06:57 , 28 января 2013

Акция ЛГБТ против закона о запрете пропаганды гомосексуализма у ГосДумы 25 января

В пятницу, 25 января, я ходил к ГосДуме поддержать так называемые «сексуальные меньшинства», ЛГБТ, и их борьбу против принятия очередного подлого закона, на этот раз о запрете пропаганды гомосексуализма. Уже не в первый раз. Я был на том же месте, у ГосДуры, 19 декабря 2012 — на первом «Дне поцелуев», как ЛГБТ-активисты назвали свою акцию. Тот день я подробно описал.

Я приходил и во вторник 22 января, но не уследив за изменением времени акции, пришёл к 13:00, и, естественно, никого не застал. Но в Тверском ОВД нашёл избитых Сергея Губанова, Евгения Ясина и других журналистов и активистов. Они мне рассказали, что происходило, как их долго, минут 15-20 избивали называющие себя православными агрессивные фанатики.

Так что, разумеется, я не мог не прийти в пятницу, когда ожидалось очередное нападение религиозных экстремистов на пикеты противников гомофобного закона.

Выходя из метро, я встретил на эскалаторе Елену Малько и Олю Курачёву. С ними дошёл до Георгиевского переулка. Мы опоздали минут на 15, так что весь первоначальный экшн я пропустил — толкотню пикетчиков с гомофобами в масках. Когда мы подбежали, ЛГБТ-активистов и их группу поддержки как раз начали задерживать. Полицейские хватали людей и вели в автозак.

Православнутые — группа из 2-3 десятков молодых людей с лицами, закрытыми шарфами и масками — кричали «Слава ОМОНу», «Москва — не Содом», оскорбляли задерживаемых, пытались их толкать и бить из-за спин задерживающих ментов. А я наблюдал всё это, стоя на ступеньках, рядом с беснующимися фанатиками. Один из них, самый старший, напал на Евгения Ясина, которого как раз тащили мимо. Активиста увели в автозак, а старик начал доказывать окружающим, в основном мне, что это на него напал пикетчик. Я с ним поспорил.

После этого стоявшие рядом гомофобы заметили меня, и мою белую ленту. Смекнули, что к чему. Окружили. Начались вопросы и расспросы. Я спокойно и терпеливо отвечал, громко объясняя, что я пришёл поддержать борющихся за свои права ЛГБТ.

Это были явно не националисты: те ни за что не стали бы кричать «Слава ОМОНу». Я знаю. Я с националистами не раз в автозаки попадал и в ОВД сидел, после акций оппозиции, особенно в декабре 2011. Не такие они. Не верю.

А эти, православнутые — особый вид неадекватов. Да, они неумело косили под националистов, скрывая лица, одевшись спортивно. Но большинство было соратниками Дмитрия Цорионова-Энтео, известного главаря агрессивной псевдоправославной молодёжи. Лица двоих-троих я точно узнал по прежним акциям, 22 января и 19 декабря.

Среди них выделялся один толстенный бородач, ярко выраженного православнутого вида, один из вожаков своры. В потасовке перед этим он участвовал, бил ЛГБТ и командовал остальными фанатиками. Но после драки он единственный был подчёркнуто мирным, вёл себя со мной крайне корректно, мы спорили, но очень вежливо. Он расспрашивал меня о моей позиции, и почти не пытался переубедить, видя, что это бесполезно. Потом он даже пытался меня защищать, говорил своим что я не гей, а только заблуждаюсь. Хотя его не слушали, предпочитая выкрикивать мне всякие гадости. Атмосфера стала накаляться.

Я прекрасно видел, что православным активистам хочется выплеснуть агрессию, и ещё кого-нибудь избить. А из их противников оставался только я один.

Они стали мне угрожать. Всей стаей. А один, самый агрессивный, схватился за мою белую ленту на груди, пытаясь сорвать его. Тщетно. Я не дал, скинул его руку, и назвал собакой женского рода. Он было напрягся, взволновался. Я смотрел ему прямо в глаза, на расстоянии удара, и видел, что он хочет напасть, прямо-таки жаждет врезать мне по лицу. Точь-в-точь как бродячая собака, чувствующая поддержку своей стаи позади. И я был готов к этому.

Он ещё поугрожал мне, поворчал, но тихо, — а затем неожиданно быстро стушевался и отступил за спины своих товарищей, которые продолжали мне кричать издали, со ступенек — угрожали, обзывали, оскорбляли, и явно хотели побить. Но так и не решились.

Я на весь переулок им отвечал, объясняя, какие они мракобесы и неадекваты. Так и стоял: с одной стороны они, с другой — полиция. И я один — посередине, зажатый между депутатскими автомобилями.

Но вскоре ко мне подошли два парня, пожали руки — и встали рядом, приняв на себя часть нападок, тоже высказываясь в поддержку протестующих против закона ЛГБТ. Так мы стояли, втроём против всех, пока полиция не принялась вытеснять православнутых со ступенек. На этом акция и закончилась.

Я вышел в переулок, постоял там с журналистами, пока не стали вытеснять и нас. На Тверской мы ещё некоторое время постояли — я и православные активисты напротив. Поспорили. Наконец они ушли. Я ответил на вопрос корреспондента Deutche Welle — и тут один православнутый влез в кадр, а когда немец попросил его не мешать, напал на корреспондента, пытаясь помешать съёмке.

Журналист отстоял камеру, а я встал между ними, готовый защищать европейскую прессу. Но активист не стал продолжать конфликт и ушёл.

А я отправился в Тверское ОВД. Там уже собрались свидетели, журналисты и активисты. Начали выводить задержанных, переписывать их данные, отбирая паспорта, и уводя в недра отделения. Я ушёл только когда увели всех.

Теперь жду следующего, второго чтения. Опять приду вместе с ЛГБТ к ГосДуме, поддержать их протест против нового подлого закона, защитить их от агрессии религиозных фанатиков, готовых избивать всех несогласных с их средневековыми мракобесными воззрениями.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире