Тема передачи «Музейные палаты» в субботу, 29 июня – ситуация с Центральным музеем древнерусской культуры и искусства им. Андрея Рублева.

Гости передачи – ведущий научный сотрудник отдела научных исследований Музея им. Андрея Рублева Лилия Евсеева, историк древнерусского искусства, академик РАХ Алексей Лидов.

 


Конечно, приятней было бы поговорить о постоянной экспозиции музея или о регулярно открывающихся здесь временных выставках. Однако актуальнее оказывается проблема недвижимости – на пользование всеми строениями ансамбля Спасо-Андроникова монастыря претендует РПЦ. В части из них, между тем, размещена сейчас музейная экспозиция.

Стоит по этому поводу вспомнить немного истории.

Сам монастырь возник в середине XIV века. Хотя сейчас он почти в самом центре Москвы (километр с небольшим от Садового кольца), в то время это была местность достаточно удаленная. Монастырь был поставлен на высоком берегу Яузы к юго-востоку от Кремля, на пересечении  двух оживленных дорог – на восток (к Владимиру и далее Нижнему Новгороду) и на юг (к Коломне и Рязани). Именно южное направление представляло тогда опасность набегов, так что монастырь исполнял таким образом и сторожевую функцию.

 

Первое каменное здание – Спасский собор – появилось в монастыре в начале XV века, между 1410 и 1427 годами (отметим пока эту дату – она еще сыграет свою роль в судьбе монастырского ансамбля в ХХ столетии). Тогда же росписью собора занимался иконописец Андрей Рублев (фрагменты росписи в соборе сохранились).

 

Интересно, что каменная ограда возникла здесь только во второй половине XVII века, когда собственно сторожевой роли монастырь уже не играл. Правда, был активно включен в политическую жизнь – сюда не раз заточали нежелательных лиц (короткое время перед отправкой в Сибирь провел в монастыре и протопоп Аввакум).

 

Разумеется, монастырь с годами и столетиями менялся – что-то отстраивалось, что-то сносилось. Пострадал архитектурный ансамбль в 1812 году, во время нашествия французов. Но это не может идти в сравнение с тем, что происходило в Спасо-Андрониковом в ХХ веке.

Монастырь был закрыт советской властью в 1918 году. На его территории в течение нескольких лет располагался один из концентрационных лагерей для политических противников новой власти. Далее – колония для беспризорников, позже – разнообразные учреждения вкупе с общежитиями. По ходу дела снесли колокольню, уничтожили монастырский некрополь. Древний Спасский собор лишился купола.

 

В 30-х годах вообще ставился вопрос о сносе всего монастыря. Но ситуация поменялась ближе к концу 40-х – то есть, по сути, в приближении запланированного на 1947 год празднования 800-летия Москвы. Выяснилось, что Спасский собор – самое старое из сохранившихся в столице строений. Вопрос о реставрации монастырского ансамбля поставила группа реставраторов во главе с Петром Барановским.

 

И получилось – в феврале 1947 года выходит постановление Совета министров СССР о создании в Андрониковом монастыре историко-архитектурного заповедника.

Началась реставрация – и одновременно с этим формирование фондов будущего музея. Стоит отметить, что все находившееся в монастыре до революции было вывезено и утрачено, впоследствии в него вернулись лишь две вещи – шитая пелена XV века и одна из древних рукописей, датируемая 1406 годом. Первые поступления в музейное собрание приходили из провинциальных краеведческих музеев, которым иконы и прочие церковные древности были не нужны, или из закрытых храмов. Уже в 1950 году открылась первая, еще неофициальная экспозиция.

Музей был формально открыт для посетителей в 1960 году. Тут опять помогла юбилейная дата – год был объявлен ЮНЕСКО годом празднования 600-летнего юбилея Андрея Рублева. Для публики открыли Спасский собор и выставочный корпус – тогда он располагался в бивших гаражах прихрамовой территории.  

Формирование музейного собрания продолжилось по  результатам экспедиций, за счет даров частных лиц, передачи произведений такими организациями, как таможня и органы внутренних дел. На сегодняшний день в фондах музея насчитывается более 13 тысяч «единиц хранения»: это иконы (их более четырех с половиной тысяч, включая произведения XIII-XIV веков), рукописные и старопечатные книги, фрагменты фресок, скульптура, археологические находки.

 

В 1985 году по инициативе работников музея у монастыря установили памятник Андрею Рублеву.

 

В 1991 году музей вошел в список объектов культурного наследия России. В 1998 году, после завершения очередного этапа архитектурной реставрации, музей смог значительно расширить экспозиционное пространство. Постоянная экспозиция (и небольшие временные выставки) разместились в здании церкви Архангела Михаила (XVII век).

 

Пространством для больших временных выставок стали бывшие трапезные палаты.

 

На плане монастырского комплекса два открытых для публики выставочных здания обозначены стрелками.

 

Между тем с 1989 года в Спасском соборе были возобновлены богослужения.

 

Казалось бы, сосуществование музея и церкви в этом пространстве идет вполне благополучно. Музей проводил выставки, лекции, научные конференции, издавал сборники научных трудов – в общем, работал как любой серьезный музей. В своей «Концепции развития» от 2017 года (утвержденной в Министерстве культуры) музей предлагал, расширив, с одной стороны, свои фондохранилища за счет соседних с монастырем и ныне неиспользуемых полуразрушенных зданий, создать непосредственно на монастырской территории и церковное древлехранилище.  

Но вот – сюрприз: церковь захотела не соседства, а полного распоряжения всем монастырским комплексом. Что для музея означает выселение и практический подрыв всей его экспозиционной, реставрационной и научной деятельности.

Из новостей: недавно, 13 июня, состоялось заседание Комиссии по взаимодействию Русской православной церкви с музейным сообществом (ее сопредседатели: с музейной стороны – директор ГИМ Алексей Левыкин, с церковной – митрополит Тихон Шевкунов). Музей Рублева представил свои предложения – они предполагают передачу в пользование церкви части строений архитектурного комплекса при сохранении в нем и музейной деятельности.  

 

Решений по итогам заседания комиссии не принято. Церковь ставит вопрос о возрождении в Спасо-Андониковом монастырской жизни и размещении в отреставрированных строениях настоятеля и братии. Так что комиссия предложила музею и монастырю «продолжить диалог».

А пока диалог продолжается, стоит, наверно, поспешить в музей – вдруг эти ворота закроются для публики. 

 

Текст – Татьяна Пелипейко

Архивные фотографии – с сайта Музея им. Рублева

 



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире