12:24 , 15 июня 2010

«От Рафаэля до Гойи». Шедевры из коллекции Музея изобразительных искусств города Будапешт



Т.ОЛЕВСКИЙ: Хвост очереди в кассы Пушкинского музея по-прежнему теряется где-то в переулке. Коллекция из Будапешта представляет ретроспективу европейского искусства, все великие мастера и классические школы под одной крышей. Для новичков – возможность увидеть сразу 6 веков самых лучших эталонных работ. Искушенный зритель, не спеша распробует то, о чем, возможно, лишь слышал или читал в справочниках. «Пропустить гастроли венгерской коллекции нельзя, хотя бы ради Рафаэля», — восторженно рассказала Карина. Она – будущий режиссер, и попыталась оценить развеску так, будто бы ей пришлось делать передачу.

СЛУШАТЕЛЬ: Это великолепно, что привезли работы Рафаэля. Просто глядя на картину, сразу бросается в глаза какая-то энергия безумная, которая из тех времен. И яркие краски, которые сохранились, сочные краски, взгляд человека на портрете. Ну, самое какое-то отношение к Рафаэлю уже приводит в восторг. Я только что вошла в музей и увидела. Пока это первая картина, к которой я подошла и посмотрела. Мне кажется, привези эту картину в деревню к дедушке, она будет так же производить впечатление и фурор. Поэтому не важно, где и когда. Конечно, Пушкинский музей – достойное место. Такие великие мастера приехали. Я думаю, что все работники не одну ночь думали над тем, как их здесь расположить.

Т.ОЛЕВСКИЙ: Удивительно: возле Марии Магдалины Эль Греко, так явственно помнящей о бренности мира, никто не обмолвился лишним словом. В этом углу властвует свет таинства. Другое абсолютно незамусоренное, чистое письмо Рибера и Сурбарана в испанском уголке поразило Викторию.

СЛУШАТЕЛЬ: Распятие Андрея Первозванного, первого апостола Христа. И там он еще читает Евангелие, уже вдали маячит его судьба в виде этого креста. Конечно, картина великая. Был Иосиф Аримафейский, у которого была богатая гробница согласно Нового завета, вот, тело Христа в пелену и в это роскошное это самое. А потом, когда придут в другой раз, уже этого ничего не будет. Обращает внимание на выражение лиц только одна характеризующая – взгляд.

Т.ОЛЕВСКИЙ: Другое дело, Джентилески. Его Саломея вовсе не писаная красавица – обычная вероломная мещанка, не в состоянии понять, кого убили по ее прихоти. Больше чем библейская история, веками длящаяся социальная трагедия, объяснил экскурсовод Константин.

СЛУШАТЕЛЬ: Прекрасно на выставке приживается картина, которая изображает поднесение головы Иоанна Крестителя Саломее. Выполнена она довольно необычно в том плане, что Саломея тут предстоит в таком образе торговки какой-то. Вовсе не в том образе, в котором мы привыкли ее представлять. Картина интересная.

Т.ОЛЕВСКИЙ: Публика возле некоторых полотен, как не часто такое бывает, рассуждает и даже вступает в споры. Один такой я подслушал возле автора «Дунайской школы» Альбрехта Альтдорфера. Его «Распятие» собирает толпы зрителей.

СЛУШАТЕЛЬ: Если бы это была икона, наверное, по нашему восприятию фон был бы не золотым. И воспринимаем мы совершенно по-другому. Мне кажется, все-таки, эта картина – для храма написанная вещь. Она с каноном написанная и сюжет у нее определенный. И это не принцип картины. Сложная композиция многофигурная. Она, по всей вероятности, имеет определенное место в храме. Все цвета у них символичные. Но это, конечно, не из православного храма, поэтому в таком плане это сравнивать нельзя. Хотя, по сути, и сюжет – он перекликается с православным. Вот это-то как раз и навеяло мысли на то, что это картина. Тщательная проработка этих лиц мелкая, для рассматривания вблизи. На картине очень много героев. Ну, это понятный же сюжет – распятие. В тот момент когда Христос на кресте, Мария тут без чувств. И толпа, которая кричала «Распни!», вот, она смотрит на страдания Христа.

Т.ОЛЕВСКИЙ: Пожелав мысленно удачи «Водоноске» Эль Греко, чей тонкий стан не гнется под грузом для сарагосских повстанцев, мысленно переносишься совсем в другое время. Что важнее, личность героя или мастерство художника, поразмышляла пораженная портретом кисти Рубенса художник Полина.

СЛУШАТЕЛЬ: Это вечный вопрос о единстве формы и содержания. И мастерство автора помогает узнать человека. А человек помогает автору. Все-таки, Рубенс по цвету очень красиво. Дюрера «Портрет юноши» в большом зале. Удивительная дисциплина, собранность и в то же время свободное дыхание тела и кожи.

Т.ОЛЕВСКИЙ: А малые голландцы устроили настоящую вакханалию. Там же, как будто насмехаясь над классическими сюжетами, Ян Стен и его «Кошачье семейство». Глубже, чем просто сатира, решила менеджер Светлана.

СЛУШАТЕЛЬ: Очень живо, очень с юмором. Ворона из носика вино пьет, посмотрите. Клювиком прямо. Я не думаю, что это связано с семьей. Просто жанровая сценка из быта того времени.

Т.ОЛЕВСКИЙ: Нынешний информационный век играет злую шутку с публикой. Стать известным художником стало просто, но лишь время отбирает действительно великие творения, порой стирая имена их создателей. Вот такая история с портретом римского нахала, восторженно поведала Наталья.

СЛУШАТЕЛЬ: Обратите внимание, как прописана парча, как блестит. А теперь посмотрите, как блестит бархат на плечах. А теперь смотрите, как прописаны цветы. То есть вот эта прозрачность. А неизвестный живописец. А где вы еще можете увидеть неизвестного живописца, как только не в Будапештском музее. Вот такими шедеврами и идет простой народ, неизвестный, но великий. То есть, наверняка, искусствоведы мучаются вопросом «Кто это? Кто смог?» Скорее всего, кто-то великий, то есть у него уже не одно произведение, а, наверное, их много. Прикосновение к загадке.

Т.ОЛЕВСКИЙ: Обязательный сюжет любого голландского станковиста. Мадонна с младенцем показалась студенту Петру слишком уж обычным по форме, но таким необходимым по сути.

СЛУШАТЕЛЬ: Сейчас отображение библейских тем довольно банально в том смысле, что оно очень часто используется многими художниками. Но особой энергии нет в таком. Это просто, как бы, конвенция. В то время, тем более, было это, библейские картины. Я думаю, это красит сегодняшнюю культуру, тем более в России, где долгое время религия была подавлена. Так что это, конечно, производит впечатление. Но что-то не очень оригинальное.

Т.ОЛЕВСКИЙ: Пожалуй, с ним не согласились бы многие. Но тем и хороша выставка в музее на Волхонке: каждый вынесет для себя что-то самое сокровенное.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире