Дня не проходило за последние годы, чтобы из Нидерландов по нам не били мелкой картечью. Официальные лица этой страны, цитадели демократии и прав человека, оплота защиты свобод, недовольны нами постоянно. Мы их расстраиваем по всем возможным поводам. А сейчас уже и по невозможным тоже.

Почему они так себя ведут? Сложно сказать. Возможно, элита этой страны считает себя образцом для подражания в вопросах верховенства закона. Эта спорная самоидентификация подкрепляется, видимо, тем, что в Гааге заседают Международный суд ООН, Международный уголовный суд, Постоянная палата третейского суда, а также иные международные правительственные и неправительственные организации, включая многочисленные правозащитные. От всего этого у голландского политбомонда, кажется, пошло головокружение от успехов. Они решили, что могут вести себя как угодно, что никто им не указ, раз они – юридическая столица мира.

Эту «красоту» мы наблюдали, когда правочеловечные голландские полицейские, не стесняясь, использовали брандспойты и газ для разгона протестующих против ввода новых антиковидных мер. Но это – лишь внешнее выражение того системного кризиса, в котором пребывает Гаага уже продолжительное время. Мы можем наблюдать его наиболее яркие проявления в виде жестоких действий на митингах. Эксперты же отмечают, что сама система обеспечения и защиты базовых прав человека в стране – насквозь в червоточинах.

В конце августа Комитет по ликвидации расовой дискриминации (структура ООН) опубликовал «Заключительные выводы» о положении дел в области борьбы с расизмом и ксенофобией в стране. Так вот, там нет почти ни слова позитива.

Нидерланды – это (по оценке ооновской структуры) государство, где борьба с расизмом не закреплена юридически, как предписывают документы Конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации; где убийство на почве расистских предубеждений не является отягчающим обстоятельством; где дети мигрантов в большинстве своем получают более низкие оценки в школах и где им запрещают говорить на родном языке; где беженцы пытаются устроиться на работу, но безуспешно.

Кроме того, Нидерланды все чаще появляются в газетных заголовках и новостных сводках, когда речь идет об ущемлении прав журналистов, а иногда – и, к сожалению, об их физической ликвидации. Только за последние месяцы был убит журналист П.де Фрис в Амстердаме, а дом блогера В.Груневелда был подожжен (при помощи коктейля Молотова!). Такие сообщения было бы привычнее читать про страну с самым махровым тоталитаризмом, государством на грани failed state, но никак не про Гаагу, где каждый депутат мнит себя поборником демократии во всем мире.

Проблем много. Но гайки продолжают закручиваться не на те болты. Вовсю идёт работа над законом «О транспарентности общественных организаций» — новым актом юридического регулирования деятельности НПО (а фактически – их финансового контроля).

Он направлен в первую очередь на ограничение их иностранного спонсирования. Вот бы им свой телеканал «Дождь»* с марафоном в поддержку запрета закона об иностранных агентах. Но такая демократия нидерландцам только снится.

Сейчас продвигаемый правительством юридический документ готовится к обсуждению во второй палате парламента. Закон настолько суров, что местные правозащитники (включая Amnesty International), видимо, памятуя о том, что некогда Гаага была одной из правочеловеческих столиц, направили в правительство письмо с просьбой пересмотреть очевидно репрессивный акт. Но едва ли это произойдет, ведь высшие чиновники намерены серьёзно ужесточить контроль за общественными организациями.

Никакие правозащитники и эксперты ООН Гааге не указ, ситуация усугубляется. С 2006 года Нидерланды «съехали» вниз на 5 пунктов в рейтинге индекса свободы человека. И, судя по всему, этот тренд продолжится.

Это не хорошо и не плохо. Это то, что не даёт государству право на морализаторство.

Оригинал

* российские власти считают иностранным агентом



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире