Как только я узнал (из интернета), что 11 июня будут рассматривать скандальный законопроект о запрете пропаганды нетрадиционных сексуальных отношений, то сразу решил прийти к зданию нашего парламента, чтобы выразить свой протест, и главное — помочь протестовать ЛГБТ, зная, что на них непременно будут нападать агрессивные неадекватные фанатики, называющие себя православными, под руководством Дмитрия Цорионова-Энтео. Точно так же я приходил 19 декабря прошлого и в январе этого года, о чём уже писал.

Так что во вторник 11-го я, немного припозднившись, в 12:15 прибежал в Георгиевский переулок. Ещё на выходе из метро я увидел на Дмитровке, перед ОМОНом, перекрывшим проход к переднему входу в ГД РФ, толпу из 3-4 десятков агрессивной молодёжи, настроенную явно гомофобно, и ждущую только сигнала к атаке. Когда же я вбежал в переулок, то сразу услышал характерный шум и крики «Москва не Содом». Там уже вовсю шёл очередной уличный бой противников и сторонников закона.

У заднего входа в ГД я сперва застал Ильдара Дадина, активиста оппозиции, такого же как я гетеросексуала, пришедшего поддержать ЛГБТ и их борьбу за свои права против закона. Ильдар уже лежал на асфальте, его топтали сотрудники 2-го оперполка, схватив за руки и ноги. Я подбежал, начал снимать видео, и проводил Ильдара до автозака: он успел рассказать мне, что пытался обратить внимание полиции на нарушителей, нападавших на мирных протестующих, и за это его задержали, первым.

Вернувшись, я нашёл группу ЛГБТ-активистов, сцепившихся вместе небольшой цепочкой, в окружении полицейских. Те толкали сцепку протестующих вбок, в сторону автозака. Типичная позиционная война, тактика выдавливания, в точности как на Триумфальной прежде. За полицейскими стояла толпа в несколько десятков шумных молодых людей, оравших на ЛГБТ, всячески оскорблявших их и скандировавших неприличные лозунги.

Я пошёл перед ЛГБТ, снимая на видео, как их толкают полицейские. Меня тоже толкали. Когда мы дошли до автозака, протестовавших принялись заталкивать туда — и меня вместе с ними, о чём я успел догадаться, но всё-таки не ожидал, ибо непосредственного участия в акции всё-таки не принимал. Так я впервые в жизни оказался задержан с активистами ЛГБТ. Начался длинный напряжённый день противостояния с гомофобами.

Уже из автозака я наблюдал, снимая, как неумело и грубо втаскивали Лену Костюченко и Сергея Губанова, как Рейда кричала в окно, яростно и красиво, страстно споря с «православными» активистами. ЛГБТ не сдавались, и протестовали даже в автозаке, не собираясь замолкать, так что противостояние продолжалось через окна. Мы все скандировали, в ответ их кричалкам — «Москва не Иран».

В результате, набив автозак полностью, так, что даже не осталось места самим полицейским, они прекратили задержания, и мы тронулись в сторону Тверского ОВД. Было очень жарко, с меня градом катился пот. Пришлось вытереться занавеской. И тут меня поразило заботливое отношение ЛГБТ: они передали мне салфетки, объяснив, что «тут же ещё людей будут возить задержанных, им вонять будет, неприятно». Обычно в оппозиции к автозакам, камерам и прочим средствам ограничения свободы относятся крайне плохо и небрежно.

Несмотря на жару, полицейские попытались закрыть нам окна, но Рейда попросту не дала им этого сделать. Окна мы отстояли, оба, от всех посягательств.

Вскорости нас привезли к Тверскому ОВД. Автозак припарковали прямо перед Советом Федерации. Там мы увидели Машу Баронову, радостно её поприветствовав. Приятно было увиеть такую поддержку. Любопытно то, что с нами был один «православный», сидевший тихо, очень тихо. Но ему не повезло: напротив него сел известный гей-активист Сергей «Адик» Губанов, и вскоре Адик узнал в нём нападавшего, сломавшего ему, Адику, челюсть когда-то, не так давно, зимой. Мы объяснили ситуацию командиру команды оперполка, после чего опознанного «православного выпустили первым, и повели в ОВД.

Но я сразу сообразил, что его могут просто отпустить, и попросил Рейду и остальных у окна крикнуть Бароновой, чтобы она проследила за этим типом. Увы, я оказался полностью прав: его довели до входа в ОВД — и отпустили. И он просто пошёл вперёд по Дмитровке, к метро. Мы заорали из автозака «Держи его», Баронова кинулась за ним, а мы принялись ругать полицейских, отпустивших задержанного, ещё и подозреваемого по уголовному делу. Такого беспредела со стороны полиции я ещё не видел, за все годы оппозиционной активности. Тут мы тронулись.

Губанов хотел выйти, и идти в Тверское ОВД, и один мент снаружи даже разрешил это, но почему-то сотрудники оперполка не выпустили Сергея, и мы уехали в другое ОВД: видимо, Тверское от нас отказалось. Мне позвонил Бейлинсон из ovdinfo, спросил имена и фамилии задержанных. 26 нас оказалось, плюс трое в другом автозаке (Ильдар Дадин, Ольга Мазурова). Некоторые впервые были задержаны.

Приехали в Басманное. В общем, в автозаке мы провели больше часа, прежде, чем нас завели в актовый зал ОВД. Туда нам быстро передали воду, еду, много еды. Я не ожидал подобного изобилия: оказалось, ЛГБТ кормят своих задержанных лучше, чем другие оппозиционеры. Лене Костюченко постоянно звонили, и пресса, и друзья, сочувствующие, она от мобильного не отходила. Несовершеннолетнюю девушку увели, посадив отдельно, в ожидании приезда её отца с работы.

Сотрудники Басманного ОВД работали медленно, оформлять начали не сразу, долго готовили фабулу для протокола о правонарушении. Так что нам пришлось сидеть в ОВД более 3 часов. Но скучно не было. Отнюдь. Во-первых, мы смотрели пачки фотографий с сайта loveislegal.ru, снимки ЛГБТ и сочувствующих, всех, высказавшись против закона.Во-вторых, читали. Одна девушка читала «Игру престолов». На английском! Я обрадовался такой редкости. Другая рисовала, очень красивые рисунки в стиле анимэ. Третья читала Гессе. А у парня из Петербурга был с собой том Вильгельма Райха. В общем, общество потрясающее, высококультурное. Я был очень рад сидеть с такими развитыми людьми. Огромное удовольствие получил.

Полицейские вели себя в целом неплохо, нормально. Как обычно, завязалась дискуссия. Командир оперполковых в ответ на критику даже объяснял, с некоторой обидой в голосе, что они защитили ЛГБТ, спасли протестующих от гнева «православных» сторонников закона. «Если бы не мы, чтобы с вами там было?», — вопрошал он.

Но в ответ на бурное недоумение несправедливо задержанных «А почему же вы не обеспечили порядок, не задержали нападавших, кидавших яйца, бивших и оскорблявших? Почему мы в ОВД, а не они? «, он ответил, что не мог этого сделать. И не может объяснить, почему. Бедняга, припёрли его к стенке. Но всё было понятно и так, не в первый раз уже полиция настолько избирательна, задерживая мирных ЛГБТ, и не трогая агрессивных псевдорелигиозных мракобесов.

В процессе всего этого сидения и разговоров мы узнали, что закон принят во втором чтении, и на 17:00 назначено третье. Сразу решили ехать обратно, протестовать дальше, как только освободимся. Нам всем выписали стандартные протоколы, из ОВД мы вышли примерно в половине пятого, и сразу отправились обратно к ГД, где закон рассматривали в третьем чтении.

Прибыли на место в 17:10. Вошли в Георгиевский со стороны Дмитровки. Я шёл первым, неся коробку с фотографиями, которые планировалось передать в парламент, у входа в который дежурили остатки гомофобов, немного, десяток, не больше. Теперь нас оказалось столько же, но в основном девушки. Как только фанатики нас увидели, пошли навстречу. Началась вторая битва этого дня.

Первым подбежал бородатый патлатый старик, известный ЛГБТ-активистам как «православный гном». Тот самый, с которым я сталкивался зимой, описав его, как хоругвеносца, ибо он на них похож, бородой и поведением, хотя, вроде бы, не из них. На этот раз он оказался смелее, и сразу напал на меня.

Я-то сразу разгадал его намерения, он шёл прямо на меня, поэтому я успел увернуться в сторону. Но полноценно защищаться не мог, ведь обе руки были заняты злосчастной коробкой. Очень неудобное, некомфортное положение, знаете ли, когда нет возможности защититься руками. Он пытался её, коробку, порвать и выхватить. Но так и не смог. Повалил меня на капот депутатской машины. Девушка из «православных» швырнула в меня яйцом. Я рефлекторно уклонился, и она промазала. Потом она промахнётся по мне ещё дважды.

Наконец, сзади подоспели ЛГБТ, и отогнали его, он отцепился и отстал. Потом он ещё раз кидался на меня, пнул, попав по правой ноге. Не больно, но гнусно, грязным ботинком. Мне очень хотелось ответить ему адекватно, но я сдержался, не поддался на провокацию, понимая, что её снимут на видео, и используют против, а полиция наверняка задержит. С этими «православными» можно встречаться только один на один в безлюдном месте, без камер и свидетелей: только тогда есть шанс ответить достойной самообороной. Впрочем, этого старика, самого буйного, не раз порывавшегося напасть, менты всё же схватили, и просто держали, не задерживая, а удерживая.

Я же донёс коробку до входа, моментально сдал её кому-то, и, с облегчением освободив наконец руки, встал рядом с протестующими, на их защиту. Они выстроились на том же месте, где и в 12:00: сбоку от входа, под надписью «Государственная Дума». Сторонники закона, будучи в меньшинстве, были гораздо трусливее, чем днём: их основная масса стояла за полицейскими, и ругалась с ЛГБТ. Пара с камерами встали перед, вместе с прессой, и неумело троллили ,споря с протестующими. А двое — Энтео и его жена — ходили сзади и кидали яйца.

Я пытался им помешать, но силу применять не мог ни в коем случае, справедливо опасаясь повторного задержания. Но полицейские отчего-то никак не хотели вмешиваться. Они задержали только одну яйцеметку, ту самую, кидавшую в меня. Есипенко её фамилия, узнали мы потом в ОВД.

В результате Энтео с женой несколько раз подходили к ЛГБТ, бросая в них яйца. Протестующие стояли неподвижно, под этим обстрелом. Смело. Молодцы, твёрдые, несгибаемые люди. Я стоял рядом, охраняя их. Но к ним, прямо под обстрел, становиться я не стал. Не захотел. В конце концов, протестуют они, ЛГБТ. Это их протест, и они идут до конца. Я же, скромный гетеросексуал, всего только помогаю им, пытаясь защитить. Но от яиц я их охранить не смог, сколько ни пытался, скованный присутствием полиции.

Энтео и ко мне подходил: узнав, что я очень не люблю яйцемётов, он сразу грубо предложил мне отойти в сторонку, чтобы побить меня. А его товарищ с радостью присоединился: «Давай, пойдём». Начались угрозы и запугивание. Я, естественно, отказал им обоим, на что они пообещали поймать меня потом: «Ты только никуда не уходи, не убегай», попросил сотоварищ Энтео.

Жена Энтео нервничала, истерила, кричала на протестующих, рвалась на них, прямо через полицейское оцепление. Менты её сдержали. Но кидала яйца она очень плохо, и в итоге попала прямо в капитана полиции. Тот рассвирепел, вызвал подкрепление — но так и не задержал её, хотя я ему неоднократно указывал на неё. «Вы мне будете указания давать?», — огрызнулся он на меня.

Нет, конечно, не буду. Кто я такой, чтобы указывать полиции, что ей делать? Я всего лишь обращаю её внимание на нарушения закона и нарушителей.

Наконец, осознав реальную возможность задержания, Энтео испугался, и куда-то увёл свою девушку, тихо уговаривая её успокоиться. Остальные гомофобы в это время пытались успокоить ментов, отвлекая их и уговаривая не задерживать, приговаривая «Мы же за вас молимся». Отвратительная сцена. И ведь полицейские слушали всё это!

В итоге 2-й оперполк опять задержали трёх протестующих активистов ЛГБТ: Лену Костюченко, Рейду и ещё одну. Их отвели в тот же автозак, что и православную яйцемётку, и увезли всех четверых к Тверскому ОВД. Гомофобы собрались вместе, и пошли следом. А я пошёл за ними, к ОВД, на тот случай, если они туда придут, и продолжат нападения, готовый драться. Я был внимателен и насторожен. Как на войне.

Но около ОВД никого не оказалось. Только автозак. «Православные» вот так запросто взяли и бросили свою девушку на произвол судьбы. Потом выяснилось, что они свернули в другую сторону, и вернулись к арке входа в Георгиевский с Тверской, чтобы дождаться нас и побить. Это им важнее, чем судьба задержанного товарища.

Я заскочил в ОВД, и очень вовремя, застав там офицера, который как раз звонил кому-то с просьбой отправить задержанных в другое ОВД, мол, у них в Тверском места нет совсем. Известная практика. Активистов вывели, и опять в автозак. И снова в Басманное. Мы поехали следом, на метро. Минут через 15 после нас к ОВД приехали двое «православных» гомофобов, за своей соратницей Есипенко. Они её дождались, ведь её первую отпустили. Потом они стояли у метро «Бауманская», и писали в интернете, что ждут нас, дабы побить.

Мы дождались наших. Приехали другие ЛГБТ, поддержать, в том числе Губанов. Пока ждали, я написал заявление на «православную» активистку, кидавшую в меня яйца. Не люблю такую агрессию, поэтому решил использовать шанс, вдруг делу дадут ход, и её накажут. Задержанные ЛГБТ тоже написали 2 заявления. Между делом мы встретили в ОВД расстроенную девушку Ксению, банально и нагло ограбленную цыганами. Впрочем, её грустную, но весьма поучительную историю расскажу в другой раз, попозже.

После освобождения у нас осталось немало еды, и на лужайке, прямо напротив Басманного ОВД, мы устроили импровизированный пикник. Вода ,еда и свобода — что ещё нужно для счастья? Вот так тихо и мирно закончился тот долгий утомительный и напряжённый день. Я впервые так близко познакомился с ЛГБТ-активистами. И мне понравилось! Очень хорошие люди — добрые, весёлые, позитивные, творческие. С большими сердцами, и железной волей, очень сильные духом. Невероятно сильные. Теперь я понимаю, почему. Они рассказали мне, как теряли близких, друзей и подруг, которых убивали на улицах гомофобы и просто гопники. Они нежно заботятся о детях ЛГБТ, так называемых «детях-404». В общем, поразительные люди. Лучшие люди страны! И не унывающие, несмотря ни на что.

Когда мы прочитали в интернете, что их ждут гомофобы у метро, стали думать, что делать. Я сбегал на разведку, оценить численность противника. Заметил только троих, хотя оббегал всё метро, но и те ушли, когда я возвращался. А когда вернулся, все дружно отругали меня за безрассудство. Оказывается, у них, на их войне, свои правила, и в одиночку они не ходят. Я-то не знал, не привык к таким жёстким правилам военных действий. Ушли мы тоже вместе, по правилам, на всякий случай.

Теперь я надеюсь продолжить все приятные знакомства в фейсбуке. Наверное, ещё увидимся на следующих акциях, о которых я тоже обязательно напишу.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире