Президент Украины Зеленский во время визита на прошлой неделе в Донбасс (ту его часть, что сейчас находится под контролем киевских властей), решил зачитать панегирик украинским военным.

В своем выступлении бывший стендапер (а бывают ли они бывшими?) обратился к истории. А такое, как известно, мы любим, ибо в исполнении киевского режима это всегда успех.

Зеленский процитировал французского юриста Жан-Бенуа Шерера – сотрудника Посольства Франции в Санкт-Петербурге: «Он в своих летописях писал о том, что запорожские казаки – как спартанцы, которые привыкли воевать, и как римляне, но только не стремящиеся к завоеванию чужих территорий. Они не могли примириться с несвободой».

Жаль, Зеленский не назвал источник своего вдохновения, ведь книга Жан-Бенуа Шерера была озаглавлена «Анналы Малороссии, или История запорожских и украинских казаков». Ну что же в Киеве постеснялись или опять руки до книги не дотянулись?

Идём дальше. Обратимся к персоне самого господина Шерера и посмотрим поближе на эту весьма любопытную, кстати сказать, фигуру.

Эльзасец Жан-Бенуа Шерер, действительно, служил во французском посольстве в Петербурге в конце XVIII века. Он получил прекрасное образование, нашел себя во внешнеполитическом ведомстве времен французского абсолютизма и был направлен в царский Петербург, где и проводил свои краеведческие изыскания. Во время дипломатической службы всерьез заинтересовался историей Малороссии и посвятил ей несколько опусов, самым известным из которых является изданный во Франции накануне Великой французской революции труд «Анналы Малороссии, или История запорожских и украинских казаков», откуда авторы монологов Зеленского и почерпнули цитату про спартанцев. Вот, кстати, другая цитата оттуда же: «Запорожские казаки, зная, как охранялись границы татар и поляков, пользовались этим и часто нападали на их страны. Отряды казаков захватывали их лошадей и скот, а их самих убивали или брали в плен». Немного не по-спартански, больше по-варварски, не так ли?

Наверное, эту цитату Зеленский бережёт для визита в другую часть Донбасса.

Но помимо своих достижений на ниве истории Жан-Бенуа Шерер был членом масонской ложи и дружил с небезызвестным авантюристом графом Калиостро (его ещё Зеленский не цитировал, к сожалению – всё впереди).

И вот тут начинается самое интересное.

Жан-Бенуа Шерер – хрестоматийный пример того, что называется конъюнктурным приспособленчеством. Возможно, именно это и стало решающим для историографического выбора при подготовке выступления. Ведь по истории казачества написано огромное количество настоящих исследований, а выбор пал на автора, которого назвать специалистом по истории России и Малороссии можно с огромной натяжкой. Итак, в 1789 году во Франции началась Великая французская революция, и Жан-Бенуа Шерер, монарший дипломат и слуга Его Величества, понял, что дело плохо. Перед глазами был пример суда над его бывшим начальником Арман-Марком де Монмореном, королевским министром иностранных дел. Тот пал жертвой Революции (был казнен восставшими в период так называемых «Сентябрьских расправ» 1792 года). Испугавшись подобной судьбы, господин Шерер собрал нажитое и двинул в Баден-Баден, откуда, дабы продемонстрировать новому революционному руководству приверженность «демократическим свободам», Жан-Бенуа Шерер оперативно написал довольно похабный труд по истории уже России – «Увлекательные и секретные истории о России», набор скабрезных исторических анекдотов. Все они были направлены на то, чтобы продемонстрировать ужасы самодержавия в России, где французский дипломат прожил 13 лет в то время, когда самодержавие царило как раз во Франции.

Ровно тем занимался камарад Шерер, чем сегодня забавляют аудиторию «некоторые» западные или многие западные журналисты, десятилетиями сидящие в Москве, наслаждающиеся всеми её прелестями и между дальневосточными ежами и щучьими котлетами периодически отвлекающиеся на поругать местный абсолютизм.

Так, например московские собкоры «Фигаро» Пьер Авриль и «Газеты выборча» Вацлав Радзивинович десятилетиями страдали от ужасов нашей страны, а когда пришло время собираться домой, страдали от того, что эти ужасы больше не увидят.

Жан-Бенуа Шерер, в частности, популяризатор известной легенды о том, как Пётр Великий якобы хладнокровно целовал отрубленную голову своей казнённой любовницы Марии Гамильтон. Откуда об этой легенде известно французу, неясно, он родился на 40 лет позже описываемых им с такой достоверностью событий.

Кстати, заграничная верность революционным идеалам свободной Франции совсем не мешала недавнему дипломату работать и на военное ведомство Австрии, с которой Франция вообще-то находилась в состоянии ожесточённой войны (т.н. «Война первой коалиции»).

Владимир А/Олександрович, не останавливайтесь. Обожаю в Вас историка.

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире