель данного мероприятия – не наступление на «белых и пушистых» фармпроизводителей, а охрана здоровья людей. И, как ни странно, защита содержимого их кошельков.

Смена властных ветров в самом разгаре. Объявлено одобренное почему-то Совбезом, а не правительством, повышение пенсионного возраста. Окружение Медведева, как при заговоре, вычищается от его многолетних соратников. Президентские сотоварищи и их молодая поросль захватывают немногие оставшиеся центры генерации прибыли. Мания величия зашкаливает – стране начинают показывать, кто здесь власть.

Здесь главное для федерального чиновника – прибиться к правильному берегу, не ошибиться в выборе. Что значит, нужно подкладываться буквально подо всех. Как это делается? Следите за действиями руководителя ФАС Игоря Артемьева, и вы поймете, насколько сложно угадать истинное сердце властного могущества.

Не так давно было принято предварительное решение о частичном возврате к аукционному принципу распределения квот на вылов водных биоресурсов (ВБР). Тому самому, что в начале нулевых поставил рыболовство на грань уничтожения. Возврат лоббируется молодыми хозяевами Русской рыбопромышленной компании (РРПК) Максимом Воробьевым (братом губернатора Подмосковья Андрея и сыном истового соратника Сергея Шойгу Юрия Воробьева), а также Глебом Франком, зятем Геннадия Тимченко (в представлениях не нуждается). Будущие хозяева России дошли до того, что вместе со старшими родственниками пробили назначение главой Росрыболовства Ильи Шестакова, человека, не имевшего представления о рыбной отрасли, но зато сына бывшего партнера Путина по дзюдо Василия Шестакова.

Что в этой взрывоопасной ситуации должен предпринять Артемьев? Правильно: пойти против собственных убеждений, должностных инструкций, здравого смысла и начать лгать. И ладно бы, талантливо. Так нет же.

На днях появился комментарий главы ФАС о скандале с распределением квот, в котором рыбаки настаивали на пролонгации «исторического принципа» (кто ловил и не проштрафился, тот и дальше должен ходить в море), а против выступили всесильные хозяева РРПК (квотные рантье), заинтересованные в аукционах и наборе поденщиков.

Понятно, что верх пока одерживают члены властных кланов, пусть, Медведев и не определился (хотя, что от него зависит?). Против высказался Минэкономразвития и вроде бы Минпромторг, да и аграрный вице-премьер Алексей Гордеев отмалчивается. Тут, стремясь подставить плечо, вламывается непрошенный Артемьев.

1. Артемьев лукавит с порога: «Рыболовный бизнес — довольно закрытая отрасль экономики. Неконкурентные подходы распределения квот добычи (вылова) водных биоресурсов (ВБР) препятствуют входу на рынок новым участникам и развитию отрасли».

Неясно, с чего такой вывод, поскольку на сегодняшний день нет ни одного исследования ФАС, обосновывающего ограничение конкуренции на рынке рыбопродукции. Артемьев, видимо, «забыл», что доступ к промыслу не является закрытым. Все желающие могут преспокойно приобрести на аукционах квот на вновь вводимые ресурсы; купить действующую компанию с квотами; побороться за доли квот, изъятых у недобросовестных пользователей за нарушение правил рыболовства.

Короче, вариантов много, но Артемьев не за истину пришел биться, а искать себе новых союзников.

Кстати, нынешние участники рынка получили свои квоты как раз такими путями: кто-то участвовал в открытых аукционах на вновь вводимые объекты, кто-то приобрел действующие компании, а кто-то победил в борьбе за квоты, изъятые у недобросовестных пользователей. Собственно, и РРПК (по терминологии главы ФАС — «новый участник») получила право на вылов более 200 тыс. т минтая именно в период действия «исторического принципа», через аукцион. Причем, каждая такая сделка получала одобрение ФАС.

Получается, что ФАС раз за разом совершала должностные преступления?

2. Артемьев лукавит, когда говорит, что «ключевые показатели, определенные Стратегией развития рыбохозяйственного комплекса до 2020 года, на сегодняшний день не достигнуты. Согласно данным Росрыболовства, сложившаяся модель развития рыбохозяйственного комплекса характеризуется слабым ростом за счет наращивания вылова при неизменных структуре производства и глубине переработки».

Во-первых, в Стратегии сформулированы направления действий по ускорению развития отрасли, главным из которых является как раз сохранение исторического принципа.

Во-вторых, именно ФАС проводила расследование о контроле иностранцами четырех дальневосточных компаний (подобное законом запрещено). Доли их квот должны были быть изъяты и выставлены на аукцион. Но ФАС сделала все от нее зависящее, чтобы их получила РРПК через приобретение акций провинившихся. Грубейшее нарушение закона, которое опять сошло ФАС с рук.

3. Артемьев лукавит, когда подписывается, будто «низкий уровень конкуренции и гарантированное предоставление ресурса не создает для участников рынка стимулов к производительности и конкурентоспособности, инвестициям в отрасль и снижению цены на готовую продукцию… Рыбохозяйственный комплекс нуждается в поэтапном переходе к открытым конкурентным процедурам распределения квот – в проведении публичных и прозрачных процедур торгов на добычу ВБР в форме электронного аукциона».

Что такое «публичный и прозрачный электронный аукцион», рассказывать не буду, это дешевый фейк. Скажу о том, что по логике Артемьева, покупка квот на аукционах приведет к снижению цен и увеличению инвестиций (чтобы цены были ниже, затраты должны быть выше?). Кроме того, Артемьеву, на словах ратующему за долгосрочные правила игры, должно быть понятно, что как раз «исторический принцип», а не аукционные продажи части исторических квот «каждые 3-5 лет», может обеспечить увеличение инвестактивности.

Короче, крайне неприятная для Артемьева история. Мало того, что он подстраивается под тех, у кого, как он думает, больше властных ништяков, так к тому же он, убежденный «яблочник» в который раз держит нас за неграмотных обывателей, надеясь, что мы. Как тот пипл «схаваем» его передергивания. Недавно по аналогичному пути проследовали Шувалов, Дворкович, Соколов и ряд губернаторов. Теперь курьерским следует Артемьев.

Вкусна ли ему будет рыбка на пенсии, плавничок поперек горла не встанет?

В столице, как известно, нынче проходит не только ЧМ-2018, но также выдвижение кандидатов на выборы мэра Москвы. Причем, номинация закроется уже 2 июля, когда на ЧМ будут идти всего лишь битвы 18 плей-офф. Так что нет ничего странного в том, что политическая новостная лента зарябила сообщениями про двух кандидатов в мэры Москвы, Вадима Кумина от КПРФ и Илью Свиридова от «Справедливой России», обратившихся к независимым депутатам 16 муниципальных округов столицы с просьбой предоставить им подписи, необходимые для регистрации на выборах.

Видимо, лозунги «О спорт, ты – мир», «Fair Play», «No racism» и уличные братания подвигли двух кандидатов обратиться к независимым мундепам за поддержкой. Раз поддерживаете независимых кандидатов Илью Яшина, Дмитрия Гудкова, а также представителя «Яблока», то почему бы не порадеть и за нас.

Логично, не правда ли?

Но на первый взгляд, что коммунист, что праворос поддержки не достойны. Первый представляет полусгнивший номенклатурный союз, в хвост и в гриву эксплуатирующий коммунистический бренд, прикрываясь которым верхушка обстряпывает свои личные делишки. Взять хотя бы непотичную историю с внуком руководителя партии Геннадия Зюганова или полукоррупционное лоббирование интересов частной нефтяной компании другим партийным функционером Валерием Рашкиным.

На второй партии и вовсе пробы ставить негде. Меня в 2011 г. свела нечистая связаться с «выхухолями» на выборах в Госдуму. После того, как годом позже из Думы вышибли Геннадия Гудкова (ваш покорный слуга шел по списку вторым после Геннадия Владимировича), справоросы, не сомневаюсь, продали мой мандат шедшему третьим коммерсанту.

К тому же наивно полагать, что теперь обе партии чудесным образом изменились, а их лидеры приняли решение об участии в нынешних выборах мэра исключительно ради любви к политическому искусству. Конечно, нет.

И тем не менее, за хиреющими деревьями нужно разглядеть свежий, нарождающийся лес. Другими словами, поддержать тех, кто в будущем сможет изменить идеологическое наполнение левых партий и даже, чем черт не шутит, поспособствует их объединению под новым социал-демократическим вектором.

Почему бы и нет?

Сегодня, будь я мундепом, я бы поддержал левых кандидатов. Потому что, извините, дуться на проваливающихся в старческую деменцию былых партайгеноссе – значит, себя не уважать. Жизнь их и так накажет, а думать нужно о дне завтрашнем. О том, что пройдет еще несколько лет, и эти некогда знаковые персонажи окажутся на свалке истории, а левую политическую повестку будут определять, в том числе сегодняшние кандидаты от КПРФ и «СР».

Да и цели, что у «яблочников», что у коммунистов с праворосами, как ни странно, схожие, пусть методы их достижения разнятся. «Единая Россия», кстати, тоже всю дорогу говорила о счастье народном, да что-то не заладилось. Не зря же Сергей Собянин, также как недавно Владимир Путин, идет на выборы самовыдвиженцем.

Хотите пестовать политическую озлобленность, проявляя ложную принципиальность? Уверен, что нет. Посему, пусть парни закаляются в боях, к тому же это будет тест не только для вас, уважаемые народные избранники, но и для них, насколько они умеют помнить доброе к себе отношение.

Что до избирателей, то для них смысл политического мироустройства всегда был в разнообразии. Так что и здесь вы окажетесь в тренде.

17 апреля 2018

Маги Магомедовы

Автор этой публикации — один из немногих российских экономистов, кто писал о махинациях клана Магомедовых, когда иные «правдорубы» даже произнести эту фамилию боялись (убедиться в этом можно, например, тут). Однако несмотря на недавний арест братьев Магомедовых и их подельника Артура Максидова по тяжким обвинениям в мошенничестве в особо крупном размере (ч.4 ст.159 УК РФ) и организации преступного сообщества (ст.210 УК РФ) я далек от мысли о торжестве справедливости.

О «неуставной» деятельности Магомедовых знали задолго до упомянутых событий: напомню многочисленные аферы в Новороссийском морском торговом порту и Дальневосточном инфраструктурном кластере, некрасивую ситуацию с приватизацией «Объединенной зерновой компании», жульничество при возведении объектов к ЧМ-2018 и даже, как недавно выяснилось, финансирование кампании «АнтиПлатон».

Все это так, но близость Магомедовых к премьеру Медведеву, вице-премьеру Дворковичу и отчасти к enfant terrible нашего госуправления первому вице-премьеру Шувалову прозрачно намекала на то, что для решительных действий власти нужен был весомый повод, последняя капля, переполнившая чашу терпения Кремля.

На днях в СМИ появилась спорная, но, тем не менее, заслуживающая внимания версия о «предательстве» Магомедовых. Якобы, те, в пылу противостояния с другим дагестанским кланом, возглавляемым Сулейманом Керимовым, пошли на сотрудничество с западными спецслужбами, используя связи своего финансиста литовско-израильской приписки Давида Каплана. Именно он, как считается, довел до сведения французских правоохранительных органов информацию о незаконных финансовых операциях Керимова о перевозке незадекларированной наличности и фокусах с элитной недвижимостью на Лазурном берегу.

Спору нет, нарушение закона налицо, но чтобы вовлекать во внутренние российские разборки спецслужбы иностранных государств? Да еще в условиях ужесточающегося противостояния с Западом, когда «холодная война» грозит перерасти в «горячую»? По мнению Кремля, это уже за гранью. И если согласиться с этой версией, то невмешательство в ход следствия покровителей Магомедовых в правительстве — премьера Медведева, первого вице-премьера Шувалов и вице-премьера Дворковича — находит вполне логичное объяснение. Встревать в такие «разборки» — себе дороже.

К слову, противостояние Магомедовых и Керимова в Дагестане имеет давнюю историю. Мне, как человеку, интересующемуся футболом, памятен эпизод с махачкалинским футбольным клубом «Анжи», в который Керимов в преддверии выборов нового главы Дагестана вложил умопомрачительные даже для российского футбола деньги. На них были куплены бразилец Роберто Карлос, камерунец Самуэль Это’О и многие российские футболисты рангом поменьше. Но после того, как стало очевидно, что борьба за главный пост в Дагестане проиграна, Керимов свернул финансирование клуба, а команда быстро скатилась на дно турнирной таблицы.

Долг платежом красен, и в прошлом году накануне очередной смены власти в Дагестане, когда Магомедовы прилагали отчаянные усилия, чтобы вновь поставить на руководство республикой своего человека, Керимов воспрепятствовал этому. Кремлю это надоело, и на высшую дагестанскую должность был назначен равноудаленный от дагестанских кланов Владимир Васильев. Приблизительно в то же время из России срочно сбежал тот самый Давид Каплан, ныне обеспечивающий интересы Магомедовых из безопасной Европы.

Так почему же ваш автор не удовлетворен ходом событий? А потому, что бизнес-стиль Магомедовых (отжать, кинуть, попилить) не изменился с приснопамятных «лихих 90-х». А значит, помимо незаконных деяний в экономической сфере обязательно должны быть и преступления против личности. В те времена ни одно решение «хозяйственных вопросов» традиционно не обходилось без физического воздействия (в крайнем случае, его угрозы) на одну из заинтересованных сторон.

Вот почему лично для меня неудивительно, что по неофициальным данным, правоохранительные органы, помимо создания ОПС и многочисленных экономических прегрешений, подозревают Магомедовых в совершении более тяжких преступлений, вплоть до резонансных заказных убийств региональных и местных чиновников и сотрудников правоохранительных органов. Впрочем, это уже сфера чистого криминала, куда рафинированному экономисту в силу недостаточной компетентности вход заказан.

Мораль этой истории такова: Магомедовым как магам, увешанным тяжким грузом совершенных преступлений, много лет удавалось держаться на плаву. Возможно, они и дальше продолжали бы существование «без сумы и тюрьмы», если бы не пресловутая «красная черта», что в данном случае именуется интересами сакральной России. Выходит, нынешним олигархам нужно либо сразу безвозвратно рвать со своей Родиной, либо и дальше продолжать игру по не ими установленным правилам.

Третьего не дано.

Мэр Москвы Сергей Собянин публично высказался о своих предпочтениях на грядущих выборах президента страны, поставив два вопроса (и ответив на них): «Почему я буду голосовать за Владимира Путина? Почему надо принять участие в голосовании?».

По второму вопросу дискуссии, на мой взгляд, быть не может: участие в выборах – конституционный долг каждого гражданина России вне зависимости от его политических убеждений. Мы же стремимся к торжеству правового государства, не так ли? Тогда о каких провокационных призывах к «забастовкам избирателей» может идти речь?

С первым вопросом лично мне также все понятно: Сергей Семенович может выражать свою позицию, сколько душе угодно, но есть Конституция России, в п.1 ст.81 которой сказано: «Президент Российской Федерации избирается сроком на шесть лет гражданами Российской Федерации на основе всеобщего равного и прямого избирательного права при тайном голосовании». Иными словами, никто не вправе указывать (подталкивать, навязывать) кому бы то ни было, как голосовать.

К слову, на первом Съезде народных депутатов СССР не в меру ретивые журналисты пытались подсмотреть, как «тайно» голосует Андрей Дмитриевич Сахаров. Заметив это, академик вознегодовал: «Как вы смеете? Это же тайное голосование!».

Сергей Собянин, лично знающий Владимира Путина на протяжении как минимум двух десятков лет, делится своими впечатлениями о фигуре этого, вне всяких сомнений, выдающегося лидера, уже оставившего след в русской истории. В частности, Мэр пишет, что «Владимир Путин держит каркас страны. Не дает его расшатать и разрушить» .

Не слишком ли? И не потому, что у меня есть желание приуменьшить заслуги президента, а потому, что «каркас страны» держит не конкретный, пусть даже великий человек, а наш общий менталитет. Русский архетип, где под русскими подразумеваются все жители страны, несущие национальный социокультурный код.

Путин, бесспорно, вобрал в себя очень многие черты нашего менталитета. Начиная с веры и специфики общественного устройства и заканчивая мудрым отношением к людям и не всегда продуктивными социально-экономическими практиками. Причем, в последнее время президент начинает понимать, что без учета этоса или экономического характера нации любые даже самые прогрессивные для других стран экономические реформы обречены на провал. «Коллективизм – наше конкурентное преимущество» , разве не про это? Хотя никто не собирается принижать значение индивидуальных успехов.

К слову, нынешняя конфронтация с Западом – отнюдь не путинское «изобретение». Еще 200 лет назад иностранцы отмечали, что при Николае I в России создавалась «атмосфера осажденного лагеря», хотя подобная обстановка сопутствовала всей нашей истории (пожалуй, кроме 1990-х). Причин множество – от народного православия и авторитарной формы правления до территориальной огромности и наличия громадных запасов природных ресурсов.

О том же, кстати, и Сергей Собянин: «Призывают дружить с Западом. Путин – первый, кто предлагает дружить. Но с нами не дружить хотят. О нас хотят вытирать ноги. Нас записывают в угрозы, не потому, что мы Крым вернули, а потому, что мы сильные» .

И все же главное, чего ждет Россия от нового президента – это возобновление движения к социальной справедливости, к национальной идее, воплощение которой было вероломно прервано в начале 1990-х. Россия-2000 и Россия-2018 отличаются друг от друга как аналоговая связь от беспроводной, но межпоколенческая мечта о справедливости (как и сам принцип связи) по-прежнему доминирует в наших умонастроениях.

Равный свободный доступ к общественным благам и возможностям для личностной самореализации, достойное созидающего большинства перераспределение национального дохода и богатства, поддержка условий для беспрепятственного хозяйственного и некоммерческого взаимодействия людей, то есть, все, что мы понимаем под социальной справедливостью, и есть главные факторы качественного прорыва России в предстоящие шесть лет. Сделай нынешний президент за оставшуюся неделю хотя бы первый шажок в этом направлении, и сомнений в кандидатуре будущего главы государства, а также в самом участии в голосовании не останется.

15 декабря 2017

Слет колонизаторов

16-18 января следующего года в стенах РАНХиГС пройдет IX Гайдаровский форум. Сообщается, что «участие в нем примут ведущие зарубежные эксперты по экономике, среди которых будут Андерс Аслунд, Мишааль Аль Гергави и Лоуренс Котликофф».

Общество уже привыкло к тому, что в гайдаровских форумах принимают участие ультралиберальные деятели, личности весьма сомнительные с точки зрения научной подкованности, зато зарекомендовавшие себя на ниве «социального служения».

Андерс Аслунд

Г-н Аслунд как раз яркий пример такого общественника. При этом, что любопытно, этот «ведущий зарубежный эксперт по экономике» и «признанный во всем мире научный деятель», докторскую степень имеет по… философии.

В «темной» России об Аслунде узнали в 90-х, когда он подрабатывал советником у Егора Гайдара. Кстати, в те годы Аслунд трудился под началом «старшего товарища» Джеффри Сакса. Того самого, которому приписывают авторство «шоковой терапии» и который через несколько лет после начала гайдаровских «реформ», в ужасе сбежал из России.

К слову, Аслунд страсть как любит «консультировать» постсоветские страны. Этот «научный турист» присасывается к «развивающимся демократиям», таким как Украина (где Аслунд часто бывает и сегодня), Киргизия, Польша и другие государства. «Советы» Аслунд дает с заинтересованностью: он работает только там, где у власти находятся абсолютно прозападные режимы. Так было на Украине времен Кучмы-Лазаренко, а ныне Порошенко. Похожая история присутствовала в Киргизии эпохи Акаева, свергнутого в результате «Тюльпановой революции» 2005 г. О том же говорят регулярные вояжи в Польшу, плывущую в американском политическом фарватере.

Однако у нынешней ситуации есть своя специфика. На гайдаровский форум приедет не просто консультант, лоббист и ученый муж, пишущий ангажированные тексты. Аслунд вместе с Андреем Илларионовым, бывшим экономическим советником Президента РФ и другими привечаемыми на Западе российскими «специалистами» по измерению близости к Путину, сейчас всецело поглощен составлением списков российских чиновников, бизнесменов и членов их семей, на которых в соответствии с законом № 3364 «О противодействии противникам Америки посредством санкций» распространятся новые ограничительные меры.

Карать предлагается избирательно: «Наша цель — не наказать российских бизнесменов за то, что они являются бизнесменами, а предложить им правильный стимул не идти на преступное сотрудничество с Кремлем». То есть оказать посильную помощь в «святом деле» смены власти в России. Составляя проскрипционные списки и участвуя, таким образом, в американском «крестовом походе» против России, Аслунд в отличие от Илларионова не стесняется наведываться в нашу страну и расшаривать вместе с «гайдаровцами» антпутинскую истерию. Причем, за наши же деньги: гонорар Аслунд получит из средств бюджетного РАНХиГС или Гайдаровского института, по большей части жирующего на государственные гранты. Хотя, может, и от квазигосударственных спонсоров: «Газпромбанка», «РЖД» или Российской венчурной компании.

Несколько дополнительных штрихов к «гению» Аслунда.

Г-н Аслунд — «блестящий» прогнозист, «тонко» чувствующий российские процессы. Вот, к примеру, «пророчества» Аслунда десятилетней давности (The Moscow Times от 14 декабря 2007 года, статья «Путин — весь вечер на арене»): «Станет ли Путин премьер-министром? Сомневаюсь. В России глава правительства имеет весьма ограниченные полномочия — как по конституции, так и на практике».

Сбылось, правда, с точностью до наоборот.

Г-н Аслунд — «выдающийся» налоговый юрист. В те же дни он высказывался о деле «ЮКОСа» так (Washington Post от 22 декабря 2007 года, статья «Новая российская олигархия»): «Конфискация, начавшаяся в 2003 г., была официально обоснована не очень убедительными ссылками на нарушения налогового законодательства».

Для Аслунда «ссылки на нарушения налогового законодательства», вероятно, действительно неубедительны. Что, впрочем, вполне объяснимо: наше налоговое право весьма и весьма отличается от англосаксонского.

В той же статье Аслунд не постеснялся привести официальное мнение Белого дома по делу «ЮКОСа». «В октябре 2004 г. тогдашний государственный секретарь Колин Пауэлл выразил решительную поддержку Путину: «Российский народ вышел из постсоветской эпохи в состоянии полнейшего хаоса — да, было много свободы, но это была свобода красть у государства, а президент Путин, придя к власти, восстановил чувство порядка в стране, поступив так, как требует демократия».

Но мы на Белый Дом не ориентируемся, поскольку первая поправка и свобода слова.

Наконец, г-н Аслунд — «восхитительный» конспиролог. Вот что он писал в начале 2008 г. после обнародования намерений Дмитрия Медведева избираться на должность президента (The Moscow Times от 9 января 2008 года, статья «Чистка или переворот?»): «Несомненно то, что сегодня все путинские чекисты возненавидели перехитрившего их Медведева. Но даже больше Медведева они ненавидят своего бывшего друга Владимира Владимировича. Либо чекисты объединятся против Медведева и Путина, пока у них еще есть власть, либо они окажутся на свалке истории».

Ну-да, ну-да.

Мишааль Аль Гергави

На втором «светоче» отдохнем: его исследовательский центр Delma Institute известен мало. Причина в том, что Delma нужен семейству Аль Гергави, сделавшему состояние на поставке стройматериалов в эпоху строительного бума в ОАЭ, в качестве некоммерческого центра влияния, но не более. При этом, согласно сайту организации, географический ареал исследований — Ближний Восток, Восточное Средиземноморье и Северная Африка. Каким боком сюда затесалась «немытая» Россия, непонятно.

Вообще-то Delma специализируется не на поиске рецептов всеобщего благоденствия, а на тривиальных бизнес-рисках. Не иначе, Аль Гергави будет призывать инвестировать российских коррупционеров в страны названных регионов, и прежде всего, в родной эмират Дубай.

Лоуренс Котликофф

Организаторы форума просвещают, что исследования Котликоффа «затрагивают темы финансовой реформы, личных финансов, налогов, социального страхования, здравоохранения, дефицита, учета, связанного с различиями между поколениями, пенсий, сбережений и страхования». В послужном списке «гуру» кто только не указан: МВФ, ВБ, ОЭСР, Гарвардский институт международного развития, а правительства, государственные и коммерческие организации представляют, кажется, все континенты.

Все это классно, если бы не одно «но»: в родных США Котликофф обладает репутацией… «экономиста-фрика». И ладно бы этот печальный вывод сделал ваш покорный слуга, так нет — об этом несколько лет назад писал пролиберальный «Forbes».

Причина вот в чем. Как известно, Котликофф разработал метод анализа госбюджета с учетом будущих периодов времени и демографической динамики, получивший название «демографический учет». Стержнем метода выступает «фискальный разрыв» или разница между текущей стоимостью будущих доходов бюджета и его обязательств. На пальцах: в США начала нулевых «зазор» между суммой, что, как ожидается, в будущем будет собрана государством, и суммой, которую оно обещало выплатить, составлял 45 трлн. долл. (госдолг США составлял тогда 7 трлн. долл.). Причина до боли знакома — ухудшающаяся демографическая ситуация.

Уже в начале нулевых Котликофф громогласно заявил, что «США-банкрот». Правда, с той поры госдолг США вырос до 20 триллионов, а «незрячие» экономические агенты как прежде вкладываются в treasures страны-банкрота, но это уже детали.

Ключ к приглашению Котликоффа в том, что, по мнению нового кандида, значительная часть будущей задолженности приходится на пенсионное обеспечение и страхование здоровья пожилых. Поэтому нужно как можно активнее резать будущие расходы: повышать пенсионный возраст, уменьшать размеры индексаций, отказывать работающим пенсионерам в выплате заработанных за жизнь копеек, быстрее вводить индивидуальные инвестиционные счета. Или, как вариант — продать (приватизировать) «что-нибудь ненужное». Иначе нам, также как и американцам, придется увеличивать налоги и сокращать расходы бюджета. На оборону, например.

Однако та «теория» была многократно опровергнута.

Во-первых, Котликофф отталкивается от зафиксированных раз и навсегда бюджетных параметров, тогда как доходы имеют свойство увеличиваться, что было во многих странах в нулевые.

Во-вторых, бюджетные расходы могут снижаться. В России, например, модернизация армии нынче подходит к концу, в связи с чем уменьшаются суммарные траты на оборону. Или по-другому: расходы на инфраструктуру всегда конечны, чего не скажешь об экономическом эффекте от их использования. Хороши были бы русские цари, если бы, послушав котликоффых (а они были и в те времена) отказались от строительства Транссиба.

В-третьих, опираться на статистические данные и строить на их основе проекции — все равно, что прокладывать путь, глядя в зеркало заднего вида. Хозяйственная дорога таких статистических упражнений не прощает.

Но «гайдаровцы» и не собираются развенчивать «фрика». Их задача — обосновать насущность очередных пенсионных ухудшений, борьба за которые, в первую очередь, за повышение пенсионного возраста, в правительстве идет не на жизнь, а на смерть.

Заключение

Россия долгие периоды своей истории была неформальной колонией других стран. Нет, речь не о монголо-татарском нашествии, разговор сначала о греках, потом — о поляках с литовцами, после — об украинцах, а ныне — о хваленом Западе. Эти господа не завоевывали наши территории, они осуществляли мягкую оккупацию, контролируя командные позиции в экономике и системе госуправления, выкачивая деньги, ресурсы, продукты интеллектуального труда. Естественно, обосновывая эти действия высшими интересами.

Я далек от мысли, что «гайдаровцы» предстают продолжателями миссии прошлых колонизаторов, но что-то общее у них точно есть. Что же до таких активистов как Аслунд, не скрывающих, что они ведут открытую войну против России, их не чествовать нужно, а гнать поганой метлой.

26 ноября 2017

Собянин прав

Сергей Собянин был прав, когда сказал, что «в сельской местности проживает сегодня условно лишних 15 млн человек, которые для производства сельскохозяйственной продукции с учетом новых технологий производительности на селе по большому счету не нужны. Это либо чиновники, либо социальные работники, либо еще кто-то». Цифра приблизительная (точную невозможно определить в принципе), и все же 15 миллионов – это порядка 39,7% от живущих в сельской местности (на начало 2017 г. общая численность населения России – 146,8 млн. чел., из них селян – 37,8 миллионов).

В любом случае, около 40% «лишних» сельских жителей – это много, очень много.
Впрочем, проблема эта для России не новая (здесь и далее о моногородах упоминать не будем). И то, что некоторые репортеры уверены, что первооткрывателем тенденции был Михаил Ходорковский, говорит не более чем об ангажированности отдельных журналистов.

Краткий экскурс в историю. В «Материалах высочайше учрежденной 16 ноября 1901 г. Комиссии по исследованию вопроса о движении с 1861 по 1900 г. благосостояния сельского населения среднеземледельческих губерний сравнительно с другими местностями Европейской России» отмечалось, что уже тогда на селе присутствовало огромное количество «лишних» людей. Так, в 1901 г. при общей численности сельского населения в 86,1 млн. человек и наличного числа работников обоего пола в 44,7 миллиона, в страду требовалось всего 15,1 млн. тружеников. Таким образом, за вычетом занятых в местной неземледельческой промышленности в 6,6 млн. человек, избыток рабочей силы составлял колоссальные 23,0 млн. человек. Или 26,7% от всего сельского населения.
И это притом, что хлеба было достаточно, подтверждением чему рост экспорта (в период 1884-1904 гг. на 3,5% ежегодно) при возрастании внутреннего потребления (объем потребления зерновых и картофеля в ценах 1913 г. вырос за 1885-1901 гг. на 50,8%).

Позднее аргумент о «лишних» людях использовал Петр Столыпин в обоснование «аграрной реформы» (Указ от 9 ноября 1906 г.), проще говоря, передела земельной собственности под флагом «укрепления» земельных участков за общинниками. Как будто передел собственности тождественен повышению производительности труда или появлению новых рабочих мест. Замечу, что истинной причиной той «реформы» было отвлечение народных масс от революционных событий 1905-1907 гг., что в целом удалось, но об этом как-нибудь потом.

Кстати, если говорить об итогах столыпинских «нововведений», то к 1917 г. в России насчитывалось более 1,6 млн. индивидуальных хозяйств: 300 тыс. хуторов и 1,3 млн. отрубов (земельных наделов вблизи деревень), что составило примерно 10% всех крестьянских хозяйств на 1916 г.
Стоило огород городить.

Что касается «лишних» общинников начала века, то они находили применение своему труду в городской промышленности, помимо этого, как исстари повелось на Руси, сельские жители отправлялись в города во временные миграционные «командировки», а также в наиболее интенсивные периоды, когда в других регионах рабочих рук не хватало, нанимались на сезонные работы. Однако снять проблему удалось не в результате столыпинских «преобразований», увеличивших число батраков, безземельных крестьян и пролетариата, а несколько десятилетий спустя во время не к ночи помянутой сталинской индустриализации.

Собянин был прав, когда жестко сформулировал, что занять современных «лишних» в аграрном бизнесе нет никакой возможности. Тем не менее, 39,7% «ненужных» сельских жителей даже в сравнении с «колоссальными» 26,7% общей численности сельского населения начала века – это, если в лоб, перебор. Но «излишек» объясним: помимо чиновников и соцработников, что вряд ли когда-нибудь найдут производительную работу непосредственно в сельском хозяйстве, это граждане, зарегистрированные в близлежащей к крупным городам сельской местности, но работающие в агломерациях; упомянутые выше «командировочные», периодически наведывающиеся в города для работы вахтовым методом, например, в охране, на городском транспорте, в строительстве или торговле; а также те, кто лишь формально зарегистрирован в сельской местности, но на деле давно живет в федеральных и областных столицах.

Вычтем эти категории и получим, что остаются, говоря социалистическим новоязом, тунеядцы – сельские жители, годами не имеющие постоянного заработка, живущие за счет (старших) родственников, социальных пособий, «подножного корма», потребительских кредитов или мелкого заработка на грани, а иногда – за гранью, законодательного фола. Сдается, что подключить их к производительному труду в границах агломераций в одночасье не получится: нужен как минимум соответствующий социальный климат, а лучше меры социального понуждения (прошу не путать с принуждением).

Об обучении (переобучении) даже вспоминать не хочется – эти мантры культивируются, в первую очередь, бенефициарами от высшего образования с целью получения бюджетного финансирования, хотя знания обо всем – это то же самое, что сведения ни о чем. Если уж учиться, то применительно к конкретному рабочему месту, востребованной сфере деятельности и с обязательным решением сопутствующих бытовых неудобств: от предоставления общежития до выплаты стипендии. Не зря же сегодня самыми дефицитными специалистами являются технические инженеры и, шире, работники производственного блока.

Ах, дистанционно? Ну да, ну да, особенно в сфере производства. Много вы таких видели, не говоря уже о продуктивности полученных знаний? К тому же для такой формы образования, помимо хлеба насущного, нужны деньги на оплату, а также не самый древний компьютер и скоростной интернет. Нынешние интеллектуалы полагают, что в деревнях все это по умолчанию уже есть.
Наконец, Собянин оказался прав и в том, что самые насущные агломерационные проблемы – это транспортная (трансферт «ядро-периферия»), административная (регион-город-муниципалитет) и бюджетная (финансирование государственных функций и социальных услуг). Все это ныне чрезвычайно актуально, а решать приходится «с колес» (как сказал Собянин, «когда у нас возникают вопросы с коллегой, главой Московской области, мы садимся и решаем вопросы»).

Варианты решения этих проблем, предлагаемые оппонентами московского мэра, типа создания «программы по поддержке роста агломераций», «децентрализации власти», а также провозглашения «ближайших 20 лет периодом экспериментов» не что иное, как попытка словить хайп в деле, в котором ничего не понимаешь и судишь о происходящем, как правило, по отрывочным высказываниям таких же дремучих коллег.

«Посмотрим, что из этого получится», – таков жизненный принцип значительной части вечно мечущейся российской бюрократии.
Главный вывод для федеральной власти из тезиса Собянина о «лишних» людях – это придать практическим наработкам московского градоначальника теоретически обоснованный универсальный характер и создать базовую агломерационную модель, применимую с необходимыми местными корректировками на всей территории страны. Иначе регионы будут и дальше потеть над изобретением велосипеда, а доведенный до ума московский двухколесный конь будет удаляться от страны все дальше.

На днях в США в рамках расследования о российском «вмешательстве» в президентские выборы 2016 года спецпрокурором Робертом Мюллером были выдвинуты новые обвинения и прошли первые знаковые задержания. В частности, американскому правосудию сдался и в дальнейшем помещен под домашний арест бывший руководитель избирательного штаба Дональда Трампа Пол Манафорт. Ему предъявлены обвинения в отмыве более $18 млн в личных целях и обмане кредиторов, то есть в мошенничестве. По совокупности Манафорту грозит до 80 лет тюрьмы, но, поскольку 68-летний политик в тюрьму не хочет, он заключил сделку со следствием, в ходе которой наверняка расскажет даже больше чем все, что спецпрокурор захочет услышать.

По решению суда фактура обвинений Манафорту пока запрещена к огласке. Все, что известно – то, что с 2006 года Манафорт сотрудничал с «Партией регионов» Виктора Януковича: в июне этого года Манафорт задним числом попытался зарегистрироваться в США в качестве иностранного агента и задекларировать деньги, выплаченные ему в 2012 и 2013 годах.

«Извините, но это было много лет назад, до того, как Пол Манафорт стал членом кампании «Трамп», – написал Трамп в своем Твиттере. И тут же попытался привычно перевести «стрелки» на Хиллари Клинтон и демократов.

МИД России поддержал «нафталиновую» версию Трампа, да и сумма нелегальных доходов какая-то несолидная. Действительно, $18 млн – это смешно даже по меркам Украины времен Януковича, не говоря уже о том «урагане», что устроили в России в период приватизации 90-х приближенные к спецслужбам американские советники Чубайса.

Однако поспешная реакция МИДа наводит на мысль, что нам есть что скрывать. Как выясняется, вынужденное «сотрудничество» Манафорта с ФБР – не просто плохая, а очень плохая новость не столько для Януковича и его окружения (с них сейчас как с гуся вода – переворот все списал), а для многих наших статусных сограждан, прежде находившихся в тени российско-американского скандала. Речь в первую очередь, о бывшем владельце «Уралкалия» (чьи основные активы – в Пермском крае), большом любителе произведений искусства и фанате княжества Монако Дмитрии Рыболовлеве, а также о его многолетнем покровителе бывшем пермском губернаторе, затем – министре природных ресурсов, а ныне – вице-премьере Юрии Трутневе.

Как пишет Bloomberg, спецпрокурора Мюллера интересует «русский след» в самом широком спектре сделок, связанных с бизнесом Трампа: приобретение российскими чиновниками и олигархами апартаментов в башнях Trump-towers и других его девелоперских проектах наподобие кондоминиума «Sоhо» в Нью-Йорке; участие Трампа в проведении в 2013 году конкурса «Мисс Вселенная» в Москве (на том мероприятии Трамп познакомился с Германом Грефом); и даже покупка Рыболовлевым в 2008 году за $95 млн виллы Трампа Maison de L’Amite во Флориде.

К слову, ранее «Дом дружбы» (так переводится название фазенды) Трамп приобрел всего за $41 млн. Получается, что Рыболовлев заплатил будущему президенту США в два с лишним раза больше, причем на пикировавшем тогда рынке. Что интересно, в особняке, якобы, пораженном плесенью, Рыболовлев так и не жил и в итоге его снес, потратив еще $234 тыс. «Что это, если не плохо замаскированная взятка?» – вопрошают критики Трампа.

Какое отношение имеет та давняя сделка к нынешним событиям? Оказывается, самое непосредственное. На протяжении почти 10 лет спецслужбы США разрабатывали Рыболовлева, собирая информацию о живущем между Европой и Америкой русском олигархе. Вот некоторые темы для дальнейших расследований.

1. Вероятная встреча дочери Трампа Иванки и его зятя Джареда Кушнера на борту яхты «Анна» Рыболовлева в период с 10 по 14 августа 2016 года, когда все «герои» доказанно находилась в районе хорватского Дубровника.

2. Участие в том рандеву одного из главных спонсоров избирательной кампании Трампа – содиректора Renaissance Technologies Роберта Мерсера, чья яхта Sea Owl в те дни также появлялась в районе Дубровника (недавно яхта Рыболовлева была отслежена и сфотографирована рядом с яхтой Мерсера уже на Британских Виргинских островах).

3. Проведение Манафортом секретных российских платежей через банк, принадлежащий, как пишут, «приятелю Трампа Дмитрию Рыболовлеву». По-видимому, речь идет о Bank of Cyprus, в котором Рыболовлев, Виктор Вексельберг, а также нынешний министр торговли США миллиардер Уилбур Росс имели долю в капитале, а Росс был вице-президентом банка. К слову, некоторое время руководил банковской структурой давний знакомый Владимира Путина Владимир Стржалковский.

4. Наличие тесных личных контактов Рыболовлева и Трампа: в начале ноября 2016 года их самолеты с разницей в полтора часа, «по чистому совпадению», как потом сказал Рыболовлев, приземлились в международном аэропорту «Шарлотта» в Северной Каролине. То «совпадение» – далеко не единственное: Федеральная Авиационная Инспекция в прошлом году установила как минимум шесть подобных «совпадений», когда частный борт Рыболовлева был зафиксирован в городах, куда на предвыборные мероприятия в те же даты прилетал Трамп. (По ссылке: кроме 3 ноября в «Шарлотте» самолет олигарха Airbus A319M-KATE только в США встречался 3 ноября и 30 октября с Boeing-757 Трампа в Конкорде, Нью-Йорке (дважды), Бербанке и Майами. Также отмечен вылет Airbus A319M-KATE 10 февраля 2017 года из Майами в Швейцарию, где в тот же день Трамп встречался с главой инвестиционной компании Blackstone Group Стивеном Шварцманом).

Близость Рыболовлева не только к Трампу, но и к вице-премьеру Трутневу, которого «Guardian» называет «старшим советником Путина», давно является секретом Полишинеля. Трутнев был близко знаком с Рыболовлевым еще в бытность мэром Перми, а в 2000 году с помощью калийного магната выиграл губернаторские выборы в Пермской области. Дальнейшая карьера Трутнева проходила в Москве, где он в 2004 году, думается, снова не без участия Рыболовлева, возглавил ключевое для олигарха министерство экологии и природных ресурсов. На новой должности Трутнев как мог продолжал поддерживать Рыболовлева: например, во время скандала с затоплением рудников «Уралкалия» в пермских Березниках министр заявил о невиновности(!) главного собственника и давнего партнера.

Эти и другие версии американских спецслужб Рыболовлев, само собой, отрицает. Пока отрицает.

В то же время Америка все более склонна считать российского полукриминального миллиардера чуть ли не главным коррупционным связным между Трампом и Путиным. И если Приказ американского Минюста от 17 мая этого года поручает Мюллеру расследовать «любые связи и/или координацию между российским правительством и лицами, связанными с кампанией», а также «любые вопросы, которые возникли или могут возникнуть непосредственно в результате расследования», то Рыболовлев уже сейчас является одним из основных подозреваемых.

Далее могут последовать предъявление Рыболовлеву обвинения, его заочный арест (если хозяин футбольного клуба «Монако» вдруг спрячется, скажем, в раздевалке стадиона «Луи II») и последующая выдача. В этом случае можно не сомневаться – олигарх, даже если он никаким связным не был, вероятно, быстро пойдет на сделку со следствием и признается, что лично и многократно передавал взятки Трампу от Путина. А Россия по вине очередного продажного «капитана бизнеса» окажется втянутой в новый виток обострения отношений с США.

Что-то изменить сегодня вряд ли возможно, но хоть будем знать, кого «благодарить».

25 октября 2017

Москва и комары

Мэр Москвы Сергей Собянин выступил с Посланием, в котором представил очертания городского бюджета на выборный 2018 год. Послание, как сейчас пишут в сетях, политическое, определяющее не только контуры городской экономики, инфраструктуры и социальной среды, но и общее видение «Стратегии развития Москвы».

Реплика, однако, не об этом, а о вспышке активности не только сторонников, но особенно противников мэра среди экспертного сообщества. Критики, отмахиваться от которой как от комара нельзя, хотя бы в силу предвзятости и передергивания некоторых публичных выступлений.

Факт поступательного развития столицы констатируется не только апологетами, но и оппонентами власти. Яркий пример — Владислав Иноземцев, недавно опубликовавший в Газете.ru интересный материал, в котором, говоря о столичном бюджете, заметил: «Ни в одном из своих элементов московский бюджет не может считаться ущербным — скорее наоборот, он более сбалансирован и структурно выдержан и по доходам, и по расходам, чем бюджет любого другого субъекта Российской Федерации, и вполне соответствует задачам развития столицы».

Так получилось, что статья Иноземцева стала невольным ответом на интервью Натальи Зубаревич «Новым известиям» под заголовком «Москва никак не может быть примером для регионов», в котором та, по мнению части не в меру экзальтированной публики, камня на камне не оставила от результатов работы московских властей.

Занимательно, что позиция Зубаревич плюралистично расходится с выводами одного из ее работодателей, «Высшей школы экономики». В подтверждение приведу цитату из заключения ВШЭ на проект бюджета Москвы на 2018-2020 гг.: «Помимо устойчивой динамики налога на прибыль и НДФЛ, Москва добивается опережающих темпов роста поступлений от налогов на имущество, налогов, взимаемых с использованием УСН и других специальных режимов. Несколько лет назад город изменил алгоритм исчисления налога на имущество организаций, налога на имущество физических лиц, введя патентную систему налогообложения, определив систему администрирования мигрантов и т.д. Это действительно очень непростые решения, которые сегодня дают колоссальный эффект».

Не могу не процитировать еще один, на этот раз — критический, пассаж: «В бюджете 2018 года, по сравнению с бюджетом 2017 года, существенно увеличиваются расходы на социальные выплаты гражданам… Однако в дальнейшем, в реальном выражении расходы на социальную поддержку населения будут сокращаться: при прогнозируемой инфляции (на уровне 4,5% в 2018 году, 4,4% в 2019 году и 4,2% в 2020 году) расходы на рассматриваемую госпрограмму в 2019 году составят только 102% от уровня предыдущего года, а в 2020 году — 102,4%. Уровень бедности в 2018 году не изменится, и, как и в 2017 году, составит 9,2%. На этом уровне он будет сохраняться на протяжении трех рассматриваемых лет».

Все по делу, не залезая в дебри теоретизирования о путях развитии России, коим грешит интервью Зубаревич. Собственно, все претензии этого специалиста сводятся к трем ключевым тезисам:

— Москва живет «феерически богато» по сравнению с «несчастными» регионами;
— богатства столицы связаны преимущественно с ее столичным статусом;
— Москва «неправильно» тратит сверхдоходы от столичной ренты.

Что ж, по порядку.

1. Москва живет «феерически богато» по сравнению с регионами.

На первый «иск» отвечу контраргументом того же Иноземцева: «Богатства» Москвы — причем не как столицы России, куда федеральные чиновники собирают налоги со всей гигантской страны, а как города со своей собственной экономикой — многим не дают покоя, и особенно в канун обсуждения и принятия московского бюджета.. С одной стороны, все европейские нации объединены вокруг крупнейших городов, которые обычно притягивают к себе даже бóльшую часть населения, чем Москва (в ней сегодня живёт 8,5% россиян, [с областью почти 12% — Н.К.] тогда как в Лондоне с пригородами — 14% британцев, в Париже и banlieues — 16% французов, а в Вене — 29% австрийцев). С другой стороны, все эти столицы давно не являются индустриальными центрами, но в то же время не могут считаться «нахлебниками» по отношению к провинции«.

Логично, что у региона с самым большим количеством жителей в стране и бюджет солиднее, не так ли? «Феерические богатства» Москвы действительно во многом связаны с ее столичным статусом (как и в большинстве стран мира), но не только.

Да, в 2015 году удельный вес ВРП Москвы в общем объеме российской экономики составил ровно 20%, а в 2016 году Москва заняла третье место среди мировых агломераций по объему ВРП по паритету покупательной способности, уступив только Нью-Йорку и Лондону, и опередив Сеул, Париж и Шанхай.

Вместе с тем, Москва не только много зарабатывает, но и является крупнейшим донором федерального бюджета: в совокупных налоговых доходах страны на долю столицы приходится каждый шестой рубль. При этом отчисления Москвы в федеральный бюджет растут опережающими собственные доходы города темпами (за последние шесть лет они выросли на 63%, в то время как собственные доходы — на 56%).

Эти и другие соображения подводят к мысли, что кто-то очень хочет не столько вбить клин между москвичами и жителями других регионов (чего вбивать, он торчит с незапамятных времен), сколько «покачать» ситуацию, сыграв на объективных социальных противоречиях между гражданами единой страны.

2. Богатства столицы связаны преимущественно с ее столичным статусом.

Москва, якобы, жирует: «В стране со сверхцентрализованным управлением, столицу можно поставить хоть в городе Пупкинске». Здесь наглядна типичная ошибка либеральной элиты — рассматривать любой аспект в формате «здесь и сейчас», без учета исторических или ментальных особенностей развития нации. В экономике это соответствует модели «homo economicus», человека экономического, обладающего всей полнотой информации и мгновенного вычисляющего кратчайшие пути к получению удовлетворения.

Смеетесь? А ведь в этом корень расхождений либерального фланга бюрократии с обществом: власть предлагает нам действовать в парадигме «homo economicus», при этом регулярно нарушая им же самим установленные правила, а мы как жили, так и живем в координатах «homo sapiens» (человека не рационального, расчетливого, а разумного) или даже homo socialis (человека социализированного, соглашающегося с ленинской сермягой «жить в обществе и быть свободным от общества нельзя»).

Впрочем, Зубаревич понимает зыбкость своей аргументации: «Сверхцентрализация власти в имперском Санкт-Петербурге была тоже немаленькая — это модель страны, которая всегда управляется из одного центра. Но только в царской России главным ресурсом было зерно и сельхозпродукты, которые выращивали по всей стране. Поэтому тогда неплохо развивались губернские столицы».

Тут позвольте не согласиться. Да, зерно (точнее, хлеб) было главным экспортным товаром России, но разве Зубаревич не слышала о фразе министра финансов России 1888-1892 годов Ивана Вышнеградского «Недоедим, но вывезем»? Неужели ей неизвестно, что хлеб скупался по бросовым ценам? И если «тогда неплохо развивались губернские столицы», то почему же стремительно росло число безземельных крестьян, батраков, пролетариев, жизненная безысходность которых стала одной из причин Октябрьского переворота?

И еще о столичном статусе. «У вас на сайте, — продолжает Зубаревич, — есть мнение профессора Костарева из Омска: оставьте городу не пять, а 75 процентов налогов, которые сегодня изымаются в федеральный бюджет, и Омск будет в 15 раз краше».

Не будет. Потому что увеличение денежных средств в бюджетах никогда не было прямо пропорционально столь же успешному развитию территорий. Тут, знаете ли, помимо денег еще мозги иметь надо, управленческий талант в сфере городского хозяйства, так сказать. Если бы в Омске бюрократия была поответственнее, прошлогодняя «Прямая линия с Владимиром Путиным» не начиналась с видеообращения из Омска о безобразном качестве тамошних дорог.

Здесь же будет уместным раскрытие подоплеки еще одного заблуждения Зубаревич касательно малого бизнеса: «Когда в стране будет бОльшую роль играть малый и средний бизнес — ситуация изменится».

Начнем с того, что доля платежей малого и среднего бизнеса (МСБ) в поступлениях того же московского бюджета выросла с 15% в 2011 году до 21% за первые три квартала 2017-го, то есть более чем на треть.

Далее, МСБ в постиндустриальной (сервисной) экономике — это не столько «дойная корова» для казны, сколько наиболее эффективный способ решения многих социальных задач, от предоставления людям потребительской продукции до обеспечения занятости, а главное — самореализации и горизонтального хозяйственного взаимодействия.

Наконец, «как считать»: в России к малым предприятиям относятся организации с числом работников до 100 человек, а в США — до 500 (второй критерий — денежный — здесь учитывать не будем). Изменить критерий — и доля МСБ моментально возрастет.

Впрочем, доктору географических наук сие простительно. Если, конечно, это обычное незнание предмета обсуждения, а не мотивированная предвзятость.

3. Москва «неправильно» тратит сверхдоходы от столичной ренты.

По Зубаревич, «если говорить о программе реновации, по которой за 15 лет предстоит потратить 3,5 триллиона рублей, или более 200 млрд рублей в год», это вызвано тем, что «интересы бюрократии Москвы очень плотно связаны с московским строительным комплексом, поэтому программа реновации родилась… и для того, чтобы кормить московский стройкомплекс».

Тут у любого вменяемого москвича должен вскипеть «разум возмущенный»: получается, москвичи должны продолжать жить в «хрущобах» с картонными стенами и сгнившей канализацией? Зубаревич точно говорит о Москве нынешней, а не о той, что была во времена Лужкова-Ресина? И если о современной, то где гневные филиппики по поводу «плитки-бордюров-асфальта»?

В общем, чувствую, что утомил.

Здесь надо бы дать эффектную коду про экспертов, финансируемых из абстрактных центров Карнеги, фондов Рокфеллера и Форда, а то и разведывательных структур. Списать огульное критиканство на происки «заграницы» легче легкого, но корень выпирающей предвзятости, на мой взгляд, в ином: в гордыне, тщеславии и категоричности тех, кто мнит себя «интеллектуальной элитой» нации. И как с этим бороться, лично я не знаю.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире