Тема передачи «Музейные палаты» в субботу, 22 февраля – выставка «Сальвадор Дали. Магическое искусство» в Манеже.

Гость передачи – председатель правления культурно-исторического фонда «Связь времен», директор Музея Фаберже Владимир Воронченко.  

 

 

Ну, насчет «магического» – это не кураторы выставки придумали, это сам Дали свои опусы так поименовал. Даже выпустил книжку «50 секретов магического искусства» – впрочем, было это отнюдь не на старте его, как говорится, творческой деятельности, а много позже, в 1948 году. Вообще по части формулировок, да и самопиара в целом он был дока. 

 

«В шесть лет я хотел быть Наполеоном – и не стал им. В пятнадцать лет я хотел быть Дали – и стал им. В двадцать пять лет я хотел стать самым обсуждаемым в мире художником – и добился этого» – это тоже из той самой книги. Вот и посмотрим немного на биографию автора – и на саму манежную выставку.

Сальвадор Доминго Фелипе Хасинто Дали и Доменек (Salvador Domingo Felipe Jacinto Dalí i Domènech) – так его полное имя выглядит по-испански. Впрочем, родился художник в Каталонии, да и сам себя считал каталонцем – так что стоит, возможно, писать его в каталонском варианте: Salvador Domènec Felip Jacint Dalí i Domènech (младшая сестра Дали Ана Мария так та вообще писала книги не на испанском, а именно на каталонском языке).

Появился на свет наш мальчик в семье, что называется, приличной и обеспеченной (только вот насчет древней аристократии тут не надо – титул маркиза Дали де Пуболь художник получил только в 1982 году, указом короля Хуана Карлоса). Увлекался изобразительным искусством с детства, в чем его поддерживала мать. Увлекался первоначально и манерой уже выходивших из моды импрессионистов (как их влияние отражалось в тогдашней Испании, мы совсем недавно могли видеть на прошедшей в Музее русского импрессионизма выставке «Испанский импрессионизм») – и вот что из этого получалось. 

 

Что на этой выставке хорошо: не просто то, что работ много (в общей сложности около 180, и это не только – как бывает иной раз в подобных случаях – тиражная графика и тиражная же скульптура, но и много живописи). Хорошо, что подбирая работы (прежде всего в собрании фонда «Гала – Сальвадор Дали» в Фигерасе и Музее искусств королевы Софии в Мадриде) кураторы озаботились показом произведений самого разного времени.

И вот как раз из этих ранних, а-ля импрессионизм, работ очень хорошо видно, что колорист из Дали (в смысле тонкости нюансов и вообще колористической композиции как таковой) – ну просто-таки никакой. Вот еще юношеский автопортрет того же времени для полноты впечатлений. 

 

А вот с имитацией манеры пуантилистов выходило несколько лучше – как, к примеру, в этих «Купальщицах». Но отметим, что здесь начинает доминировать не цвет, а линия. 

 

Как бы то ни было, отступать от выбранного пути юный автор был не намерен. Он поступает в Мадриде в Королевскую академию изящных искусств Сан-Фернандо (там, по счастью, на вступительных испытаниях надо было предъявлять рисунок – а с этим у Дали, как мы скоро поймем, было как раз неплохо). 

 

И вот еще рисунок – «Мадридская сцена». Конечно, не для предъявления в академии, но уж очень хорош. 

 

Параллельно с учебой Дали осваивает и модные в то время европейские «измы» (большей частью известные ему все-таки лишь по журнальным публикациям, тогда как в самые ранние годы он был окружен прежде всего вполне академичными работами XIX века). Вот и кубизм, с все большей – очевидно, все же органичной для него – графичностью (между тем с Пикассо, Миро или Арпом он тогда еще лично не знаком). 


 

Вот и еще один – на этот раз кубистический – автопортрет. Углядели автора? 

 

Все-таки более органичной кажется для Дали этого периода манера, в которой написан портрет уже упомянутой сестры: отчетливая отсылка к академизму, локальный цвет, четкая моделировка объемов. Здесь, впрочем, некоторые склонны усматривать и влияние метафизики Джорджо де Кирико.

Портрет этот, кстати, был выставлен на первой персональной выставке Дали – она состоялась в Барселоне в галерее Dalmau. 

 

Где-то на этом этапе учеба Дали в академии прервалась – причем раз и навсегда. То ли его оттуда выгнали за конфликты с преподавателями, то ли сам он гордо удалился, заявив что-то вроде «чему вы тут меня можете научить?». В общем, началась уже не учеба, а профессиональная жизнь.

И – Париж, Париж. Сближение с кругом сюрреалистов (в противоположность тому, что некоторые думают, честь изобретения этого термина принадлежит отнюдь не Сальвадору Дали, и даже не Андре Бретону, написавшему «Манифест сюрреализма», а вовсе даже Гийому Аполлинеру). 

 

Это, между прочим, «Архитектонический «Анжелюс» Милле» (саму работу знаменитого «барбизонца» отыскать несложно, попробуйте сравнить оммаж с оригиналом).

А вот еще из этого периода «Призрачная повозка». 

 

И «Человек с головой, полной облаков». 

 

«Пейзаж с загадочными элементами» (и, отметим, с художником у мольберта). 


 

Вообще сотрудничество Дали с сюрреалистами организаторам выставки стоило бы, конечно, представить подробнее. Вскользь оно, разумеется, затронуто – представлены даже кадры из фильма «Андалузский пес» Бунюэля, к которому Дали также имел отношение. Однако куда большее внимание кураторы уделили вопросам личной жизни художника. 

 

Вот она, эта личная жизнь. Дама с русскими корнями и по имени Елена Дьяконова, а по прозвищу «Галà» (прозвище, вообще-то, не должно склоняться, а ударение в нем на второй слог – это то же, что в составных словах гала-представление, гала-концерт, а получила наша дама такое прозвище в силу, похоже, любви к светской жизни). Ее Дали увел у приятеля-сюрреалиста, а беглая жена оставила при этом покинутому мужу общую с ним дочь. За упрочение карьеры нового спутника жизни «Гала» взялась твердой рукой, так что Дали даже говорил: «Я понятия не имею, беден я или богат. Всем распоряжается жена» (ну, лукавил, конечно). 

 

В 1940 году чета перебирается в США – подальше от войны, – где застревает в результате на восемь лет. Дали, помимо живописи, немало работает для театра, в книжной иллюстрации, даже в ювелирном дизайне.

А вот его «Мягкий автопортрет с жареным беконом» – намек на американскую кухню. 

 

Начинается «атомно-мистический» период: здесь, понятно, ассоциации с политическими и военными событиями эпохи. Из этого времени на выставке – «Максимальная скорость мадонны Рафаэля» и «Ураново-атомная меланхолическая идиллия». 


 

А вот это уже возвращение в Европу. Порт-Льигат и «Пейзаж со знакомыми ангелами и рыбаками». 

 

О книжной иллюстрации стоит все же сказать подробнее. На выставку привезена очень заслуживающая внимания серия работ – иллюстрации к «Божественной комедии» Данте. 

 

Вот тут история совершенно особая. Дело в том, что речь шла о специальном издании, планировашемся к 700-летию со дня рождения итальянского поэта. Дали принялся за работу с энтузиазмом и выполнил 102 иллюстрации (работал два года). Но еще до собственно издания книги эти работы показали на выставке в Риме.

И началось: Как можно иллюстрирование нашего национального поэта доверять иностранцу! Да он хулиган! Это вообще порнография! На что тратятся государственные деньги!

Скандал достиг таких масштабов, что итальянский Институт печати расторг договор с художником. Издание книги не состоялось. А вот сами иллюстрации были через некоторое время выпущены отдельным альбомом – но уже во Франции. Нам в Москву привезли полную серию, и это действительно одна из лучших частей выставки. 











 


А теперь взглянем и на поздний период. В котором Дали нередко обращается к старым мастерам и даже цитирует их напрямую. Вот, к примеру, работа по мотивам «Инфанты» Веласкеса. 

 

«Копия с картины Рубенса, скопированной с картины Леонардо» (sic!). Похоже, не случайно здесь и столь «многослойная» рама. 


 

А вот это уже по мотивам статуи Микеланджело. 

 

Собственно, на этом можно было бы уже вести разговор к финалу. Но на выставке оказалась представлена еще и работа, Сальвадором Дали когда-то начатая, а законченная почти через полтора десятилетия после его ухода из жизни. 

 

Не буду долго томить: речь о мультипликационном фильме. Вернее, даже о том, что сегодня назвали бы видеоклипом. «Окартинить» на студии Диснея предполагалось популярную в 1940-х годах песню с названием Destino. Над эскизами Дали работал в 1946 году, и работал с большим энтузиазмом – впервые он предпринимал попытку «оживить» свои образы. Однако, несмотря на сделанную сотню рисунков, проект так и не был осуществлен. Завершить его решили в 2003 году – все на той же диснеевской студии. А годом позже фильм получил «Оскара» как лучшая анимационная короткометражка. 



 

Все это по 25 марта.

Выставка, надо сказать, оказалась популярной. В результате перед зданием Манежа очереди на вход. Так что если будет возможность, лучше идти не в выходные, а в будни – очередь тогда тоже есть, но меньше. 

 

Текст: Татьяна Пелипейко

Часть изображений любезно предоставлена организаторами.

 



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире