На глаза попалась вышедшая 8 сентября 2021 г. из-под кисти сотрудников Бюро по делам Европы и Евразии Госдепа США инфографика, посвящённая сравнительному анализу американского и российского законодательства об иностранных агентах.

Всё как мы любим. Старшая сестра методички — стратегичка.

Представлены положения Закона США 1938 г., и в тенденциозном ключе рассказывается о якобы репрессивном характере российского регулирования статуса иноагентов. В характерной для подобных некрологов здравого смысла манере искажённые факты незамысловато снабжаются оценочными суждениями, не имеющими ничего общего с понятием объективности и правовой материей.

Здесь полезно напомнить о предыстории возникновения собственно правового института иностранных агентов, а уж потом переходить к различиям в его американской и российской версиях. Принятый в 1938 г. в США закон FARA предназначался для противодействия попыткам фашистской Германии повлиять на принимаемые Вашингтоном политические решения, но с окончанием Второй мировой войны отменен так и не был. Впоследствии он пришёлся весьма кстати уже как инструмент борьбы с иностранными СМИ, чья повестка противоречит взглядам местного истеблишмента. Россия была вынуждена принять аналогичный по смыслу, но иной по содержанию закон в качестве ответной меры на объявление российских СМИ в США иноагентами и предъявление к ним необоснованно жестких требований.

Разница в том, что от драконовских мер, применяемых американцами, в России сознательно ушли.

Подробный анализ российского и американского законодательств в этой области был проведен профессионалами в сфере права из Московского государственного юридического университета имени О.Е.Кутафина, до которых сотрудникам Госдепа, как до звезды, и выложен в открытом доступе в виде таблицы.

Очередные попытки же госдеповских структур подтасовать реальность выглядят крайне некомпетентно. Вот несколько аргументов.

Так, в отличие от США, где иноагентом может стать реально любое юридическое или физическое лицо, в России этим статусом наделяются некоммерческие организации, общественные объединения, иностранные СМИ, а также те информационные ресурсы и юрлица, которые созданы для распространения материалов СМИ-иноагентов на территории России. К иноагентам могут также быть причислены физические лица, принимающие участие в аналогичной деятельности.

Заявления о том, что якобы любой, кто получает финансирование из иностранного источника, может быть объявлен иноагентом, являются инсинуацией. Источник средств – не единственный критерий. Их, как минимум, два: получение денежных средств и иного имущества от иностранных источников, а также участие в создании и распространении для неограниченного круга лиц печатных, аудио-, аудиовизуальных и иных сообщений и материалов. Всё это, кстати, в частности, прописано в законе «О СМИ».

Госдеповские партнеры вменяют в вину российской стороне, что выявление иноагентов происходит без согласия последних. Какие моралисты, скажите на милость.

Как вы думаете, а в США в аналогичных случаях кто-то спрашивает мнение попавших под подозрение организаций и юрлиц?

В случае несогласия фигурантов с решением о признании иноагентом в обеих странах единственным путем обжалования является судебный. При этом Госдеп подчёркивает, что в России решение о признании иноагентом «можно обжаловать, но шансы на успех невелики» .

Да и кто бы говорил!

В то время как британской «Би-би-си», немецкой «Дойче велле» и катарской «Аль-Джазире» регистрация в американском Минюсте не требуется, несмотря на получаемое ими государственное финансирование из юрисдикций их постоянной прописки, работа российских СМИ в США просто заблокирована в связи с законом FARA.

То же самое можно сказать о неубедительных попытках сравнения обязанностей иноагентов в России и США.

Получение статуса иноагента в США можно сопоставить разве что с постановкой судимого-рецидивиста на учет в полиции.

Помимо регулярного предоставления подробных сведений обо всех контактах и темах обсуждения с местными чиновниками они должны в течение 48 часов отправлять в Минюст США копии всех информационных материалов, которые предназначаются для ознакомления двумя и более лицами. Эта процедура в материале госдеповского института названа «минимальные требования к маркировке и раскрытию необходимой информации». В России, в отличие от родины иноагентства, им предписано предоставлять установленные законом сведения не чаще одного раза в квартал. СМИ-иноагенты, подчеркиваю, никак не поражены в своих профессиональных правах, если выполняют упомянутые предписания добросовестно, им открыты двери всех ведомств и пресс-мероприятий, нет отказов в аккредитации и ответах на их запросы.

Что же касается американских реалий, то сотрудники «РТ» и «Спутника» могут рассказать много интересного о вызовах на допросы, пристрастных досмотрах на таможне, подходах сотрудников спецслужб, примерах психологического прессинга со стороны правоохранительных органов в отношении журналистов и членов их семей.

Слушаю я стенания некоторых наших деятелей с призывами об изменении закона или его отмене. Наверное, многие искренне не понимают, что происходит, или хотят быть в тренде.

Поэтому два тезиса им в помощь.

1. Отмены закона об инагентах никакой не будет. Ибо если его отменят, у западных партнёров будет полное ощущение безнаказанности как в давлении на российские СМИ за рубежом, так и в участии в политической жизни через своих агентов влияния на территории нашей страны.

2. Лучшее очень часто враг хорошего или, как в данном случае, даже не очень хорошего.

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире